Статья опубликована в № 4009 от 05.02.2016 под заголовком: Третий не лишний

В совете директоров «Газпрома» появится третий независимый директор

Возможно, им станет председатель правления Россельхозбанка Дмитрий Патрушев, сын секретаря Совбеза
  • Галина Старинская,
  • Александра Терентьева
  • / Ведомости

В презентации к дню инвестора 1 февраля «Газпром» сообщал, что независимые директора в этом году получат три места в совете директоров компании. Список кандидатов в совет директоров «Газпрома» сама компания и правительство опубликовали в четверг. На 11 мест в совете претендуют 12 кандидатов, акционеры проголосуют за них на годовом собрании 30 июня. По сравнению с нынешним составом совета в списке кандидатов появилось два новых имени – министр экономического развития Алексей Улюкаев и предправления Россельхозбанка Дмитрий Патрушев. Министр предложен Росимуществом как представитель государства, а Патрушева выдвинул кто-то из акционеров. В сообщении «Газпрома» не уточняется, номинирован он как представитель акционера или как независимый директор.

На позиции независимых директоров государство предложило председателя ассоциации Kazenergy Тимура Кулибаева, ректора Российского государственного университета нефти и газа им. Губкина Виктора Мартынова, а также ректора Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Владимира Мау. Все они входят в действующий совет, но только Кулибаев сейчас является независимым директором. Мау формально не соответствует критериям независимости, так как является ректором государственного учреждения, кандидатура которого согласуется с администрацией президента, возражает исполнительный директор Ассоциации профессиональных инвесторов Александр Шевчук. Статус Мартынова зависит от того, каким образом он избирается на пост ректора. «Совет директоров может воспользоваться исключением для одного члена совета», – добавляет он. В основе независимости независимого директора лежит его способность голосовать в интересах общества, не будучи под влиянием (в любой форме) со стороны менеджмента компании, объясняет управляющий партнер юридической компании Art de Lex Дмитрий Магоня.

Кроме Патрушева и кандидатов Росимущества в совет номинированы еще два заместителя председателя правления «Газпрома» – Михаил Середа и Владимир Маркелов, входящие и в нынешний состав совета.

Закрыли въезд

В конце марта 2015 г. Сеппо Юхе Ремесу запретили въезд в Россию на пять лет: ФСБ якобы узнала, что он собирает информацию о «руководящих сотрудниках электроэнергетических компаний с госучастием и планах их развития». Ремес, в частности, входил в совет директоров «Россетей».

Чтобы предлагать кандидатов в совет директоров «Газпрома», надо собрать не менее 2% голосующих акций. Сейчас такие пакеты есть у Росимущества (владеет 38,4% акций «Газпрома»), госкомпании «Роснефтегаз» (10,97%), Gazprom Gerosgaz Holdings B.V. (2,93%). В конце 2014 г. «Интерфакс» сообщал, что около 2% акций «Газпрома» собрал сингапурский госфонд Government Investment Corporation (GIC), Внешэкономбанку (ВЭБ) принадлежит 2,7%.

Еще 28,09% акций «Газпрома» – у держателей ADR. Крупнейшие владельцы – Dimensional Fund Advisors LP (0,77%), The Vanguard Group, Inc. (0,73%), BlackRock (0,59%). Владельцы депозитарных расписок не имеют права сами номинировать кандидатов в совет директоров, поэтому в крупнейших компаниях с сильным распылением акционерного капитала, в том числе «Газпроме», собрать 2% голосов крайне сложно, говорит Шевчук. Директор Prosperity Capital Александр Бранис согласен, что это основная проблема для миноритариев: «Для того чтобы получить такое право, им нужно конвертировать расписки в локальные акции».

Российские госкомпании крайне редко оставляют миноритариям возможность проводить своих кандидатов в совет директоров, говорит руководитель практики разрешения споров «Горизонт капитала» Василий Ицков. Шевчук рассказывает, что в 2014 г. правительство внесло в список кандидатов в совет «Газпрома» Сеппо Юху Ремеса (см. врез), при этом его поддержали миноритарии, но им не хватило тогда чуть более 2% для его избрания – в том числе из-за того, что Ремес не соответствовал на момент собрания новым критериям независимости (входил в совет «Сибура»). «Но в тех компаниях, где реально собрать пакет в 2%, миноритарии постоянно объединяются и выдвигают независимых директоров, продвигая высокие стандарты корпоративного управления», – заключает он.

Кандидат в совет директоров «Газпрома» гарантированно получает место, если его поддержат владельцы 9,1% акций, а средний за последние шесть лет проходной барьер составлял 6,75% голосов.

Представитель «Газпрома» отказался от комментариев, представители Росимущества, Россельхозбанка, GIC и ВЭБа не ответили на запросы «Ведомостей». С представителем «Роснефтегаза» связаться не удалось.