Статья опубликована в № 3986 от 22.12.2015 под заголовком: «Интеллект боевых систем быстро растет, но человек все равно нужен»

«Мы обезопасились от катастрофических последствий»

Сергей Коротков — о проектах РСК «МиГ», разработке нового перехватчика и ударных беспилотников
  • Алексей Никольский

В уходящем году заключены контракты на экспорт почти сотни российских истребителей, из которых половина приходится на истребители МиГ-35 для Египта (хотя Сергей Коротков, как и другие официальные лица, отказывается говорить об этом контракте). Таких высоких показателей экспорта российских истребителей не было с 2000 г.

При этом Российская самолетостроительная корпорация «МиГ» (РСК «МиГ») – производитель истребителей МиГ – в последние годы находится в тени, информации о ее работе и планах крайне мало. Лишь периодически возникают слухи то о смене руководства, то о сокращениях, то еще о каких-то проблемах в корпорации. Одно из предположений – что генеральный директор РСК «МиГ» Сергей Коротков станет еще и генеральным конструктором Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК), которая переживает очередную реорганизацию. На днях вышел указ президента о передаче акций РСК «МиГ» и еще ряда авиационных предприятий в собственность ОАК. «Я остался генеральным директором корпорации «МиГ». Передо мной стоит ряд серьезных задач, которые я должен выполнить, со мной подписан контракт, который никто не разрывал, я продолжаю работать в этой должности» – так комментирует информацию о своем возможном новом назначении в ОАК Коротков. По его мнению, генеральный конструктор ОАК должен оптимально распределить работу над немногочисленными проектами между всеми КБ и заводами с целью эффективного расходования бюджетных средств: «Сейчас проектов несоизмеримо меньше, чем в былое время, но стоят они дороже».

В самом «МиГе» тоже ожидается реорганизация: на днях правительство одобрило передачу нижегородского авиационного завода «Сокол» корпорации «МиГ» – акции завода «Сокол» будут конвертированы в акции РСК «МиГ». Планируется на «МиГе» и сокращение персонала, но инженеров и рабочих, уверяет Коротков, это не коснется.

Кроме боевых самолетов корпорации поручено возобновить производство пассажирского регионального самолета Ил-114. Коротков уверен, что, несмотря на развитие беспилотной техники, пилотируемые истребители еще долго будут нужны.

– Какие основные финансовые показатели уходящего года вы можете раскрыть? Чего ждете от 2016 г.?

– Выручка корпорации в 2015 г. увеличилась в сравнении с 2014 г. на 13% и составила более 44 млрд руб. – рост один из самых больших в ОАК. Выработка на одного работающего увеличилась на 15%. Сегодня производство готово к выпуску 35 машин ежегодно, а после присоединения к корпорации нижегородского авиазавода «Сокол» к этой цифре прибавятся и их показатели.

В этом году мы успешно завершили гособоронзаказ на поставку ВМФ России корабельных истребителей МиГ-29К/КУБ. В настоящее время предприятие проводит подготовку к запуску в серийное производство истребителя МиГ-35 поколения 4++ и реализует контракты на поставку модернизированных истребителей МиГ-29СМТ Минобороны и корабельных самолетов МиГ-29К/КУБ в интересах Республики Индии. Прирост загрузки производственных мощностей в 2016 г. потребует увеличения обменного фонда (запчасти, предназначенные для замены вышедших из строя. – «Ведомости»), технических «аптечек», ускорения оптимизации программного обеспечения и соблюдения сроков поставки покупных комплектующих с заданным уровнем качества и надежности.

Сергей Коротков
Генеральный директор РСК «МиГ»
  • Родился в 1959 г. в городе Анива Сахалинской области. В 1983 г. окончил факультет самолетостроения Московского авиационного института
  • 1983
    Инженер Машиностроительного завода им. Сухого
  • 1988
    Инженер-конструктор, затем ведущий конструктор, заместитель главного конструктора, главный конструктор, заместитель гендиректора «ОКБ Сухого» (работал там до 2006 г.)
  • 2003
    Первый заместитель гендиректора ОАО «Компания Сухой»
  • 2009
    Первый заместитель гендиректора РСК «МиГ»
  • 2011
    Назначен генеральным директором РСК «МиГ»

Фактический портфель заказов на экспорт на сегодняшний день составляет $4 млрд.

– Были ли в 2015 г. заключены новые экспортные контракты?

– Мы заключили контракты, которые являются продолжением более ранних. Модернизация идет в течение всего жизненного цикла самолета, она придает новые функции авиационному комплексу и не требует полного переучивания личного состава.

Самолеты, поставленные 24–26 лет назад (а МиГ-29 служат в 29 странах), еще могут эксплуатироваться по ресурсу, но страны, куда они были поставлены в те годы, уже задумываются об их замене, и мы ведем с ними переговоры. По сравнению с 2014 г. на данный момент отмечается 39%-ный рост по количеству подписанных контрактных документов. По договоренности с другими сторонами контрактов мы, к сожалению, не имеем права раскрывать какую-либо более конкретную информацию.

– В августе журналистам на производственной площадке РСК «МиГ» в подмосковных Луховицах показали впечатляющие результаты модернизации производства и строительства новых цехов, опубликована информация о закупках корпорации в целях модернизации аэродрома в Луховицах на сумму около 4,5 млрд руб. Окупятся ли эти инвестиции с учетом имеющегося портфеля заказов?

– Безусловно, окупятся с учетом прогнозируемых контрактов и ожидаемых проектов. В последние 25 лет аэродром поддерживался за счет собственных средств «МиГа», но наступило время капитального ремонта. После его окончания с учетом географического положения он станет привлекательным как испытательная база, и не только для самолетов МиГ-29 и МиГ-35.

Новые цеха производственного комплекса корпорации «МиГ» в Луховицах тоже будут использоваться другими предприятиями – и входящими, и не входящими в ОАК. Сейчас ОАК идет по пути создания центров компетенций, чтобы уйти от замкнутых самодостаточных предприятий. По сути, это одна из целей создания ОАК. Запланированное техперевооружение направлено на дальнейшее расширение заводских возможностей в плане увеличения объемов и роста номенклатуры выпускаемой продукции, обеспечения высокого качества изделий, выполнения существующих и будущих контрактов РСК «МиГ». На предприятии ведется капитальное строительство и обновляется производственная база. В ходе техперевооружения цеха полимерных композиционных деталей и агрегатов было установлено оборудование, на котором можно производить выпуск продукции двойного назначения, т. е. не только военного, но и гражданского назначения. Оборудование универсальное, предназначено для изготовления широкого спектра деталей, узлов, агрегатов. В частности, возможно изготовление деталей размерами до 12 м длины и 3 м ширины. Это дает возможность участия в проектах по производству крупногабаритных самолетов, в том числе гражданского назначения.

– Вы заявляли, что региональный самолет Ил-114 будет производиться на площадке завода «Сокол». Определено ли техническое лицо машины, сколько требуется средств и лет на ее разработку и развертывание производства? Принятое решение окончательное?

– Вице-премьер Дмитрий Рогозин объявил, что решение уже принято и его необходимо выполнять. Активно ведутся совещания с участниками проекта – прежде всего с «Ильюшиным» и «Соколом» – о заключении контракта, обсуждается его сумма.

– Предварительно известно, сколько это: миллиарды, десятки миллиардов рублей?

– Сумма получится немаленькая, но маркетинговые службы полагают, что потребуется около 300 таких самолетов: для замены Ан-24 в России необходимо много новых машин. Рогозин приводил такой пример: между Хабаровском и Благовещенском меньше 1000 км, а добраться проблематично. И таких городов много, особенно на Дальнем Востоке. Характеристики Ил-114 делают его пригодным и для создания на его базе специальных самолетов. Поэтому затраты себя окупят.

– Но будет ли у самолета российский двигатель, ведь произведенные для авиакомпании Узбекистана на закрытом заводе в Ташкенте Ил-114 оснащались американским двигателем?

– Российский двигатель ТВ7-117 разработан, его ресурсные показатели доводятся до требуемых, хотя это потребует сил и средств. Техническое лицо самолета в целом предварительно определено.

– То есть первый самолет, если все будет сделано максимально быстро, полетит не раньше чем лет через 10?

– Думаю, это произойдет гораздо раньше, 10 лет нам никто не даст.

– В Луховицах летом журналистам показали и два истребителя МиГ-35, которые собираются в рамках контракта на разработку этой модификации для Воздушно-космических сил (ВКС) России. Будет ли МиГ-35 для ВКС иметь радар с активной фазированной антенной решеткой (АФАР), который дает значительные преимущества по дальности обнаружения и надежности, и современный прицельный контейнер? Эти опции фактически становятся стандартными в современных предложениях американских, европейских, а скоро и китайских производителей при экспорте ими модернизированных истребителей четвертого поколения, к которым относится и МиГ-35.

– Сегодня заказчикам предлагается не просто авиационный комплекс за какую-то определенную цену, а рассматривается критерий стоимость/эффективность этого комплекса и цена его эксплуатации на протяжении жизненного цикла – например, 40 лет. Заказчиком ставится не задача иметь радиолокатор переднего обзора с АФАР, а задача иметь комплекс с определенными характеристиками – иметь определенную дальность действия в режимах «воздух – воздух», «воздух – поверхность» или «воздух – надводная поверхность» и т. д. Незачем на легковой автомобиль ставить двигатель от «Камаза» – это не нужно и неэффективно экономически.

– То есть ВКС не заинтересованы или не могут оплатить радар с АФАР и прицельный контейнер?

– Еще раз: задача ставится исходя из конечных целей. А для их выполнения можно использовать те или иные решения – скажем, например, контейнер целеуказания. Проще говоря, какие-то конкретные характеристики в этом вопросе пока не определены окончательно и сейчас прорабатываются.

– Как вы думаете, истребитель шестого поколения будет беспилотным, пилотируемым или опционально пилотируемым?

– Думаю, еще длительное время будет и пилотируемая, и беспилотная боевая авиация. Сейчас, несмотря на то что интеллект боевых систем быстро растет, человек все равно нужен для принятия окончательного решения. Для простых задач хватит и беспилотной авиации, но для сложных присутствие человека – или в самолете, или как оператора беспилотника – все равно нужно.

– Ведет ли РСК «МиГ» какие-то работы по ударному беспилотному летательному аппарату (БПЛА), если про это можно рассказать?

– «МиГ» всегда занимался такими комплексами, и на МАКС-2007 показывали макет БПЛА «Скат». У нас есть запатентованные компоновки и схемы ударных БПЛА, которые мы разработали совместно с ЦАГИ. И эта работа продолжается.

– Инициативно, т. е. за свой счет?

– Нет, эти опытно-конструкторские разработки (ОКР) финансирует Минпромторг, часть работы уже сдали, часть заканчиваем.

– Сказались ли санкции на техническом перевооружении корпорации?

– Понимая, что такие санкции возможны, мы предприняли ряд шагов, которые обезопасили нас от каких-то катастрофических последствий. И на производственных программах санкции не сказались.

– МиГ-29 участвовали в ряде конфликтов в последнее время – в Сирии, Мьянме, на Украине. Есть ли у вас информация о полученном боевом опыте, учитывается ли он компанией?

– Любой боевой опыт бесценен, и участие самолетов МиГ в конфликтах и Индии с Пакистаном, и во Вьетнаме, и в других странах дало нам очень много. Безусловно, мы имеем такую информацию и ищем ее, чтобы использовать. Это наша обязанность.

Российская самолетостроительная корпорация «МиГ»

Производитель боевых самолетов
Акционеры – Росимущество (32% акций), ОАК (68%)
Финансовые показатели (РСБУ, 2014 г.).
Выручка – 39 млрд руб.
Операционная прибыль – 7,8 млрд руб.

– Недавно было заявлено о разработке «МиГом» проекта перспективного перехватчика. Каков статус этих работ, что это будет – наследник МиГ-31 или легкий истребитель?

– Самолет МиГ-31 очень востребован для решения задач ПВО нашей страны. Но их производство прекратилось достаточно давно, а возложенные на МиГ-31 функции все равно надо будет выполнять. И нужен новый авиационный комплекс для решения этих задач, которые на самом деле возросли, – на новых принципах, из новых материалов. И мы понимаем, какой это будет самолет. Уже ведется работа по определению облика такого самолета, и она не инициативная (т. е. за счет бюджета. – «Ведомости»).

– Сокращается ли численность персонала компании из-за кризиса? Какова у вас на предприятии средняя зарплата?

– Зарплата у нас росла, а по многим специальностям выросла ощутимо. Средняя зарплата у нас – около 43 000 руб. в месяц. В рамках ОАК поставлена задача по оптимизации производственной базы, и с учетом распоряжения правительства о переходе акций нижегородского завода «Сокол» корпорации «МиГ» это потребует структурных изменений. Этим мы и занимаемся, слияние должно дать экономический эффект. Решение о переходе на единую акцию было принято после соответствующих расчетов. Конечно, это затронет людей и на «Соколе», и на площадках в Москве, и в Луховицах. Но это требуется, чтобы обеспечить эффективность государственных инвестиций в наше производство.

– Так есть представление, сколько сотен или, может быть, тысяч человек будет уволено?

– Почему сразу «уволено»? Может, кому-то достаточно будет повысить квалификацию, переобучиться, скорректировать должностные обязанности или перейти из категории вспомогательных в категорию основных рабочих. Конечно, многим хочется, чтобы их не трогали, но сегодня мы живем и работаем в сложное время. Министр промышленности сегодня работает 24 часа в сутки и требует от нас и наших подчиненных такой же отдачи. У нас готовятся структурные изменения, которые повысят нашу эффективность. В рамках этих изменений произойдет некоторая оптимизация численности персонала – в пределах 5–10% – и не коснется рабочего и инженерного состава корпорации. Мы проводим своего рода аудит административно-управленческого состава и ряда подразделений, не задействованных в основной деятельности, объединяем в рамках департаментов дублирующие функции некоторых управлений.

В то же время мы внедряем комплексный подход в работе с молодыми людьми, начиная со школы, колледжа и вуза. Для этого мы заключили договор сетевого взаимодействия с рядом образовательных учреждений России.

– Хватит ли инженерного потенциала РСК для создания нового самолета?

– Инженерных кадров хватит. ОАК создавалась для того, чтобы не было изолированных коллективов. Когда в СССР в конце 30-х гг. появлялись известные сейчас КБ, была другая обстановка: КБ создавались под специализированные самолеты – истребители, бомбардировщики и т. д. Сейчас же самолеты многофункциональные – только одни решают задачи на удалении, скажем, 1200 км, а другие – 600 км, и весь вопрос в том, какой самолет экономически более эффективен.

– Скажем тогда так: хватит ли у «МиГа» инженеров, чтобы внести существенный вклад в разработку нового самолета?

– Хватит. У нас достаточно много и докторов, и кандидатов наук, и молодежи, которой можно передать опыт.

– Недавно в Минобороны было совещание о ходе освоения палубного истребителя МиГ-29К, тренировки на наземном палубном тренажере обещают начать во II квартале будущего года. А когда строевые МиГ-29К сядут на наш авианосец «Адмирал Кузнецов»?

– Тот контракт, который был заключен с Минобороны, выполнен, все 24 самолета поставлены, и начались активные тренировки с целью эксплуатации как с бетонных полос, так и с палубы. В следующем году будет посадка на «Кузнецова».

Исправленная версия. Первоначальный вариант можно посмотреть в смарт-версии "Ведомостей"