Статья опубликована в № 4205 от 17.11.2016 под заголовком: Расширяют границы

Российские производители наращивают экспортные поставки

Этому способствуют сокращение локального авторынка, ослабление рубля и появление программ господдержки экспорта

В 2017 г. российский экспорт автомобилей может почти удвоиться до 110 000 машин, а в перспективе нескольких лет дойти вплоть до 300 000 шт. Такой прогноз был озвучен директором Российского экспортного центра (РЭЦ) Петром Фрадковым на конференции «Автоэволюция 2016». Похожие ожидания и у Минэкономразвития, которое прогнозирует увеличение экспортных поставок до 300 000 автомобилей к 2020 г. «Если мы сделаем хотя бы эти цифры в ближайшие несколько лет, я думаю, это будет серьезный прорыв», – комментирует Фрадков. Ориентация предприятий на экспорт – это не только доступ на внешний рынок как таковой, но и показатель конкурентоспособности продукции, подчеркивает он: «И это, мне кажется, лучший KPI импортозамещения, это лучший KPI инновационности, если хотите». Ведь создаваемая для экспорта продукция, соответствующая более жестким требованиям, поможет компаниям добиться большего и на домашнем рынке.

Что и куда везут

В последнее время меняется структура географии экспорта автомобилей из России, говорит Фрадков: «Падает доля так называемой комфортной зоны стран СНГ – и падает достаточно активно».

Основным экспортным рынком для российского автопрома остается Казахстан, но продажи автомобилей в этой стране сильно сократились. По итогам девяти месяцев 2016 г. на казахстанском рынке было продано 30 438 легковых машин – на 74% меньше, чем в январе – сентябре 2015 г., гласят данные «Автостата».

В начале года ситуация усложнилась из-за введения в этой стране утилизационного сбора на автомобили. Чтобы не терять рынок, российские автоконцерны изменили бизнес-стратегию – начали отказываться от поставок готовых машин в пользу машинокомплектов для местной сборки автомобилей. По этому пути уже пошел «АвтоВАЗ» (раньше в Казахстане выпускалась одна модель, теперь развертывается сборка почти всей модельной линейки Lada), до конца года наладит местную сборку УАЗ, в 2017 г. – группа ГАЗ, а «Камаз» в 2017 г. хочет увеличить долю машинокомплектов с текущих 50 до 80%, рассказывал гендиректор предприятия Сергей Когогин.

«Ни в коем случае нельзя умалять, конечно, важность наших партнеров по «Евразэс», по Евразийскому союзу, по странам СНГ, – замечает Фрадков. – Но если мы хотим системно поддерживать экспорт продолжительное время и его иметь, то, конечно, надо ориентироваться на растущие рынки: это Азиатско-Тихоокеанский регион, это страны АСЕАН, это Латинская Америка и многие другие регионы, страны Европы».

«Ближайший для нас рынок – европейский, он растет в долевом соотношении не так быстро – порядка 2,5%», – говорит коммерческий директор логистической компании «GEFCO Россия» Никита Пушкарев. Также остаются традиционно дружественные рынки – Африка, Индия, Китай, Латинская Америка, добавляет он.

Крупнейший российский производитель тяжелых грузовиков – «Камаз» – планирует поставить на экспорт в 2016 г. около 7000 машин, на уровне прошлого года. Но при этом структура экспорта в текущем году резко изменилась: если раньше на страны дальнего зарубежья приходилось около 30% экспорта «Камаза», то теперь – примерно 70%. Такую же пропорцию компания думает сохранить и в 2017 г., а общий экспорт может увеличиться на 10–15%.

«Безусловно, нужно сохранять лидирующие позиции в странах СНГ – Казахстане, на Украине, в Белоруссии. Затем – рынки азиатских стран, и мы на них заходим. Мы также приглядываемся к странам Дальнего и Среднего Востока, Северной Африки и Южной Америки», – говорил в октябрьском интервью «Ведомостям» гендиректор «Русских машин» (включает группу ГАЗ) Манфред Айбек. В некоторых странах будет создано сборочное производство совместно с партнерами, как уже организовано в Турции: «Отгружаем машинокомплекты и собираем машины на месте. Такой же подход предполагается для Ирана, Вьетнама, Кубы и Египта». По словам Айбека, доля экспорта в продажах LCV, например, в течение пяти лет может увеличиться вдвое с текущих 20%.

Цель у «АвтоВАЗа» – в течение пяти лет довести долю экспорта с текущих 10 до 20%, говорил в июньском интервью «Ведомостям» президент компании Николя Мор: «Хорошие перспективы и в странах Центральной Азии – Киргизии, Узбекистане и др. Мы также перезапускаемся в некоторых европейских странах, и мы верим в сильный потенциал стран Ближнего Востока и Африки».

УАЗ планирует увеличить в 2017 г. экспорт в 2–2,5 раза до 10 000 машин и машинокомплектов. «Традиционно основные рынки для бренда УАЗ – страны СНГ и ближайшего зарубежья, а также Вьетнам, Монголия, некоторые страны Латинской Америки, Куба, Никарагуа, – говорит представитель предприятия. – Но, учитывая широкий экспортный потенциал УАЗа, мы сейчас активно развиваем новые экспортные направления и уделяем большое внимание таким регионам, как Азия, в том числе Китай, Западная Африка и страны Ближнего Востока, расширению географии поставок в страны Латинской Америки».

Расширяют географию экспорта и иностранные автоконцерны, построившие автозаводы в России. Например, автомобили Hyundai, выпускаемые в Санкт-Петербурге, начали поставлять в Египет, Ливан, Тунис, Грузию. Volkswagen в этом году начал поставки автомобилей, выпускаемых в Калуге, в Мексику. Группа Nissan начала отгружать автомобили Datsun, производимые на мощностях «АвтоВАЗа», в Ливан.

Datsun может начать экспорт автомобилей, собранных в России, в африканские страны, рассказывал «Ведомостям» руководитель марки Datsun Винсент Кобе в конце сентября. «Увеличить число экспортных рынков возможно – это могут быть страны с правосторонним движением и схожими требованиями регуляторов, – говорил Кобе. – Например, в Африке – мы изучаем несколько стран, и в некоторые из них, кажется, экспорт начать вполне реально. Решение может быть принято в ближайшие месяцы».

Экспорт развивают и производители автокомпонентов. Калужский шинный завод Continental, например, в 2015 г. отправил за рубеж около 20% продукции, а в 2016 г. рассчитывает увеличить эту долю до 35–40%. «География достаточно широкая. Это в первую очередь, конечно, европейские рынки, – рассказывает гендиректор «Континентал Калуги» Георгий Ротов. – В этом году мы начали поставки в Китай на конвейер автопроизводителей, поставки на канадский рынок. И у нас есть дальнейшие планы по расширению этой составляющей». А китайская группа Fuyao Glass Industry, построившая завод по выпуску автомобильного стекла также в Калужской области, начала поставки в Испанию, Польшу и другие страны.

Помогают своим российским поставщикам и сами автопроизводители. К примеру, Ford, у которого в России СП с «Соллерсом», планирует в течение трех лет утроить экспорт российских автокомпонентов в Европу, говорил вице-президент по закупкам Ford Motor Company Хау Тай-Тэнг. Комплектующие понадобятся заводу Ford в Румынии, где осенью 2017 г. начнется сборка компактного кроссовера EcoSport. Французская Renault организует поставки сваренных и окрашенных кузовов, выпускаемых на «АвтоВАЗе», для производства автомобилей Logan в Алжире.

Почему задумались об экспорте

Одна из причин активизации экспорта – девальвация рубля, замечает Фрадков. Но прежде всего с помощью экспорта компании пытаются компенсировать сокращение российского рынка. «Если нет внутреннего спроса, нужно пользоваться спросом других рынков», – замечает Пушкарев.

С 2012 г., когда в нашей стране были зафиксированы рекордно высокие продажи автомобилей, рынок сократился вдвое (см. график). Чтобы избежать закрытия производства, компании снижали численность персонала, количество рабочих дней и смен, уходили на несколько дней, недель и даже месяцев в простой. Калужский завод грузовиков Volvo Group, к примеру, не работал в 2015 г. почти семь месяцев. А некоторые автоконцерны решили вовсе свернуть выпуск машин в России. Так, в 2015 г. был законсервирован завод General Motors в Санкт-Петербурге, а во Владивостоке было остановлено производство SsangYong и Toyota Land Cruiser Prado.

На фоне роста глобального рынка (+3% в первом полугодии 2016 г.) российский продолжает падать и по итогам года – по оптимистичному прогнозу, сократится на 10% до 1,35 млн автомобилей, т. е. до уровня 2003–2004 гг., приводит данные исполнительный директор «Автостата» Сергей Целиков. Главная причина – падение реальных доходов населения на фоне снижения цен на нефть.

Сильное удорожание евро и доллара спровоцировало рост цен на автомобили. Это касалось и машин отечественных брендов, в которых тоже есть импортные комплектующие, прежде всего нового поколения. И удорожание машин в ближайшей перспективе может продолжиться, прогнозирует Целиков. Ведь до этого автоконцерны, чтобы избежать еще большего падения продаж в России, сдерживали рост цен и еще не компенсировали изменение курса. С осени 2014 г. цены на автомобили в среднем выросли на 35%, а доллар подорожал почти вдвое.

Взяли на буксир...

Чтобы сдержать падение продаж на российском рынке, правительство запустило сразу несколько программ стимулирования спроса. Среди основных – обновление автопарка (субсидирование скидок на новые автомобили в обмен на сдачу старой машины в утилизацию или по схеме трейд-ин), льготное автокредитование (субсидирование части процентной ставки), льготный автолизинг (субсидирование части авансового платежа) и проч. В общей сложности в 2016 г. на поддержку спроса выделено более 50 млрд руб. По оценке Минпромторга, за счет мер господдержки в стране была продана половина автомобилей. «Меры, безусловно, дали возможность автопроизводителям, а вместе с ними и производителям узлов и агрегатов сохранить на экономически целесообразном уровне производство, пройти стрессовый участок», – подчеркивает замдиректора департамента автомобильной промышленности Минпромторга Павел Безрученко.

С этого года государство активизировало и экспортную поддержку автопрома. Была запущена программа по субсидированию части логистических расходов при наземной и морской транспортировке автомобилей, машинокомплектов и комплектующих, а также расходов на их адаптацию и сертификацию для зарубежных рынков.

Программа распространяется на поставки в 2016 г. – начиная с 1 января. Ее общая стоимость – 3,3 млрд руб. Государство компенсирует до 80% затрат на транспортировку сухопутным путем и 50% – морским, до 100% расходов по сертификации и адаптации. РЭЦ выступает агентом программы. По его оценке, на компенсацию логистических затрат пойдет большая часть выделенной суммы – 2,7 млрд руб. «Это позволит повысить конкурентоспособность по цене. В России огромные территории, и транспортные расходы при вывозе продукции могут быть очень большими. Если транспортировка добавляет от $500 до $1000 к стоимости одной машины, то представьте, как это отразится на ее цене при продаже за рубежом», – говорил Айбек.

Впрочем, из-за новизны программы поддержки автомобильного экспорта не все идет гладко. «При недавних обсуждениях было выявлено, что достаточно неточно определена документация, которую автопроизводители должны предоставить в Российский экспортный центр для получения субсидии. Соответственно, это один из сдерживающих факторов, с которым и нам, и Минпромторгу, и экспортному центру нужно работать, – рассказывает Пушкарев (GEFCO выступает партнером РЭЦ по программе. – «Ведомости»)». Также ведется работа по упрощению документооборота по железной дороге и по тарифообразованию, «который будет более конкурентоспособен другим видам транспорта». «Нами была предложена идея по созданию Единой информационной базы для ускорения обработки и получения субсидий по вывезенным автомобилям», – рассказал Пушкарев.

...и повезут дальше

«У нас есть продукция, которую можно продавать на зарубежных рынках. Очень хорошо, что российский автопром и, в частности, группа ГАЗ этот шаг сделала, – отмечал Айбек. – Но экспорт требует дополнительных усилий и соответствующих затрат. Нам необходимо разработать машины, привести их в соответствие с требованиями той или иной страны, обеспечить присутствие. И я надеюсь, что мы будем и дальше получать поддержку экспорта, в том числе по частичной компенсации логистических расходов». Ведь экспорт – процесс длительный, напоминал он.

Государство обещает продолжить поддержку экспорта. Общая сумма пока неизвестна, но она может увеличиться, в том числе за счет поддержки выставочной деятельности, говорит Фрадков.

Автопроизводители надеются и на помощь в снижении ввозных пошлин. Например, во Вьетнаме они составляют от 30 до 70%, в Эфиопии – от 35% на автобусы и грузовики и до 140% на легковые автомобили, в Египте – 40% практически на всю номенклатуру техники, при том что для продукции из стран ЕС ввоз в Египет – 0%, приводит данные представитель группы ГАЗ. В отношении Вьетнама проблему снимает создание свободной торговой зоны. Теперь нужно ускорить процессы создания аналогичных зон в других ключевых для российского экспорта странах, отмечает представитель группы ГАЗ.

Развитие и поддержка экспорта (с доведением его доли с менее 10 до 25% от общего выпуска машин) станут одним из основных положений готовящейся сейчас долгосрочной стратегии развития российского автопрома до 2025 г., говорил министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Это важно еще и потому, что проблема недозагруженных мощностей российских автозаводов решится не скоро. Как минимум до 2020 г., по прогнозам консалтинговых компаний и самих чиновников, рынок автомобилей в России вряд ли превысит 2 млн автомобилей в год, а суммарные мощности российских автозаводов превышают 3 млн машин в год.

Российские власти уже начали включать экспорт в список условий для заключения специальных инвестиционных контрактов, которые гарантируют для инвестора сохранение налоговых условий на срок действия контракта (до 10 лет) и позволяют претендовать на участие в госпрограммах. Например, такой документ уже заключен с СП Mazda и «Соллерса» – партнеры намерены вложить 2 млрд руб. в создание на Дальнем Востоке производства двигателей мощностью до 50 000 моторов в год, которые будут поставляться прежде всего на экспорт. Наличие и доля зарубежных поставок может учитываться и при участии местных автозаводов в новых программах стимулирования автомобильного рынка в 2017 г., рассказывали источники «Ведомостей». Предполагается, что вместо самой крупной программы – обновления автопарка (в 2016 г. на нее выделено 22,5 млрд руб.) – появятся несколько узкосегментированных программ, например «Русский тягач», «Первый автомобиль», «Автомобиль для села», «Автомобиль для многодетной семьи». В общей сложности на стимулирование продаж на российском рынке может быть направлено около 60 млрд руб. Автоконцерны ожидают, что при сохранении господдержки рынок в 2017 г. стабилизируется и даже может показать рост до 10%.

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать