Статья опубликована в № 3714 от 12.11.2014 под заголовком: Две недели Игоря Зюзина

Владелец «Мечела» Игорь Зюзин получил второй ультиматум

Правительство и банки-кредиторы дали владельцу «Мечела» Игорю Зюзину две недели на решение: или он конвертирует долг компании в акции, или - банкротство
Владелец «Мечела» Игорь Зюзин должен решить, каким образом лишиться контроля над горно-металлургической компанией
Е. Разумный / Ведомости
Что заложено. 25%+1

акция «Якутугля», «Южного Кузбасса», «Мечел-майнинга» и Коршуновского ГОКа;

100%

Белорецкого металлургического комбината; оборудование Братского ферросплавного завода и ЧМК. По личным кредитам Зюзина заложено 27,2% «Мечела».

В понедельник на совещании в Горках председатель правительства России Дмитрий Медведев и банки - кредиторы «Мечела» дали ее основному акционеру Игорю Зюзину (67,42%) две недели на то, чтобы принять условия банков о конвертации долга в акции компании, рассказали «Ведомостям» три человека, знакомых с итогами совещания.

Первый собеседник «Ведомостей» говорит, что атмосфера на совещании была напряженной - руководству «Мечела» объясняли, что нужно принять позицию кредиторов максимум за две недели. Какова эта позиция, он не сказал.

Другой собеседник знает, что правительство и банки поставили Зюзину ультиматум: или он соглашается на конвертацию долга в акции, или правительство не будет вмешиваться в деятельность кредиторов. (Сбербанк и ВТБ подали 14 исков о взыскании с «Мечела» 6,2 млрд руб.) «Если Зюзин примет позицию банков, они согласятся дать акционеру право обратного выкупа акций «Мечела» после нормализации ситуации», - говорит он.

Третий собеседник подтверждает и ультиматум Зюзину, и то, что банки готовы войти в капитал «Мечела», но не знает сроков.

Сам Зюзин в конце лета предлагал банкам конвертировать все валютные долги «Мечела» (сейчас чистый долг компании - $7,7 млрд) в рублевые, установить единую ставку (равную ставке рефинансирования ЦБ плюс 1-2%) и получать выплаты по телу долга через 5-7 лет. «Мечел» хотел бы также 2-3 года платить только половину процентов, остальное капитализировать, а также списать неустойки.

Человек, близкий к «Мечелу», сообщил, что в таком случае компания за 2-3 года увеличит денежный поток на $570-670 млн в год, а рентабельность по EBITDA - до 10-18% за счет сокращения разрыва между рентабельностью по валовой прибыли (33,75%) и EBITDA (7,27%); за счет безвозмездной передачи РЖД железнодорожной ветки до Эльги; за счет увеличения мощности Эльгинского угольного комплекса; за счет выхода на проектную мощность рельсобалочного стана на Челябинском металлургическом комбинате (ЧМК). Это даст более $1 млрд в год даже при плохих ценах на продукцию «Мечела», уверен он.

Этот же человек утверждает, что банки даже отказываются обсуждать этот план.

Идея «Мечела» о реструктуризации долга, в принципе, состоятельна, считает аналитик RMG Securities Андрей Третельников: «Но для банков это означает замораживание активов и перенос проблемы на более поздний срок без гарантий ее решения». Кроме того, предложенное «Мечелом» решение содержит в себе слабопрогнозируемые риски, уверен Третельников.

Большая часть долга «Мечела» приходится на банки с госучастием: Газпромбанку - $1,3 млрд, номинированных в долларах, и еще $0,9 млрд, номинированных в рублях, ВТБ - $1,7 млрд, номинированных в рублях, Сбербанку - также в рублях: $1,2 млрд. Еще $1 млрд «Мечел» должен по предэкспортному кредиту пулу банков. Остальной долг - миноритарным кредиторам, среди которых Fortis Bank, Raiffeisenbank и ING Bank.

Если банки-кредиторы конвертируют долг «Мечела» в его акции, пройдет допэмиссия на 5,2 млрд акций. После этого Газпромбанк получит 40% голосующих акций, ВТБ - 31%, Сбербанк - 22%. Доля Зюзина сократится с 67,42 до 5%. Доля акций в свободном обращении снизится с 30 до 2%.

Председатель правления компании «Арсагера» Василий Соловьев (компания владеет долей в «Мечеле») указывает, что важны условия конвертации долга в акции. «С одной стороны, миноритарии будут чувствовать себя более защищенно, когда кредиторы войдут в капитал «Мечела», ведь в случае банкротства компании акционеры - последние в очереди на получение доли в имуществе. Но с другой - акции при допэмиссии могут быть оценены дешево, и в таком случае доля миноритариев размоется окончательно, а держать деньги в этих бумагах может стать невыгодно», - говорит Соловьев.

Представители «Мечела», Газпромбанка, ВТБ, Сбербанка и Минфина отказались от комментариев. Связаться с представителем Игоря Шувалова, который также принимал участие в совещании, не удалось.

Представитель Медведева отказался от комментариев.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать