Статья опубликована в № 2567 от 22.03.2010 под заголовком: Кит-парад

Участники дела "Трех китов" признаны виновными

В пятницу судья Наро-Фоминского суда Владимир Подкопаев признал виновными участников дела о контрабанде мебели для магазинов «Три кита» и «Гранд». Заканчивается дело, которое стоило должностей многим чекистам и прокурорам и изменило политический расклад накануне последних президентских выборов

Война спецслужб

Виновными участники дела признаны в том, что в 2000 г. ввезли через таможню в Петербурге мебели на 60 млн руб., занизив ее вес, из-за чего бюджет недополучил пошлин на 18 млн руб. Предпринимателю Сергею Зуеву и трем его подельникам инкриминируется, как в последнее время принято, еще и легализация этих средств. Мизерные в масштабах государства суммы ничего не могут сказать о деле, которое использовали, чтобы перетряхнуть всю российскую правоохранительную систему.

Дело «Трех китов» началось в сентябре 2000 г., когда таможенники Александр Волков и Марат Файзулин обнаружили, что в магазинах «Три кита» и «Гранд» продается контрабандная мебель, которую ввозила подконтрольная Зуеву фирма «Лига Марс». Дело было передано в Следственный комитет при МВД следователю Павлу Зайцеву, который настолько бодро за него взялся, что скоро сам стал подследственным. В конце 2000 г. Генпрокуратура по инициативе заместителя генпрокурора Юрия Бирюкова забрала дело себе и закрыла, а вместо этого возбудила дела о превышении служебных полномочий в отношении Зайцева, Файзулина и Волкова. Был суд, таможенников оправдали. Следователя сперва – тоже, но потом сделавшая это судья Ольга Кудешкина была лишена судейского статуса, и Зайцев в итоге получил два года условно. Она вспоминает, что Бирюков через руководство суда оказывал давление на ход разбирательства, а когда она отказалась «сотрудничать» c обвинением, дело Зайцева у нее отобрали и отдали другому судье.

Дело о контрабанде было вновь открыто после запроса депутата Юрия Щекочихина весной 2003 г. Чтобы отделить китов от прокуроров, тогдашний президент Владимир Путин пошел на беспрецедентный шаг: дело было поручено независимому от Генпрокуратуры следователю Андрею Лоскутова, а оперативное сопровождение – генералу Александру Бульбову из Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН, потом, когда Бульбов был арестован, он говорил, что так Федеральная служба безопасности (ФСБ) отомстила ему за «Трех китов»).

Война органов

С подачи Путина у Лоскутова дело пошло. В 2004 г. был выведен в резерв и перешел на работу в ВЭБ генерал ФСБ Юрий Заостровцев, которого следователи МВД и таможни называли покровителем Зуева. На посту замдиректора ФСБ, начальника департамента экономической безопасности его сменил Александр Бортников – ныне директор ФСБ.

Зуев и четверо его подельников были арестованы 14 июня 2006 г. Вокруг этой даты в российских спецслужбах случился целый ворох отставок.

В мае были уволены три генерала ФСБ, несколько высокопоставленных сотрудников Генпрокуратуры, прокуратуры Москвы, МВД. Лишился поста начальник Федеральной таможенной службы Александр Жерихов и два его заместителя, а саму таможню переподчинили от Минэкономразвития непосредственно правительству. В июне ушел в отставку генпрокурор Владимир Устинов, в июле – его зам Бирюков. Тогда кремлевские чиновники прямо связывали отставки с таможенными скандалами – делом «Трех китов» о контрабанде мебели и делом о контрабанде китайского ширпотреба.

Тогдашние отставки и аресты, вспоминает чиновник, близкий к администрации президента, стали следствием борьбы за таможню двух силовых кланов: Устинова и замруководителя администрации Игоря Сечина, с одной стороны, и начальника ФСКН Виктора Черкесова – с другой. Впоследствии Черкесов сам признал существование конфликта с «чекистами», опубликовав статью «Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев».

Война за власть

Таможенные скандалы были лишь поводом для отставок, рассуждает сотрудник МВД: на самом деле просто хотели «подчистить хвосты» накануне ожидавшейся передачи власти в 2008 г. Поэтому, считает он, и была разукрупнена Генпрокуратура – в 2007 г. из нее выделили Следственный комитет, который возглавил Александр Бастрыкин (он еще в 2006 г. стал вместо Бирюкова руководить прокурорскими следователями).

Июнь 2006 г. – момент, когда произошла дезинтеграция силовой группировки, в которую входили замглавы администрации Сечин, генпрокурор Устинов и его заместители, директор ФСБ Николай Патрушев и его заместитель Заостровцев, полагает политолог Алексей Макаркин. Эта группа имела явную политическую цель: она была «партией третьего срока», напоминает политолог, тогда активно обсуждались сценарии продления полномочий Путина. После июньских событий стало ясно, что Путин назначит преемника. И одной из причин такого решения стало то, что, получив третий срок, президент оказался бы в чрезмерной зависимости от силового клана, уверен эксперт.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать