Статья опубликована в № 4345 от 20.06.2017 под заголовком: «Важность и критичность цифровой составляющей вещей будет расти»

«Важность и критичность цифровой составляющей вещей будет расти»

Не все ожидали увидеть во главе General Electric Джона Флэннери, гендиректора GE Healthcare, но неделю назад стало известно, что именно он сменит Джеффа Имельта, обойдя трех других претендентов, чьи имена звучали чаще. Он будет искать источники роста и прибыльности, чтобы увеличить капитализацию компании

С 1 августа у General Electric (GE) новый гендиректор – Джон Флэннери. С 1 января он займет и пост председателя совета директоров. Но хотя Флэннери уже 30 лет работает в GE, «в некотором смысле он там человек со стороны», говорил Bloomberg аналитик Barclays Скотт Дэвис. Легендарный глава GE Джек Уэлч (1981–2001) и нынешний – Джефф Иммельт (2001–2017) строили карьеру в основном для холдинга бизнесе – в производстве. Флэннери же в первую очередь финансист. FT передает мнение опрошенных аналитиков: в поглощениях и продаже активов, в финансовой отчетности у Флэннери богатый опыт, а вот в управлении бизнесом GE настолько ограниченный, что, когда в 2014 г. его поставили во главе GE Healthcare (производство медицинского оборудования), немедленно пошли слухи, что этот дивизион готовят к продаже. Слухи, правда, не подтвердились.

Может быть, финансист – это как раз то, что сейчас нужно GE. При Иммельте продажи GE в области авиастроения утроились до $6 млрд в год, выручка в сфере здравоохранения, энергетики и транспорта повысилась в 2–3 раза, пишет Forbes. Но за провалами компании на фондовом рынке он не уследил. За последние 13 кварталов GE 10 раз не оправдывала ожиданий аналитиков, сообщает FactSet. За время его руководства S&P 500 вырос на 124%, а акции GE упали на 30%, подсчитала FT. И если в 2015 г. Иммельт обещал, что к 2018 г. акционеры станут получать по $2,2 на акцию, то в мае этого года вынужден был признать: достичь этого показателя будет трудновато.

Теперь Флэннери успокаивает акционеров: «Благодаря и образованию, и практике работы у меня накопился богатый опыт оценки вещей с точки зрения инвесторов». Он соглашается: «Честно говоря, никто из нас не доволен нынешними котировками [акций GE]». И обещает: «Чего инвесторы хотят – так это роста, прибыльности и наличных. Вот на них мы и сфокусируемся» (цитаты по The Washington Post).

От финансов до медицины

Флэннери – потомственный финансист. Он родился в 1962 г. в Александрии (Вирджиния) и там же прожил первые 10 лет с родителями и двумя старшими сестрами. Его отец сначала работал в FDIC (Федеральная корпорация по страхованию вкладов), а в 1971 г. стал президентом небольшого банка в Уэст-Хартфорде (Коннектикут) и перевез семью на новое место. Флэннери окончил Университет Фэрфилда в том же штате с дипломом финансиста и отправился в бизнес-школу Уортон Университета Пенсильвании.

В 1987 г. Флэннери пришел в GE аналитиком по оценке рисков при покупке активов за счет кредитных средств. В 1990-х он уже возглавлял группу по реструктуризации активов, прославившись своими навыками переговоров. Затем он познакомился с зарубежным бизнесом компании. В 1997 г. его послали работать в Аргентину, где он отвечал за приобретение новых активов по всей Латинской Америке как руководитель инвестиционного подразделения GE Equity в регионе и за финансовые операции в Аргентине и Чили как глава местного финансового подразделения GE Capital.

Самые эффективные

Сегодня, 19 июня, на Казанской ТЭЦ-3 была запущена самая мощная в России газотурбинная установка мощностью 405,6 МВт, изготовленная GE. Мощность ТЭЦ должна вырасти почти вдвое – с 384,9 до 789,6 МВт, сообщает татарстанская интернет-газета «Бизнес Online». Это вторая турбина GE 9HA.01, установленная в мире. Первая вошла в состав энергоблока мощностью 605 МВт на электростанции «Бушен» во Франции. Год назад энергоблок попал в Книгу рекордов Гиннесса как самый эффективный в мире с КПД 62,22%. Хотя французская электростанция принадлежит компании EDF, сама турбина осталась в собственности GE, сообщается на сайте производителя. Он используется как испытательный образец, модифицировав который GE надеется довести КПД до 65%.

Вернувшись через два года в штаб-квартиру, Флэннери стал управляющим директором, а потом президентом и гендиректором GE Equity. В 2005 г. его отправили в Азию, поручив возглавить GE Capital в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В официальной биографии топ-менеджера сказано, что за четыре года выручка этого подразделения в Японии увеличилась на 100%, в Южной Корее – на 30% и в Австралии – на 25%. В 2009 г. он переехал в Индию, возглавив там финансовые операции GE и поразив Иммельта способностью быстро расширять сеть деловых контактов, пишет USA Today.

Опыт работы за рубежом пригодится ему сейчас: компания делает ставку на расширение операций за пределами США, пишет FT. В 2000 г., перед уходом Уэлча, из-за рубежа поступала треть выручки, в прошлом году – уже две трети.

В 2013 г. Флэннери отозвали обратно в США, сделав старшим вице-президентом по развитию бизнеса. Фактически он занимался поглощениями и продажей бизнесов. «Плодовитый лоббист, который <...> дал ход сделкам более чем на $26 млрд», – характеризовал его Bloomberg. Так, он сумел доказать руководству, что GE выгодна покупка энергетического бизнеса у французской Alstom, и вел переговоры с Эмманюэлем Макроном, который тогда был министром экономики. Сумма сделки составила $17 млрд, рекорд для GE.

Именно Флэннери, несмотря на сопротивление внутри компании, настоял на избавлении от такого традиционного для GE бизнеса, как производство бытовой техники. Поводом стало периодическое невыполнение запланированных показателей, сообщают источники WSJ. После нескольких попыток бизнес купила в прошлом январе китайская Haier Group за $5,4 млрд.

General Electric Company (GE)

Промышленный холдинг
Акционеры (данные Bloomberg): 99,8% акций – в свободном обращении, крупнейшие институциональные инвесторы – Vanguard Group (6,9%), Blackrock (5,8%).
Капитализация – $251,8 млрд.
Финансовые показатели (2016 г.):
выручка – $123,7 млрд,
чистая прибыль – $8,2 млрд.
В 1890 г. американский изобретатель Томас Эдисон основал Edison General Electric Company. В 1892 г. в результате слияния этой компании и Thomson-Houston Electric Company образовалась General Electric Company. Является единственной компанией, которая входит в индекс Dow Jones с момента его создания в 1896 г. GE занимается разработкой и производством энергетических установок, газовых турбин, авиационных двигателей, железнодорожных локомотивов, медицинского оборудования, домашних осветительных приборов и бытовой техники.

Флэннери вел интенсивные переговоры и по продаже различных финансовых активов GE, но это укладывалось в политику холдинга. Увлечение Уэлча в конце прошлого века скупкой финансовых активов поставило GE в нелегкую ситуацию во время финансового кризиса, пишет Forbes. После этого Иммельт стал активно избавляться от наследства предшественника на тех направлениях, где не видел конкурентных преимуществ. В итоге к прошлому году ФРС вычеркнула GE из списка системно значимых финансовых институтов.

Флэннери с удовольствием вспоминает о своих успехах. «Если посмотреть на задачи, которые я решал, говорю это со всей скромностью, то в этой сфере [финансовой] были достигнуты результаты, – цитирует его Bloomberg. – Я потратил много времени, делая инвестиции и оценивая их эффективность. Я управлял крупным бизнесом в области финансовых услуг для промышленности, глобальным бизнесом».

Но пришла пора возглавить и производственный бизнес. Осенью 2014 г. Флэннери возглавил GE Healthcare, производящую медицинские приборы (томографы и проч.), при назначении получив от Иммельта единственную инструкцию: усилить органический рост, вспоминает Флэннери на страницах FT. Ровно этим он, гендиректор и президент компании, и занимался до прошлой недели.

Томограф как iPhone

«Прагматичный и очень уважаемый человек» – таким показал себя Флэннери во главе GE Healthcare, по мнению аналитика компании William Blair Ника Хейманна (цитата по The Washington Post). За два года он сумел увеличить органический рост выручки GE Healthcare с менее чем 1 до 5%, а рентабельность – на 1 п. п. Правда, выручка GE Healthcare в 2013 г., перед приходом Флэннери, была $18,2 млрд, а в 2016 г. – $18,29 млрд, замечает Business Insider. Увеличить ее помешало падение цен на медицинское оборудование и те же томографы плюс опасения насчет будущего Obamacare, объясняет газета Hartford Courant. В ответ Флэннери сделал упор на медико-биологические исследования (эту услугу охотно покупают разработчики лекарств) и сервисы по обработке данных.

Это вполне укладывается в общую стратегию GE, пишет FT. В этом тысячелетии акции GE чувствовали себя хуже бумаг конкурентов, United Technologies и Siemens, во многом из-за страсти Иммельта переплачивать за поглощения. В 2010–2011 гг. на них было потрачено $11 млрд, в основном на нефтесервисные компании. Падение цен на сырье в 2014 г. застало корпорацию врасплох.

Столкнувшись с падением спроса на промышленную продукцию, Иммельт сделал ставку на преобразование GE в цифровую компанию. Она должна не только поставлять турбины и локомотивы, но также сенсоры и ПО, повышающие их эффективность. Уже в следующем году эта политика начнет окупаться, обещают FT в GE.

Точно так же мыслил Флэннери в масштабах GE Healthcare. Он рассказывал Business Insider, что GE Healthcare ежегодно тратит около $1 млрд на запуск нового оборудования. Но постепенно акцент смещается на ПО для него. В GE Healthcare сейчас 5000 человек, или 10% штата, – программисты. Их число должно удвоиться в ближайшие несколько лет, обещал Флэннери. На ПО и программистов в 2018 г. подразделение должно потратить $0,5 млрд.

Со временем Флэннери стал думать о рентгеновских аппаратах или томографах как о чем-то вроде смартфона, объяснял он Business Insider. Железо, по его мнению, куда менее важно, чем софт. «Если задуматься, полезность вашего iPhone выходит за рамки телефона и камеры», – рассуждал он. Точно так же польза от томографа будет не столько в том, что он позволит увидеть опухоль, а в том, что прибор на основании прошлых измерений вычислит динамику ее роста. Это позволит улучшить лечение, особенно если информация будет доступна благодаря облачным технологиям любой клинике, в которую попадет пациент. «Мы всегда будем много инвестировать в железо, потому что нужно быть конкурентным и иметь преимущество в нем <...> но важность и критичность цифровой составляющей вещей будет расти», – подводит итог Флэннери.

Другое привлекательное направление развития – наоборот, упрощение приборов ради покорения развивающихся рынков, продолжает Hartford Courant. Например, для Китая GE Healthcare стала разрабатывать продукты подешевле, зато с большим количеством базовых функций. Ведь в сельских больницах врачи обычно занимаются лишь самым простым сканированием. Зато такое оборудование можно делать более компактным и мобильным.

«Я просто думаю вслух»

Флэннери будет работать в новой штаб-квартире GE – в прошлом году компания объявила, что переезжает из Фэрфилда (Коннектикут) в Бостон (Массачусетс), поближе к центру развития новых технологий. Это только на руку Флэннери – он преданный болельщик местной бейсбольной команды Red Sox и даже своего черного лабрадора назвал в честь темнокожего игрока Муки Беттса, подшучивает The Boston Globe.

У Флэннери трое детей, он обожает читать, особенно Атула Гаванде (хирург и писатель) и Джека Вэнса (писатель-фантаст), и большой фанат группы Allman Brothers. Последнее роднит его с Иммельтом, но между двумя руководителями GE много различий. И дело не только в том, что один занимался в основном финансами, а другой – производством.

55-летний Флэннери на десяток лет старше, чем были Иммельт и Уэлч, когда стали гендиректорами GE. Они провели на этой должности 16 и 20 лет соответственно. А Флэннери, похоже, уготован срок покороче, считает FT.

GE утверждает, что нынешняя рокировка – часть плана по ротации руководства, стартовавшего еще в 2011 г., пишет FT. Но если Иммельта выбирали у всех на виду, то Флэннери оказался темной лошадкой. В преемники Иммельту прочили финансового директора Джеффа Борнстейна, руководителей GE Power Стива Болза и GE Oil & Gas Лоренцо Симонелли и только в последние месяцы стали упоминать и Флэннери.

Его стиль мягче, чем у предшественников. Флэннери достаточно вежливо говорит коллегам, что не согласен с ними, приводит пример сайт Fox Business Network. «На работе я говорю «эй, я просто думаю вслух», что обычно означает «я собираюсь не согласиться с вами». Но это деликатный способ заявить об этом. Так же я общаюсь дома. Мои дети знают, что когда мы спорим и я проигрываю, то обычно заканчиваю словами «эй, я просто высказался».

Но и задачи перед Флэннери стоят иные – не командовать и контролировать, а влиять и вовлекать, рассуждает FT. GE, подобно многим другим корпорациям, отдает все больше власти самоуправляющимся группам сотрудников. Пока непонятно, как далеко зайдет процесс. У Флэннери полномочий ненамного меньше, чем у предшественников. Но Иммельт в последнем письме акционерам предупреждал: «Каждый лидер зависит от того, как делают свою работу другие. Нам нужны люди, заинтересованные больше в победе на рынке, нежели в точном следовании указаниям начальства». Флэннери же способен идти наперекор традициям. Источник WSJ рассказывал, что в 2015 г. на ежегодном семинаре для управленцев в Бока-Ратоне (Флорида) он поразил всех, отказавшись использовать слайды PowerPoint при презентации, как это делали все и всегда.

Совет новичку

На вопрос, каких талантов ему не хватает, Флэннери ответил The Washington Post: играть блюз на гитаре и заколачивать мячи в баскетболе. Как гендиректор и председатель совета директоров GE он будет получать $2 млн зарплаты ежегодно и бонус в $3 млн при выполнении плановых показателей. А если проработает более пяти лет, может рассчитывать еще и на акции GE стоимостью свыше $7 млн, пишет WSJ.

Иммельт в прошлом году заработал $21,3 млн, из которых зарплата – $3,8 млн.

«Я дал [Флэннери], может быть, самый важный совет для приходящего CEO, – говорил Иммельт FT. – Каждая работа кажется простой, когда не ты ее делаешь». Но член совета директоров GE Шелли Лазарус на страницах WSJ предрекает: «[Флэннери], похоже, обдумывает серьезные перемены. У него довольно смелое мышление. Он способен к хладнокровной оценке, хотя сам по себе достаточно горяч».

Сам Флэннери уверял The Washington Post, что как минимум продолжит стратегию Иммельта по увеличению цифровой составляющей в промышленной продукции. В остальном он избегает подробностей. На вопрос FT о планах на будущее он ответил, что поступит так же, как в 2014 г., когда его назначили в GE Healthcare: соберет информацию. «Первая вещь, которую я сделал, – пошел поговорить с инвесторами, с потребителями, с работниками, с партнерами, сформировать взгляд на наш бизнес: где мы сильны, что нужно исправить, где лучше возможности для роста. И здесь я сначала быстренько сделаю то же самое. Мы вернемся осенью и доложим о результатах».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать