Статья опубликована в № 2769 от 13.01.2011 под заголовком: Ни рынка, ни конкуренции

Реформа электроэнергетики практически завершена

Длившаяся более 10 лет реформа электроэнергетики практически завершена. С 1 января все потребители кроме населения покупают электричество по свободным ценам. Но либерализация не привела к обещанному снижению цен на энергию

Реформа электроэнергетики была задумана еще в 1999 г., а начала реализовываться спустя несколько лет. Два ее основных постулата – реструктуризация РАО «ЕЭС России» с организацией конкуренции в сфере производства и продажи электроэнергии и отказ от регулирования тарифов. Свободная торговля электроэнергией началась с января 2007 г. Правда, тогда доля продаж на нерегулируемом рынке составляла лишь 5% (см. график на стр. 08). Население (около 20% потребления электричества) перейдет на новую систему лишь через три года – с января 2014 г. «Создаются условия для развития конкурентного рынка электроэнергии, цены которого <...> формируются на основе спроса и предложения, а его участники конкурируют, снижая свои издержки», – говорилось на сайте ликвидированного 1 июля 2008 г. РАО ЕЭС.

ЧТО ПОЛУЧИЛОСЬ

Каким будет рынок, четыре года назад не знал никто. «Я его и сейчас не особо вижу», – смеется гендиректор «Газпром энергохолдинга» (владеет «Мосэнерго», ТГК-1, ОГК-2 и ОГК-6) Денис Федоров. «По факту свободного рынка, конечно же, нет», – говорит президент «КЭС-холдинга» (ТГК-5, ТГК-6, ТГК-7 и ТГК-9) Михаил Слободин (интервью с ним см. на стр. 05). По его оценкам, степень либерализации сейчас не превышает 40%. Ведь помимо населения фактически регулируются цены и для АЭС и ГЭС, напоминает Слободин. По действующим правилам цены на рынке на сутки вперед (РСВ, там торгуется до 97% всей электроэнергии) устанавливаются по итогам торгов электричеством тепловых станций. «Но самое главное – правила, по которым устроен рынок мощности, фактически сводят всю либерализацию к системе ручного управления», – сетует Слободин. При отборе мощности (cм. врез) часть самых дорогих заявок отсекаются (это, как правило, неэффективные станции, содержание которых обходится очень дорого) и станциям, подавшим эти заявки, мощность оплачивается по тарифу, добавляет он.

«Рынок действительно довольно условен, ведь государство в любой момент может ввести механизм сглаживания цен», – говорит Федоров.

«Этот «виртуальный» рынок серьезно бьет по прибыли энергетиков», – резюмирует он.А вот гендиректор «Евросибэнерго» Евгений Федоров говорит, что итог реформы в России – «не самый худший вариант»: «На фоне мировых тенденций наш рынок выглядит вполне либеральным и конкурентно-ориентированным».

Не нравится итог реформы и потребителям. «Если мы переходим от госрегулирования к рынку, нельзя заставлять потребителей платить за все, – возмущается сотрудник одной из металлургических компаний. – А то у нас получается: энергетиков заставляют строить, а потребителей – платить». Необходимо развивать институт долгосрочных договоров, считает собеседник «Ведомостей»: энергетики будут понимать, что им оплатят не все их стройки, а лишь те, что действительно нужны потребителям. А значит, будут стремиться снижать стоимость строительства новых станций.

Демонополизация энергетики и либерализация рынка не привели и к снижению стоимости электричества. Наоборот, за четыре года свободные цены на рынке выросли в среднем в 2,5 раза, а тарифы – в 1,5 раза (см. график на стр. 08). Причина – постоянное увеличение доли свободного рынка, а также рост цен на топливо, объясняет директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. Он прогнозирует, что цены будут расти и дальше.

Не верят в скорое снижение цен и инвесторы. «Ближайше 5–6 лет цены падать не будут», – уверен Денис Федоров. Электроэнергетику ждет строительный бум, а инвесторы будут пытаться вернуть вложения. Предстоит и тяжелая борьба с чиновниками за отмену ценовых ограничений для новых электростанций, прогнозирует он.

ЧЕМУ НАУЧИЛИСЬ

Тем не менее ряд участников рынка уже настолько освоились, что научились нарушать его правила. С 2007 г. ФАС рассмотрела пять дел о манипуляциях ценами на энергорынке, говорит начальник управления службы Виталий Королев. 99% из них допускают именно производители энергии, отмечает он. Влиять на цены можно по-разному: в ценовых заявках на РСВ указывать стоимость более дорогого вида топлива, нежели есть на самом деле, завышать удельный расход топлива или попросту подавать экономически необоснованные заявки, перечисляет собеседник «Ведомостей».

Одним из самых оригинальных, пожалуй, был пример манипулирования, который изобрел крупнейший потребитель электроэнергии в стране – UC Rusal. Ее заводы занижали объем необходимой его заводам энергии в своих заявках на РСВ. Это приводит к снижению стоимости электричества, так как средневзвешенная цена на РСВ зависит не только от стоимости заявок, но и от их объема (см. рисунок на www. vedomosti.ru). Недостающую энергию предприятия UC Rusal добирают на следующий день на балансирующем рынке, созданном для тех, чьи заявки на покупку на РСВ оказались дешевле сложившейся цены, а также для станций, которые хотели продать энергию дороже этой планки. Будут ли заводы UC Rusal признаны виновными, пока не ясно. Рассмотрение дела перенесено на январь, говорит Королев.

В случае установления факта манипулирования нарушитель обязан вернуть в бюджет необоснованно полученный доход либо заплатить оборотный штраф (до 15% годовой выручки, полученной на рынке, где было совершено нарушение, для монопродуктовой компании – до 0,3–3%).

ЧТО НЕ СБЫЛОСЬ

Но «условность» рынка – не единственное разочарование инвесторов. Акции 23 компаний, которые достанутся миноритариям РАО на их пакет в энергохолдинге, в сумме будут стоить минимум на 50%, «а то и на 60%» дороже бумаг РАО, обещал на последнем годовом собрании энергохолдинга Анатолий Чубайс, занимавший тогда пост предправления РАО. Надо только дождаться октября – ноября 2008 г., когда все компании и «наберут полную стоимость», оговорился он. Ожидание затянулось. Сначала вмешался кризис. К осени 2008 г. акции энергокомпаний подешевели вдвое. Рынок не оправился от этого до сих пор. На 1 июля 2008 г. цена акций 23 компаний, выделившихся из РАО ЕЭС, составила 131,4 руб. (без учета государственных «Холдинга МРСК», «Интер РАО», ФСК и «РАО ЭС Востока», которые к этому времени не имели листинга), вчера – 77,25 руб. (без учета делистингованной ТГК-8).

Зато демонополизация вновь сменилась центростремительными тенденциями. Сначала, по выражению главы ФАС Игоря Артемьева, «монополию в кубе» построил «Газпром». В этом году государственная «Интер РАО» собирается консолидировать пакеты акций 43 компаний, о планах создать одну из крупнейших частных энергокомпаний в стране мощностью 25 ГВт заявляла и АФК «Система».

О «неглобальном укрупнении» генерирующих компаний говорил еще Чубайс. Вместо 20 генерирующих компаний останется 11–13, прогнозировал он. Серьезного передела ждать не следует, считают Денис и Евгений Федоровы, практически все присутствующие в отрасли инвесторы стратегические. Но Слободин уверен: в отрасли останется несколько крупных игроков, в том числе «Газпром», «Интер РАО», «Росэнергоатом», «Русгидро», «Евросибэнерго» Олега Дерипаски и КЭС. Это неизбежно скажется на рынке. «Чем выше консолидация, тем меньше либерализация и больше аргументов у государства напрямую вмешиваться в систему ценообразования, потому что, когда на рынке присутствуют 4–5 субъектов, которые де-факто контролируют 80–90% всей генерации, нельзя говорить о реальной конкуренции», – резюмировал Слободин.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать