Статья опубликована в № 4158 от 12.09.2016 под заголовком: Сечин просит три года покоя

«Роснефтегаз» просит три года не менять налогообложение нефтяной отрасли

Это помогло бы ему выгодно продать «Роснефть»

«Роснефтегаз» (владеет госпакетом акций «Роснефти», его совет директоров возглавляет главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин) 31 августа направил в Минэкономразвития вместе со схемой приватизации «Роснефти» и предложения по повышению капитализации компании, рассказали «Ведомостям» человек, знающий содержание письма, и высокопоставленный чиновник. Главное предложение – стабилизировать налоговую нагрузку для нефтяников, рассказывают они. Срок – три года, уточняет один из них.

Это не предложение остановить налоговый маневр, говорят собеседники «Ведомостей». Но и избежать уже запланированных дополнительных налоговых изъятий (за счет повышения НДПИ в бюджет 2017 г. с нефтяников предполагается получить 200 млрд руб.) не удастся: «Вряд ли это достижимо, ведь Минфин и Минэнерго уже почти обо всем договорились», уточняет высокопоставленный чиновник. В последние годы налоговая нагрузка на российских нефтяников постоянно меняется (см. врез). Директор Московского нефтегазового центра EY Денис Борисов называет эту неопределенность главной проблемой: за четыре месяца до 2017 г. все еще непонятно, сохранится ли текущая налоговая система для нефтяников, – при том что средний период разработки месторождения превышает 20 лет.

Минэнерго такое письмо не получало, но выступает за стабилизацию налоговой нагрузки, говорит его представитель. Представители Минфина, Минэкономразвития и вице-премьера Аркадия Дворковича не ответили на запросы «Ведомостей», представитель «Роснефти» отказался от комментариев.

Решение стабилизировать налоговый режим «Роснефтегаз» предлагает зафиксировать не в виде обещания, а в каком-то нормативном акте, например в постановлении правительства, знает один из собеседников «Ведомостей». Невозможно корректно оценить актив, когда не понятны базовые экономические условия, рассуждает он.

Государство планирует продать 19,5% «Роснефти» примерно за $11 млрд (703 млрд руб. по курсу ЦБ в пятницу). Вероятность продажи в этом году – более 50%, оценивал недавно министр экономического развития Алексей Улюкаев (его цитировал «Интерфакс»). «Сделка состоится, если правительство вместе с руководством «Роснефти» смогут найти «соответствующих стратегических инвесторов», говорил президент Владимир Путин в интервью Bloomberg неделю назад.

Главное – маневры

С 2011 г. правительство запустило три налоговых маневра, но ни один из них не закончен. В 2015 г. ситуация вышла из-под контроля: из-за резкого падения цен на нефть и доходов бюджета Минфин предложил дополнительно собрать с нефтяников 1,6 трлн руб. в 2016–2018 гг., изменив формулу НДПИ. Нефтяники предупредили президента о катастрофическом падении инвестиций и добычи. В результате правительство решило собрать с нефтяных компаний 200 млрд руб., сохранив в 2016 г. высокую экспортную пошлину (42%), а еще 100 млрд – с «Газпрома» за счет корректировки НДПИ. Это разовая мера, убеждали чиновники. Но цены на нефть не восстановились и Минфин вновь предложил в 2017 г. собрать с нефтяников и «Газпрома» дополнительные 370 млрд руб. за счет корректировки НДПИ.

Налоговая нагрузка на сегмент добычи у российских компаний – одна из самых значительных в мире: при высоких ценах на нефть налоги составляли 73% от выручки против 35% у мировых мейджоров, а теперь это соотношение – 58% против 12%, говорит Борисов.

Налоговая неопределенность сильно увеличивает риски инвесторов в сектор, другое дело, что риски эти стали постоянными, инвесторы к ним уже привыкли и немного охладели, говорит аналитик UBS Максим Мошков. Так что даже если неизменность налогов будет закреплена в документе высокого уровня, премия к цене акций за такую гарантию может составить не больше 2%, считает он.

Индивидуальных налогов в России нет: чтобы гарантировать стабильные условия новому миноритарию «Роснефти», государство должно взять обязательство не менять налоговую нагрузку на всю отрасль или, по крайней мере, на часть игроков, соответствующих определенным критериям, полагает партнер корпоративной практики Goltsblat BLP Антон Панченков.

В международной практике никто такие условия частным образом не гарантирует, зато есть понятие индивидуальной налоговой льготы: ее предоставление становится условием покупки актива или реализации проекта, объясняет эксперт.

Любой нормативный акт – федеральный закон, указ, постановление, распоряжение президента или правительства – был бы хорошей гарантией для инвесторов, считает старший юрист BGP Litigation Денис Савин, правда, в нефтегазовой отрасли больше политики, чем бизнеса, поэтому значение скорее имеют не принятые документы, а политическая воля и политические гарантии. Условия по приватизации, в некоторой степени защищающие инвестора, могут быть зафиксированы в двусторонних соглашениях, допускает юрист.

Очевидно, что гарантировать неизменность фискальной нагрузки можно только на уровне закона, говорит старший юрист Herbert Smith Freehills Сергей Еремин. Проблема в том, что его могут отменить столь же легко, как и принять, скептичен юрист. Теоретически в договоре продажи «Роснефти» можно гарантировать какую-то компенсацию в случае, если налоговые условия для компании будут ухудшены. Но в зависимости от того, кто будет стороной сделки, в случае нарушения его прав инвестору придется судиться или с «Роснефтегазом», или с Росимуществом и во втором случае вероятность выигрыша может быть невелика, считает Еремин.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать