Статья опубликована в № 4041 от 25.03.2016 под заголовком: «Газпром нефть» не хочет на шельф

«Газпром нефть» не хочет на шельф

Инвестировать в разведку шельфовых месторождений невыгодно, нужны налоговые льготы, считает компания

Об этом говорится в письме от 3 марта заместителя гендиректора по развитию шельфовых проектов «Газпром нефти» Андрея Патрушева в Минприроды (копия есть у «Ведомостей»). Он пишет, что налоговый маневр, санкции и снижение цен на нефть негативно повлияли на возможности компаний инвестировать в разведку шельфа. «Газпром нефть» решила выяснить, как можно исправить положение с учетом нескольких ограничений: компании должны получать реальные деньги, а инвестиционная привлекательность проектов – повышаться; прямое финансирование и (или) частичная компенсация расходов из бюджета маловероятны, наконец, изменения не должны приводить к существенным выпадающим доходам бюджета.

Из письма Патрушева следует, что раньше обсуждался вариант, при котором понесенные одной из компаний группы затраты на разведку шельфа могли быть вычтены из налогооблагаемой базы другой компании группы, добывающей углеводороды тоже на шельфе. Но в текущих условиях и этот вариант не делает разведку шельфа привлекательной, пишет Патрушев. Он предлагает разрешить относить затраты на разведку шельфа на налогооблагаемую базу всей группы. Сама «Газпром нефть» в 2015 г. заплатила 19,5 млрд руб. налога на прибыль.

Запасов много

На долю континентального шельфа России приходится около 8% разведанных запасов нефти (2,4 млрд т) и 17% прогнозных ресурсов. Общие ресурсы углеводородов арктического шельфа оцениваются в 83 млрд т у. т. Из них около 80% – в Баренцевом и Карском морях, где находится 25 морских месторождений углеводородов с извлекаемыми запасами нефти промышленных категорий более 430 млн т, говорится в проекте генсхемы развития нефтяной отрасли России до 2035 г.

Иными словами, компания предлагает рассчитывать налоговый вычет к налогу на прибыль ко всей «Газпром нефти», а не отдельно к ее работающим на шельфе «дочкам», поясняет старший аналитик «Атона» Александр Корнилов.

Министр природных ресурсов Сергей Донской сообщил правительству о позиции «Газпром нефти», позже будет представлена уточненная, следует из его письма от 22 марта 2016 г. (копия есть у «Ведомостей»). Минфин по состоянию на 17 марта свою позицию не представил. Минэкономразвития считает, что нужно вернуться к рассмотрению вопроса о предоставлении права на вычет затрат на геолого-разведочные работы при исчислении НДПИ, а также о мерах неналогового характера (например, субсидирование проведения разведки). Позиция Минэнерго не изменилась: нужен механизм консолидации финансового результата при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль для новых морских проектов. «Мы работаем над созданием дополнительных условий для притока инвестиций в геологоразведку на шельфе», – сказал представитель Минприроды, подтвердив письма Донского и Патрушева. Представители Минфина и «Газпром нефти» не ответили на запросы «Ведомостей».

В конце 2015 г. гендиректор «Газпром нефти» Александр Дюков уже обращался к вице-премьеру Александру Хлопонину с предложением применять при расчете налога на прибыль повышающий коэффициент к затратам на поиски и оценку шельфовых месторождений в Арктике. Сейчас обсуждается такой механизм только для месторождений на суше. Донской говорил, что к Арктике повышающий коэффициент может быть 2.

«Газпром нефть» пока единственная российская компания, которая ведет добычу в Арктике. В декабре 2013 г. она запустила Приразломное месторождение в Печорском море. Пока проект работает в минус: чистый убыток владельца лицензии на месторождение ООО «Газпром нефть шельф» в 2014 г., по данным «СПАРК-Интерфакса», – 3,3 млрд руб.

Другая нефтяная компания, «Роснефть», в 2014 г. вместе с ExxonMobil пробурила успешную скважину в Карском море, в результате открыто месторождение «Победа». Осваивать Арктику она договорилась также с Eni, Statoil. Иностранные компании взяли на себя финансирование геологоразведки. Представитель «Роснефти» не ответил на запрос. В четверг Хлопонин допустил, что правительство возьмет паузу в выдаче новых лицензий на шельфе «Роснефти» до выполнения компанией лицензионных обязательств (см. статью на стр. 14).

Идея с повышающим коэффициентом правильная, так как геологоразведка на шельфе в Арктике высокозатратна и самим российским нефтяникам без партнеров потянуть проекты будет тяжело из-за слишком высоких затрат, продолжает Корнилов. «Но возникает очевидный вопрос: готово ли государство предоставить преференции в нынешних условиях, когда у шельфа и так очень высокие льготы в сравнении с другими типами запасов и активно ведется дискуссия о дополнительных налоговых сборах с нефтяников?» – рассуждает Корнилов.

Освоение шельфа отложено на 3–5 лет, говорит аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. Для активизации работы требуется отмена санкций, что позволит привлекать финансы и технологии, и рост цен на нефть выше $80/барр.