Статья опубликована в № 4042 от 28.03.2016 под заголовком: В «Башнефть» на 10 лет

На госпакет «Башнефти» претендует компания «Татнефтегаз»

Она хочет получить от государства акции «Башнефти» в управление на 10 лет

  • Галина Старинская,
  • Маргарита Папченкова

В распоряжении «Ведомостей» оказалась копия письма на имя президента России Владимира Путина за подписью исполнительного директора ЗАО «Татнефтегаз» Сергея Бахира. Он предлагает передать «Татнефтегазу» весь госпакет «Башнефти» – 75,08% плюс 1 акция – во временное владение на 10 лет. Датировано письмо 2 февраля.

Согласившись на сделку, Росимущество (владеет 50,08% «Башнефти») и Башкирия (25% плюс 1 акция) получат $4 млрд и $2 млрд соответственно, сулит Бахир. На дивиденды «Башнефть» направляет 25% годовой чистой прибыли – за 2015 г. федеральный и республиканские бюджеты получат $165 млн, а за 10 лет (если предположить, что прибыль не изменится) – $1,65 млрд. «Даже при удвоении цены на нефть сумма выплат [дивидендов за 10 лет] не превысит $3,3 млрд», – описывает Бахир плюсы своего предложения. На Московской бирже 75% «Башнефти» стоят сейчас $4,8 млрд. А сделка кроме внушительной премии к рыночной цене предусматривает еще и «гарантию ежегодной доплаты по согласованной формуле в последующие два года в случае роста нефтяных цен», говорится в письме.

Меньший срок владения активами не позволит инвестору заработать, объясняет Бахир: в добыче и переработке средняя продолжительность инвестиционных проектов составляет не менее 10 лет. По истечении же этого срока акции нефтяной компании вернутся государству. Если стоимость чистых активов «Башнефти» окажется ниже, чем на дату продажи, «Татнефтегаз» обязуется вернуть разницу в бюджет, если выше – оставит себе не более 50% разницы. Сделку – если государство на нее пойдет – «Татнефтегаз» обещает согласовать с миноритариями (он готов даже выкупить их акции), а социальные программы «Башнефти» взять на себя.

О предложении «Татнефтегаза» знают федеральный чиновник и менеджер фонда, желающего участвовать в приватизации госактивов.

На письме есть написанное от руки поручение помощнику президента Андрею Белоусову и министру экономического развития Алексею Улюкаеву: рассмотреть предложение и «учесть при проработке вопросов приватизации». Вопрос прорабатывается, подтвердил представитель Минэкономразвития. Сотрудник «Татнефтегаза», ответивший по указанному в письме телефонному номеру, отказался от комментариев. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, представители Росимущества и правительства Башкирии на запросы «Ведомостей» не ответили.

Даже за 10 лет вернуть вложения инвестору будет сложно, сомневается старший аналитик «Атона» Александр Корнилов: при нынешней цене на нефть «Башнефть» вряд ли сможет платить большие дивиденды, ведь ей нужно еще инвестировать в разработку месторождений Требса и Титова, модернизацию НПЗ, поддержание добычи.

«Татнефтегаз» учрежден в конце 2012 г., его уставный капитал – 4,5 млн руб., виды деятельности – геологоразведка, добыча нефти и газа и т. д. Принадлежит компания, по данным «СПАРК-Интерфакса», кипрской RGF Investments & Energy Ltd., а та – Pivitol Holdings Ltd. и Ristgu Ltd. (Британские Виргинские острова). Из письма Бахира, впрочем, следует, что компания на 60% контролируется российскими предпринимателями и на 40% – европейскими финансистами. К «Татнефти» компания отношения не имеет, пишет Бахир.

Активной деятельности «Татнефтегаз» в 2014 г. еще явно не вел: его чистая прибыль составила 2,6 млн руб., выручка – 20,5 млн руб. (данных за 2015 г. нет). В апреле 2014 г. Федеральная антимонопольная служба одобрила заявку «Татнефтегаза» на покупку «Бурнефтегаза», который в итоге купила «Башнефть» за $1 млрд. В ноябре 2015 г. «Коммерсантъ» называл «Татнефтегаз» в числе претендентов на долю «Роснефти» в совместном с ConocoPhillips предприятии «Полярное сияние» (актив достался Юрию и Алексею Хотиным).

Сам Бахир одно время работал вице-президентом «Русснефти» Михаила Гуцериева. В 2007 г. ему, как и Гуцериеву, были предъявлены обвинения в незаконном предпринимательстве, оба уехали в Великобританию, а в 2010 г. после снятия обвинений вернулись в Россию. Позже Гуцериев вернул себе «Русснефть», и Бахир снова стал ее вице-президентом. Гендиректор единственной «дочки» «Татнефтегаза», «Татнефтегаз-Севера», тоже бывший вице-президент «Русснефти» Андрей Шегимаго. Со структурами Гуцериева «Татнефтегаз» не связан, сказал «Ведомостям» представитель бизнесмена.

В 2013 г. обсуждалась возможность объединения «Русснефти» и «Башнефти». В то время «Башнефть» контролировала АФК «Система» Владимира Евтушенкова (ей принадлежало 71,6% обыкновенных акций). Из письма Бахира следует, что «Татнефтегаз» еще в октябре 2013 г. предлагал АФК «Система» продать ему долю в «Башнефти» за $11,2 млрд, затем аналогичное предложение было сделано Евтушенкову. Ни АФК, ни Евтушенков предложение не приняли, информирует Бахир президента.

В апреле 2014 г. Следственный комитет России (СКР) возбудил уголовное дело по факту хищения и легализации акций «Башнефти», и Евтушенков на несколько месяцев оказался под домашним арестом – СКР предъявил ему обвинение в легализации похищенных у государства акций «Башнефти». В итоге «Система» согласилась вернуть акции «Башнефти» государству, и Евтушенкова отпустили; сейчас дело закрыто.

«Понимая стратегическую важность актива, «Татнефтегаз» был готов в случае сделки с АФК по первому требованию продать «Башнефть» любой государственной компании, обеспечив легитимность и согласованную компенсацию иностранным участникам «Татнефтегаза», – гласит письмо Бахира. С Glencore, Trafigura, Vitol и трейдерами BP был «проработан вопрос участия в финансировании», уверяет Бахир; организатором финансирования согласился выступить банк UBS, интерес к синдикации средств проявил JPMorgan. Представители трейдеров и банков оставили эти утверждения без комментариев, так же поступил представитель АФК «Система».

Схема временного владения (Leasehold), о которой ведет речь «Татнефтегаз», относится к англосаксонской системе права, но чужда российской традиции, скептичен управляющий партнер юридической компании Art de Lex Дмитрий Магоня. Он не советует государству соглашаться на такую сделку: «Суды могут в любое время квалифицировать ее как ничтожную».

«Башнефть» – эффективная компания, зачем нужно временное управление, непонятно, недоумевает чиновник Минэнерго. За время, пока компания была в госсобственности, у нее был положительный денежный поток, а теперь, получается, выгоды от управления будут получать третьи лица, рассуждает он.

Таких экзотических схем лучше избегать – они создают неверные стимулы, согласен менеджер фонда, планирующего участвовать в приватизации: когда собственник и менеджеры знают, что компания во временном пользовании, они не нацелены на долгосрочное развитие, их задача – выкачать из компании прибыль.