Статья опубликована в № 4016 от 16.02.2016 под заголовком: Миллиард мимо санкций

РСХБ получил $1,15 млрд в капитал от «Роснефти»

Нефтяная компания предоставила в октябре субординированный кредит попавшему под санкции банку
  • Дарья Борисяк,
  • Алина Фадеева,
  • Татьяна Воронова
  • / Ведомости

В октябре 2015 г. РСХБ получил субординированный депозит на $1,15 млрд с погашением в 2021 г. по ставке 4,9% годовых, сообщал госбанк в отчетности по МСФО. Кто его разместил, оставалось загадкой. Депозит разместил крупный корпоративный клиент, говорил «Интерфаксу» представитель РСХБ, не называя его. Эксперты предполагали, что это одна из компаний, как и РСХБ, попавшая под санкции США.

Так и оказалось. Это «Роснефть», рассказал «Ведомостям» госбанкир. Представитель «Роснефти» это подтвердил.

«Роснефть» действительно выдала РСХБ [этот] субординированный кредит», – сообщил представитель госкомпании, объяснив это тем, что у «Роснефти» долгосрочные партнерские отношения с РСХБ и это одна из форм сотрудничества. Запрос в РСХБ остался без ответа, представители банка не отвечали на звонки «Ведомостей».

Американские санкции (см. врез) запрещают предоставлять РСХБ финансирование более чем на 30 дней, что фактически закрыло для банка международные рынки капитала и вынудило искать средства внутри страны.

Даже Центробанк не предоставляет российским банкам, попавшим под санкции, валюту сроком более чем на 30 дней, так как перевод денег осуществляется с его счетов в западных банках-корреспондентах, которые при этом, вероятно, формально нарушали бы режим санкций, запрещающий им участвовать в сделках по предоставлению финансирования компаниям и банкам, находящимся под секторальными санкциями, полагает аналитик Fitch Александр Данилов.

«Это [«Роснефть» и РСХБ] две российские компании, а механизм санкций подразумевает, что длинное валютное финансирование не должны предоставлять западные компании российским юрлицам под санкциями», – говорит управляющий партнер юридической компании «Кульков, Колотилов и партнеры» Максим Кульков. Вряд ли США могут за это наказать, добавляет он.

Скорее всего, сделка была осуществлена локально, без использования счетов в американских банках, рассуждает Данилов.

У РСХБ около 45% пассивов – это привлечение с рынков капитала, из которых около половины – от иностранных кредиторов, отмечает Данилов. Правда, ближайшие крупные погашения валютных рыночных долгов у банка будут только в следующем году: в 2017 г. в мае – на $1,25 млрд и в декабре – на $1,3 млрд, говорит он.

Зато деньги «Роснефти» поддержали достаточность капитала госбанка, продолжает Данилов: в октябре значение норматива Н1 подскочило с 12,57 до 15,5%. Это далеко от установленного ЦБ минимума (в прошлом году было 10%, а с этого – 8%), но могло сократиться в результате досоздания резервов под конец года. На 1 января достаточность капитала РСХБ была 16,6%, но в декабре он получил от государства в капитал ОФЗ на 68,8 млрд руб.

В чем ограничили

Введенные в июле 2014 г. санкции США запретили всем лицам этой страны, а также с территории США операции по предоставлению банкам из санкционного списка нового акционерного или долгового капитала сроком свыше 90 дней. Через год требование было ужесточено и срок сокращен до 30 дней.

То, что часть капитала РСХБ номинирована в валюте, сглаживает влияние девальвации на капитал банка, продолжает Данилов.

Для «Роснефти» размещенные в РСХБ $1,15 млрд не создадут проблем, говорят аналитики. На конец III квартала долг «Роснефти» с учетом предоплат за поставку нефти составил 3,6 трлн руб., подсчитал портфельный управляющий GL Financial Group Сергей Вахрамеев. Долговая нагрузка в 2016 г. останется очень высокой – 3,4 EBITDA, но проблем с погашением долга у «Роснефти» возникнуть не должно, говорит Вахрамеев. В 2016 г. компании надо погасить $13,7 млрд, при этом на счетах у нее сейчас $23 млрд, еще $1,2 млрд – свободный денежный поток. Таким образом после выплат по долгу к 2017 г. у компании останется $10,5 млрд на счетах, а денежный поток составит еще $4 млрд, т. е. всего $14,9 млрд.

При этом в 2017 г. «Роснефти» нужно погасить $11,3 млрд, т. е. денег ей хватит. Долг к погашению в 2018 г. – всего $4,7 млрд, при этом, если «Роснефть» реализует все запланированные проекты, денежный поток компании вырастет примерно до $10 млрд, заключает Вахрамеев.

Средняя процентная ставка по кредитам у «Роснефти» – 2,9%, по авансам – 3,9%, напоминает он.

В случае с РСХБ, возможно, «Роснефть» действует как банк: выдает кредит под более высокую ставку, тогда это может быть выгодно, отмечает Вахрамеев. У компании остаются средства на счетах после уплаты долга, на этом можно заработать, добавляет он. «Роснефть» так уже делала, размещая в 2010 г. часть средств «китайского» кредита на депозиты с большей ставкой.

В декабре РСХБ открыл кредитную линию «Роснефти» на $303,6 млн, следует из информации, размещенной на сайте госзакупок.

$23 млрд на счетах и суборд в РСХБ не мешают «Роснефти» продолжать занимать: шесть пятилетних кредитов на общую сумму 170 млрд руб. компания планирует привлечь у ВТБ, еще один на 17 млрд руб. – у Газпромбанка, следует из данных сайта госзакупок. Это только кредитные линии, лимит которых может быть не выбран, говорит представитель «Роснефти». Деньги нужны не для того, чтобы заместить валютный долг рублевым – у «Роснефти» валютная выручка и нет проблем с обслуживанием долга, отмечает источник в «Роснефти». Новые рублевые займы скорее всего нужны для рефинансирования старых рублевых кредитов, считает Вахрамеев.

Представитель казначейства США вчера на вопросы «Ведомостей» не ответил.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать