Статья опубликована в № 4003 от 28.01.2016 под заголовком: Сечин к Миллеру пришел

Что Игорю Сечину понадобилось от Алексея Миллера

Руководители «Роснефти» и «Газпрома» встретились в офисе газовой монополии

Миллер и Сечин встретились в центральном офисе «Газпрома», сообщила в среду газовая монополия. Они обсудили вопросы взаимодействия в нефтегазовой сфере. Представитель «Газпрома» отказался комментировать повестку встречи. Это была обычная рабочая встреча, уверяет его коллега из «Роснефти». По его словам, Сечин и Миллер регулярно встречаются на разных площадках, в том числе и в офисе «Роснефти».

Место встречи говорит о том, что она прежде всего была нужна Сечину, констатирует директор Small Letters Виталий Крюков. Президент «Роснефти», скорее всего, приехал с какой-то просьбой или предложением, как решить какие-то проблемы между компаниями.

У «Роснефти» и «Газпрома» много нерешенных вопросов. Под руководством Сечина «Роснефть» пробила брешь в экспортной монополии «Газпрома», добившись либерализации экспорта сжиженного газа. После этого нефтяная компания стала добиваться права экспортировать газ и по трубе. А затем подготовила план реформы газовой отрасли, предусматривающий реорганизацию и самого «Газпрома». Но чиновники его обсуждать всерьез не стали.

Есть между компаниями и локальные разногласия. «Роснефть» через суд добилась доступа к трубе структуры «Газпрома» на Сахалине – Sakhalin Energy (оператор проекта «Сахалин-2») для поставок газа с северных месторождений на юг острова, где собиралась построить завод «Дальневосточный СПГ». Впрочем, победа оказалась неполной. Суд обязал «Газпром» прокачивать 2 млрд куб. м газа «Роснефти» ежегодно, тогда как компании нужно 8 млрд куб. м газа.

Договорились до экспорта СПГ

В 2012 г. давние партнеры «Роснефти» – нефтетрейдер Gunvor и близкие к нему структуры – впервые проиграли тендеры компании на поставку нефти. В отношениях Сечина и Геннадия Тимченко наступило похолодание, уверяли источники в их окружении. Но осенью 2012 г. Сечин и Тимченко встретились, «встреча прошла в духе добрых партнерских отношений», сообщала «Роснефть». Gunvor так и не возобновил работу с компанией, но весной 2013 г. Сечин выступил за либерализацию экспорта СПГ, хотя раньше поддерживал монополию «Газпрома». В конце года экспорт СПГ был частично либерализован.

А недавно стало известно, что в 2016 г. «Роснефти» может не хватить газа для выполнения контрактов. «Коммерсантъ» писал, что «Роснефть» пыталась договориться о покупке недостающих 8 млрд куб. м газа у «Газпрома», но пока стороны договориться не смогли. Сама "Роснефть" это опровергала. Все контракты «Роснефти» полностью обеспечены ресурсами газа, в том числе контракт с Интер РАО, сообщала компания.

«Роснефть» активно выступала с инициативой перераспределить часть доходов «Газпрома» в пользу независимых производителей, но теперь ей не хватает газа даже для собственных потребителей, констатирует замдиректора Фонда национальной энергобезопасности Алексей Гривач. В этой ситуации становится очевидно, что с аргументами компании о либерализации экспорта газа и реструктуризации внутреннего газового рынка, видимо, было не все в порядке. Очевидно, что ситуации, когда кто-то не получит свой газ, не допустят, считает Гривач. Вопрос состоит в том, будет ли передача контрактов или «Роснефть» сохранит рынок и будет просто покупать газ у «Газпрома». Тут важно, что Сечин может предложить газовому концерну в обмен на сохранение доли рынка и репутации надежного поставщика, рассуждает эксперт.

Масштаб проблемы преувеличен, считает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. «Роснефть» и так может покупать газ у «Газпрома» на внутреннем рынке по тарифам ФСТ. Если объем таких закупок составит 8 млрд куб. м, потери «Роснефти» окажутся порядка $20 млн. Для компании это незначительная сумма, говорит Полищук.

В условиях падения цен на нефть компании занялись оптимизацией портфеля проектов, напоминает управляющий директор Advance Capital Карен Дашьян. Поэтому не исключено, что Сечин и Миллер могли обсуждать создание совместных предприятий для разработки крупных газовых месторождений или строительства дорогостоящих СПГ-заводов. В условиях дефицита источников финансирования крупные проекты требуют объединения усилий, заключает эксперт.