Статья опубликована в № 3990 от 11.01.2016 под заголовком: Как обойтись без Турции

Россия расширила антитурецкие санкции

К чему приведет запрет гражданам этой страны заниматься туристическим и гостиничным бизнесом

  • Елена Виноградова,
  • Елизавета Базанова

В конце 2015 г. президент России Владимир Путин внес изменения в указ о применении специальных экономических мер в отношении Турции, запретив или ограничив деятельность в России компаний, контролируемых турецкими организациями или гражданами. Правительство 29 декабря своим постановлением уточнило: таким компаниям запрещено заниматься проектированием, строительством, гостиничным и туристическим бизнесом, деревообработкой, а также работать по госзаказу. Ограничены компании и в праве нанимать граждан Турции на работу. Правда, и в первом, и во втором случае есть исключения: правительство же 29 декабря утвердило список компаний, которые не попадут под санкции (см. врез).

Этими документами российские власти дополнили список санкций, введенных Россией в отношении Турции с конца ноября, после того как турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик у границы с Сирией. Тогда Россия объявила о введении с 1 января 2016 г. продуктового эмбарго на ввоз турецких овощей, фруктов, мяса птицы и соли, а также запрета на чартерные рейсы в Турцию и продажу туров в эту страну. Кроме того, с нового года для въезда в Россию гражданам Турции нужна виза.

Эти меры вызвали кратковременную панику во многих сферах бизнеса. Некоторым «дочкам» четырех крупных туристических агентств уже запрещено продавать путевки (статью об этом см. на стр. 11). Но предприниматели быстро нашли лазейки для обхода санкций и замену турецким продуктам и услугам, выяснили «Ведомости».

Замена на вахте

По данным пресс-службы Минтруда, потребность российских работодателей в турецких сотрудниках значительно сократилась еще до введения санкций: на 2016 г. они запросили 35 689 разрешений на работу для турецких граждан против 65 018 разрешений в 2015 г. По данным ФМС, квота прошлого года была выбрана полностью, а всего же в России находилось более 85 000 граждан Турции трудоспособного возраста, большая их часть была занята в строительном бизнесе.

То, что на работу в этом году наймут меньше турецких сотрудников, объясняется не санкциями, а сокращением бизнеса из-за тяжелой экономической ситуации, уверен Мамдух аль-Хатиб, руководитель комиссии по внешнеэкономическому сотрудничеству с партнерами в Турции Московской торгово-промышленной палаты. Например, строительные компании вынуждены увольнять персонал невзирая на паспорта, говорит он. Ну и кроме того, большинство крупных проектов турецких компаний, активно работавших, например, для Олимпиады в Сочи, уже завершено, а значит, и рабочие им не нужны.

«Я не слышал, чтобы кто-то сворачивал российско-турецкие проекты именно из-за санкций, но новых никто не начинает, да я сам не рекомендую сейчас заключать контракты с предоплатой на поставку продукции из Турции», – говорит он. Турецкие компании лишились тех особых привилегий, которые были у них в последние годы, сожалеет он.

«О панике на рынке труда, о массовых сокращениях турецких сотрудников мне слышать не приходилось», – рассказал «Ведомостям» коммерческий директор рекрутинговой компании Kelly Services Илья Ильин. Он вспоминает, что лишь от одного знакомого слышал о желании некой строительной компании отказаться от турецких сотрудников. Но так как трудовые отношения в этой компании были оформлены не в полном соответствии с российским законодательством, то Kelly Services ничем помочь ей не смогла. «У больших игроков рынка, как мы понимаем, есть возможность продолжить деятельность в России. Полагаю, что если проблемы в связи с антитурецкими санкциями и возникнут, то у компаний среднего и малого бизнеса», – рассуждает он.

Действительно, еще 23 декабря вице-премьер Ольга Голодец заявила, что сформирован список строительных компаний, в которых могут работать турецкие граждане, уточнив, что в первую очередь в список включили компании, у которых есть долгосрочные контракты в России.

Торговые сложности

Инцидент с российским самолетом губительно сказался на российско-турецких торговых отношениях, считает представитель торговой площадки Allbiz. Запросов российских покупателей на турецкие товары практически не стало – тогда как до конца ноября Турция была среди лидеров по объему полученных заказов на плодоовощную, текстильную продукцию, бытовую технику и автокомпоненты, объясняет он.

На Allbiz в 2015 г. Турция занимала первое место по объему заключенных контрактов на поставку в Россию помидоров – на нее приходилось 23% от общего объема импорта, затем следовали Казахстан (12%) и Египет (11%). В поставках тканей и детской обуви за прошлый год Турция была на третьем месте (12 и 11% импорта) после Узбекистана и Китая и после Китая и Белоруссии соответственно. Наконец, Турция была пятым по величине поставщиком автокомпонентов после Украины, Китая, Белоруссии и Казахстана и на той же позиции по поставкам компонентов для бытовой техники после Украины, Китая, Казахстана и Пакистана.

И дело не только в эмбарго: спрос сократился и на не попавшие под него товары.

Впрочем, турецкой продукции быстро нашлась замена. Место турецких поставщиков на плодоовощных базах Москвы в основном заняли китайцы, говорит представитель Allbiz, ссылаясь на информацию компаний-партнеров. В крупном продовольственном оптовом центре «Фуд сити» на Калужском шоссе корреспондент «Ведомостей» в конце декабря не нашел ни турецких поставщиков, ни турецкой продукции.

На площадке Allbiz первое место по объему заключенных контрактов на поставки мандаринов занял Китай, предложивший самую низкую цену на цитрусовые, за ним идут Марокко и Египет.

В декабре 2015 г. в Египет поступило в два раза больше заявок на цитрусовые, чем в ноябре, в 18 раз больше на томаты, на ягоды спрос вырос в 17 раз. Египет вышел на первое место по поставкам помидоров в России, обогнав лидировавшую в 2015 г. Турцию и занимавший второе место Казахстан. Также возрос интерес к абхазским мандаринам, появились заказы на овощи и фрукты из прежде не представленных на этом рынке стран – Пакистана, Аргентины, ЮАР, Перу, рассказывает представитель ресурса.

Производители из Китая и Белоруссии готовы заместить турецкую текстильную продукцию и обувь. По данным Минсельхоза РФ, в 2014 г. импорт продовольствия и сельхозпродукции из Турции в Россию составил $1,7 млрд, сохранившись на уровне предшествующего года. При этом в общем объеме российского импорта продовольствия на Турцию пришлось 4%. За 10 месяцев 2015 г. Турция ввезла в Россию продовольствия на $1 млрд, что на 20% меньше, чем годом ранее.

Ввоз разрешен

Отдельным постановлением правительство 29 декабря 2015 г. уточнило список компаний, которым разрешено с 1 января нанимать новых сотрудников – граждан Турции, но в количестве не более квоты на 2015 г. Всего в льготный список попало 53 юридических лица, 26 из которых занимаются строительным бизнесом и принадлежат крупнейшим турецким строительным компаниям Enka, IC Ictas, Renaissance Construction, Ant Yapi, Yamata, Monart, а также частным инвесторам из Турции. Представитель «ТПС недвижимость», подрядчиками которой являются турецкие строители, уверяет, что в компании даже не обсуждалось, как на ее бизнес может повлиять ограничение на работу в России турецких рабочих. Представитель Renaissance Construction заявил, что все текущие проекты компания намерена завершить, но в перспективе он не исключает оптимизации персонала.
Правительство разрешило привлечь турецких рабочих и российским компаниям. Так, Сбербанку разрешили использовать турок в работе подконтрольного ему «Денизбанк Москва» («дочка» турецкого Denizbank) и расположенного в Крыму ялтинского курортного комплекса «Мрия» (через компании «Гарант-СВ» и «Кипарис 2»). Также турецких рабочих может нанимать и сочинская «Красная Поляна», которую Сбербанк в прошлом году договорился продать компании «Курорт плюс».
Продолжат работать и шесть турецких компаний, запустивших свои проекты в особой экономической зоне «Алабуга» в Татарстане, – от парфюмерной «Хаят кимья» и производителя автокомпонентов «Джошкуноз Алабуга» до деревоперерабатывающей «Кастамону интегрейдет вуд индастри». Также разрешено нанимать турецких рабочих и расположенному в Набережных Челнах автомобильному заводу «ФордСоллерс холдинг» и не имеющей отношения к туркам структуре Renault – «Рено Россия». Турецких рабочих продолжит привлекать и табачная компания «Филип Моррис сэйлз энд маркетинг», 75% которой контролирует греческая Papastratos S.A.
Продолжит работу и более десятка небольших региональных проектов, запущенных турецкими инвесторами. Так, в правительственный список попали махачкалинская судостроительная компания «Алмар каспиан» (51% принадлежит турецкой Alaybeyoglu Metal Ilmat), липецкий производитель резиновых изделий «Евротех», подмосковный изготовитель санфаянса «Витра сантехника» и «Витра керамика» (принадлежит Eczacibasi Yapi Gerecleri) и производитель бытовой техники «Беко» (Arcelik anonim sirket) во Владимирской области.

СвернутьПрочитать полный текст

Добровольный отказ

Российский бизнес и сам начал превентивно отказываться от сотрудничества с Турцией, опасаясь политических рисков.

«Мы рассматриваем возможность полного закрытия турецкого направления, прорабатываем риски. Теоретически мы к этому готовы, продумали этот вопрос и свои действия», – передал «Ведомостям» гендиректор ОАО «Совинтеравтосервис», входящего в ГК «Мегаполис» Игоря Кесаева, Аслан Кцоев. Компания – дилер тяжелых грузовиков Ford Trucks, которые производятся в Турции на крупнейшем в стране автостроительном предприятии – заводе Ford Otosan. Этот завод – совместное предприятие автоконцерна с Koç Holding, принадлежащим одной из богатейших семей Турции – Коч. Грузовики были основными конкурентами «Камазов» и «МАЗов», чуть выигрывая у них по цене.

Время поставки запчастей из Турции увеличилось на месяц из-за дополнительных таможенных процедур, рассказал Кцоев. «Поэтому со временем все большее количество клиентов будет отказываться от покупки автомобиля, к которому нет оперативной поставки запчастей. Также на днях мы столкнулись с отказом клиента купить автомобиль турецкого производства в силу патриотических настроений», – рассказал Кцоев.

Сложившаяся ситуация побудила Ford ускорить организацию сборки грузовых автомобилей в России – на заводе «Автотор», рассказал «Ведомостям» человек, близкий к компании. По его данным, на заводе в Калининграде уже вышла пробная партия грузовиков. Кцоев не стал комментировать эту информацию.

О том, что «Автотор» договорился с турецкой Ford Otosan о выпуске на своих мощностях грузовиков под брендом Ford, стало известно еще в конце 2014 г. В 2015 г. была выпущена пилотная партия грузовиков для Ford Otosan, к серийному производству завод пока не приступал, сказал представитель «Автотора». Когда оно стартует, он не сказал.

«Мы недавно проводили тендер среди строительных организаций на строительство объекта, в нем активно участвовала турецкая строительная компания. Сложившаяся ситуация привела к тому, что мы не рассматривали эту компанию, поскольку увидели дополнительные риски по неисполнению обязательств. В итоге победила российская компания, чему мы очень рады, поскольку в нынешних условиях важна поддержка российского бизнеса», – приводит Кцоев еще один пример влияния обострения российско-турецких отношений на деятельность его компании.

Дорогая замена

Турецким производителям найдется стопроцентная замена – уникальных товаров у них нет, но в итоге альтернативная продукция обойдется потребителю дороже, считает директор по развитию компании Az (дистрибутор элементов питания, лампочек и т. д.) Андрей Туряница.

Например, Турция занимала сильные позиции на российском рынке электроустановок (удлинители, розетки, выключатели и т. д.), эта продукция была конкурентоспособна по сравнению с китайской благодаря тому, что груз шел в Россию максимум месяц, тогда как из Китая – в среднем три месяца. Помимо этого турецкие производители были готовы много инвестировать в российских партнеров: предоставлять товарные кредиты, работать в рублевых ценах. «Китайцы, несмотря на все разговоры о дружбе двух стран, идут на это очень неохотно», – говорит Туряница.

Из-за того что практически все турецкие товары с декабря проходят на российской таможне 100%-ный досмотр, ввоз продукции почти остановился и турецкая продукция лишилась всех своих преимуществ, добавляет он. И надеется, что турецкие компании будут сотрудничать с российскими по организации локальных производств.

При желании всегда остается возможность привезти и турецкие товары – в первую очередь через Казахстан и Белоруссию, входящие в таможенный союз с Россией, рассказали «Ведомостям» несколько дистрибуторов. Логистические компании еще в конце 2015 г. начали формировать предложение по доставке грузов из Турции через Казахстан, подтвердили «Ведомостям» один из дистрибуторов и сотрудник компании, занимающейся грузоперевозками. Но из-за дополнительных логистических расходов доставленные таким образом товары будут стоить, по их оценкам, дороже на 8–20%.

Для ввоза всей турецкой продукции, кроме автокомпонентов, на российской таможне на неопределенный срок сохраняется так называемый профиль риска – когда продукция проходит границу со 100%-ным досмотром, рассказал «Ведомостям» сотрудник таможенной службы. В этих условиях импортеры действительно могут попытаться ввозить турецкие товары из других стран, признает он. Например, компании могут завозить турецкие овощи и фрукты в Азербайджан и Узбекистан, переоформлять там фитосанитарные сертификаты и другие документы и пытаться ввозить в Россию под видом своей продукции, на которую не распространяется эмбарго, считает собеседник «Ведомостей».

Сложности могут возникнуть и с Казахстаном, опасается он: сейчас товар проходит границу свободно и никакого механизма контроля нет.

Чтобы проконтролировать, что везут из Казахстана в Россию, российские службы могут ввести системы мониторинга товаров или открыть фитосанитарные посты, где будут выборочно проверять документы и осматривать груз, знает он. Учитывая огромную протяженность российско-казахской границы, это будет очень сложно сделать, сомневается один из импортеров.

К концу декабря объем импорта продукции из соседних с Турцией стран в Россию существенно не изменился по сравнению с октябрем или аналогичным периодом прошлого года, так что «ограничимся пока минимальными мерами контроля», говорит сотрудник таможни. Пресс-служба ФТС ситуацию не комментирует.

По оценке BCG Partners, кризис в отношениях с Россией обойдется Турции в худшем случае потерей $3 млрд доходов от туризма, $3 млрд – от экспорта и $6 млрд – от сокращения других торговых отношений.