Статья опубликована в № 4034 от 16.03.2016 под заголовком: Миллиарды под майонезом

Владелец бренда «Махеевъ» не смог взыскать 1,5 млрд рублей компенсации с конкурента за использование им похожей марки

Но намерен продолжить судебное разбирательство
  • Мария Кунле

Компания «Эссен продакшн АГ» предпринимателей Леонида Барышева и Вадима Махеева не смогла через суд взыскать 1,5 млрд руб. компенсации с Казанского масложирового комбината (КЖК, входит в ГК «Нэфис») по спору о незаконном использовании последним товарного знака «Майонез». Это следует из решения Арбитражного суда Республики Татарстан.

«Эссен» и КЖК – соседи: производственные площадки обеих компаний базируются в Татарстане. Отношения между компаниями накалились, когда КЖК в 2010 г. выпустил майонез под маркой «Майонез». «Эссен» посчитал, что этот товарный знак до степени смешения схож с принадлежащим ему брендом «Махеевъ», присутствующим на рынке с 2001 г.: тот же желтый фон, красная надпись, сужающаяся к середине витая буква «М». За недобросовестную конкуренцию Федеральная антимонопольная служба (ФАС) оштрафовала КЖК на 250 000 руб., сообщала ФАС в 2012 г. Служба основывалась на результатах опросов, которые показали, что до половины респондентов посчитали упаковки «Махеевъ» и «Майонез» похожими и способными ввести в заблуждение, следует из документов суда. Это, в свою очередь, привело к падению продаж «Махеевъ», утверждал «Эссен» на заседаниях комиссии ФАС.

Спустя три года, в сентябре 2015 г., «Эссен» решил взыскать с КЖК компенсацию в виде двукратной стоимости проданного «Майонеза» – такое право предоставляется ст. 1515 Гражданского кодекса. За основу взяли аудиторское исследование КЖК, поясняет представитель «Эссена»: всего согласно этому документу в 2010–2012 гг. комбинат продал «Майонеза» на 787,1 млн руб., что при умножении на два дает 1,57 млрд руб.

Схожесть не помогла продажам

Сколько-нибудь существенную долю рынка «Майонезу» не удалось занять: в своем решении ФАС со ссылкой на данные Nielsen указывала, что она составляет менее 1%. В то время как «Махеевъ» занимал на тот момент, по данным Euromonitor International, 12,9% рынка, будучи лидером категории (в 2015 г. – уже 16,3%). Позднее «Майонез» был переименован в «Майонезный соус», следует из материалов суда.

Суд Республики Татарстан, однако, отказался удовлетворить иск, так как «Эссен» пропустил срок исковой давности. Первый раз компания обратилась в Арбитражный суд Самарской области с требованием запретить КЖК и его торговым партнерам использовать бренд «Майонез» еще в 2010 г. «Ничто не препятствовало комбинату одновременно заявить требование о взыскании компенсации», – посчитал судья Арбитражного суда Татарстана Илгиз Хасаншин. Трехлетний срок исковой давности, по его мнению, положено считать с момента прекращения производства соуса под брендом «Майонез», т. е. с июня 2012 г.

Суд совершенно правильно указал начало срока исковой давности, считает руководитель проектов адвокатской консультации «Павлова и партнеры» Сергей Солдатенко. Единственное, что заставляет задуматься, – почему суд основывается на внутреннем документе КЖК об окончании производства «Майонеза», добавляет эксперт.

«Эссен» намерен оспорить решение суда, заверил его представитель. Компания ожидала окончательного подтверждения своей позиции по решению ФАС, которое продолжает частично пересматриваться в судах, поэтому и не стала требовать компенсацию раньше, пояснил он. Представитель КЖК на запрос не ответил.

«Мимикрирующие» бренды в такой высококонкурентной категории, как майонезы, запускаются либо для дискредитации хорошего существующего бренда, либо, наоборот, чтобы поднять собственные продажи за счет схожести с ним, рассуждает гендиректор агентства Depot WPF Алексей Андреев. Даже гиганты FMCG-рынка с этим сталкиваются, продолжает он. По расчетам Андреева, ежегодное поддержание крепкого федерального бренда минимально обходится в 200 млн руб., поэтому правообладателю есть повод бороться с «мимикрирующими» брендами.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать