Статья опубликована в № 4204 от 16.11.2016 под заголовком: «Роснефтегаз» собирает деньги

«Роснефтегаз» возьмет под контроль финансы «дочек»

Госхолдинг создает единое казначейство с подконтрольными «дочками». «Роснефти», впрочем, это не коснется

«Роснефтегаз» создаст единое казначейство, которое будет управлять финансовыми потоками пяти дочерних компаний, следует из материалов, размещенных на сайте госзакупок. Названия компаний в них не перечислены. У «Роснефтегаза» минимум шесть дочерних компаний, где его доля превышает 50%, следует из данных Росстата и данных компаний, которые приводит СПАРК (см. врез).

Крупнейшая «дочка» – «Роснефть», где у «Роснефтегаза» 69,5% (до конца года доля может снизиться до 60% в результате приватизации). Две другие крупные компании – «Газпром» (около 11%) и «Интер РАО» (27,6%). Финансы этих трех компаний не войдут в периметр единого казначейства «Роснефтегаза», рассказывал источник «Интерфакса», знакомый с ситуацией. Представитель «Роснефти» не комментирует эту информацию, представители «Газпрома» и «Интер РАО» не ответили на вопросы. Человек, близкий к «Интер РАО», говорит, что в компании уже создано единое казначейство, но управление «Роснефтегазом» финансовыми потоками «Интер РАО» не обсуждалось.

Подконтрольные «дочки»

«Роснефтегазу» принадлежит 69,5% акций «Роснефти». По данным СПАРК, госхолдинг владеет 100% в «Востокгазинвесте», 99,9% – в «Калининградгазификации», 99,99% – в «Калининградской генерации» (0,001% у «Интер РАО»), 74,5% – в «Росгазификации». Данные о доле владения во «ВНИПИнефти» разнятся – 50,67 или 37,9%.

Госкомпании получили директиву Росимущества, которая обязывает их создавать единые казначейства для управления финансами «дочек», еще в 2014 г. Единое казначейство позволит снизить расходы на основные банковские продукты, программное обеспечение и проч., объяснял «Ведомостям» топ-менеджер «Россетей». Управление ликвидностью «дочек» позволит добиваться лучших условий от банков: чем больше объем размещаемых средств, тем лучше ставки, рассказывал он.

«Роснефтегаз» – зона влияния главного исполнительного директора «Роснефти», председателя совета директоров «Роснефтегаза» Игоря Сечина. Госхолдинг аккумулирует дивиденды компаний, где является акционером, и постоянно спорит с правительством, куда направлять эти деньги. Правительство пытается изъять деньги в бюджет в виде дивидендов, «Роснефтегаз» – направить на инвестиции или покупки. У всех этих компаний небольшой объем финансов: совокупная выручка за 2015 г., по данным СПАРК, составила чуть больше 2,5 млрд руб. Но «Калининградская генерация», например, была создана недавно для строительства четырех электростанций в Калининградской области, а их стоимость составит 100 млрд руб. «Роснефтегаз» также финансирует строительство судоверфи «Звезда» на Дальнем Востоке. В конце 2015 г. госхолдинг перечислил 30 млрд руб., а в целом планирует инвестировать 60 млрд руб. «Звезда» входит в «Дальневосточный центр судостроения и судоремонта», 75% которого принадлежит «Современным технологиям судостроения» (СТС). СТС принадлежит на паритетных началах Газпромбанку и «Роснефти».

«Роснефтегаз» может открывать банковские счета в России и за рубежом, его гендиректор – получать кредиты в российских и зарубежных банках, говорится в уставе госхолдинга. Он может контролировать и докапитализировать дочерние общества, но операционным управлением не занимается. Например, в «Росгазификации» формирует и исполняет бюджет гендиректор компании, говорится в ее уставе. В 2013–2014 гг. в «Роснефтегазе» работало 10 человек, включая совместителей, данных за 2015 г. нет.

«Роснефтегаз» может создать казначейство в виде отдельной компании, набрать туда штат и через нее управлять финансовыми потоками подконтрольных компаний, говорит партнер Goltsblat BLP Антон Панченков. В этом случае гендиректора дочерних компаний оказываются на уровне менеджеров по производству и продажам, заключает юрист. Создание единого казначейства «Роснефтегаза» – однозначно усиление контроля и влияния на деятельность «дочек», говорит юрист А2 Михаил Александров. Контроль бывает предварительным и последующим, объясняет он. Пока «Роснефтегаз» может контролировать расходы «дочек» постфактум. Но если вдруг придется разбираться с неправомерными тратами, вернуть деньги будет сложно, допускает он. Через казначейство «Роснефтегаз» сможет контролировать всю операционную деятельность «дочек», говорит Александров. «Роснефтегаз» хочет из холдинговой структуры превратиться в контролера операционной деятельности и больше влиять на политику «дочек», говорит Александров. Усилив контроль за расходами и, возможно, повысив эффективность управления деньгами, «Роснефтегаз» может использовать это в качестве аргумента в переговорах с правительством о том, перечислять ли деньги в бюджет или инвестировать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать