Статья опубликована в № 4022 от 25.02.2016 под заголовком: «Нельзя прятать голову в песок. Если есть проблема, инвесторы должны знать о ней»

«Я шахтер до мозга костей – я бурил и работал под землей»

Как выходец из бедной семьи Бен Магара стал гендиректором одного из крупнейших в мире производителей платины – Lonmin
  • Джеймс Уилсон

В детстве Бен Магара мечтал быть водителем автобуса. В те времена грузовики компании Lonmin (тогда она называлась Lonrho) ездили к золотым шахтам через округ Бикита в Южной Родезии (ныне Зимбабве), где вырос Магара. Но в юношестве он не задумывался о грузовиках и добыче полезных ископаемых. Мальчик из бедной семьи был уверен, что самая комфортная жизнь у водителей автобусов. Магара вспоминает: «Водитель, большой и приятный, в фирменном комбинезоне, его семья дает ему с собой коробку с ланчем. В сельской местности он выглядел человеком, который чего-то достиг и занимался своим делом. Профессия водителя автобуса вдохновляла – вот насколько бедными мы были».

Но времена изменились. Lonrho разделилась, ее горнодобывающее подразделение – Lonmin – стало одним из крупнейших в мире производителей платины. А общительный Магара – ее первым чернокожим генеральным директором. Хотя он смеется, что по-прежнему мечтает когда-нибудь сесть за руль автобуса.

«Вы говорите с одним из вас»

Магара возглавил Lonmin, ведущую в ЮАР добычу металлов платиновой группы, в основном платины, в июле 2013 г. Главной его задачей было вести бизнес так, чтобы максимально избежать потерь, которые несут все горнодобывающие компании из-за затяжного падения цен на сырье.

Работать ему приходится в очень непростой обстановке, решая и внутренние проблемы компании. Магара возглавил Lonmin вскоре после трагического инцидента – стрельбы в принадлежащей компании шахте «Марикана». В 2012 г. во время забастовки на шахте полиция ЮАР застрелила 34 рабочих Lonmin. По словам Магары, его приоритетом тогда было встретиться и наладить контакт с шокированными рабочими, настроенными на конфликт с Lonmin. «К концу первой недели я должен был пожать руки 15 000–20 000 человек. Моя рука болела, – вспоминает Магара. – Нужно было сказать им: я новичок здесь, но я шахтер до мозга костей – я бурил и работал под землей. Вы говорите с одним из вас, и я знаю, через что вы проходите».

Платина: интересные факты

Платина – один из самых тяжелых металлов. Шестидюймовый кубик платины весит столько же, сколько среднестатистический человек.
Если всей когда-либо добытой платиной заполнить олимпийский плавательный бассейн, она едва покроет лодыжки. Тогда как всем добытым золотом можно заполнить три олимпийских бассейна. Размер олимпийского бассейна: 50 м в длину, 25 м в ширину и не менее 2 м глубиной.
Платина была впервые использована для производства монет в России в 1828 г.
Во время Второй мировой войны в США было запрещено использование платины не в военных целях, так как она считалась стратегическим металлом.
Платина – единственный металл, используемый в производстве электродов для имплантируемых кардиостимуляторов.
Самая крупная в мире цепочка месторождений платиноидов («Риф Меренского») находится в Южной Африке.

Однако испытания для Магары не закончились. Рабочие Lonmin и ее конкурентов в первой половине 2014 г. устроили очередную забастовку, более спокойную, но длившуюся пять месяцев. Это был самый тяжелый период работы в Lonmin, утверждает Магара. Тогда его стаж в компании насчитывал всего полгода. «Мы так усердно работали над нашими отношениями [с рабочими], поэтому мне казалось, что мы не заслужили эту забастовку. Наблюдать ее в течение пяти месяцев было очень больно», – говорит Магара. Он вспоминает, что сначала чувствовал себя виноватым, но потом понял – дело в «чем-то большем» и он со своей стороны может только приложить максимум усилий для решения этой проблемы.

Финансовое положение компании ухудшалось: с 2014 по 2015 г. цены на платину упали с $1400 до $800 за унцию. Магара вспоминает, что ему, генеральному директору компании, акции которой размещены на бирже в Лондоне, было чрезвычайно тяжело выступить в прошлом году с заявлением, что если не удастся провести допэмиссию, то Lonmin может прекратить свое существование. Сейчас он говорит, что лично у него никогда не было сомнений в том, что акционеры поддержат компанию: «За свою жизнь я понял, что нельзя прятать голову в песок. Если есть проблема, которую нужно решить, инвесторы должны знать о ней. Моя работа на посту гендиректора заключается в том, чтобы выложить факты на стол».

В конце прошлого года Lonmin все же провела дополнительную эмиссию акций на $400 млн с дисконтом в 94%. Хоть Магара и держится оптимистом, но признает, что часто бывает обеспокоен: «Отчаянием это нельзя назвать, но было трудно, не стану врать».

«Все вставало на свои места, как куски пазла»

Магара родился в 1967 г. и был пятым ребенком в семье из девяти детей. Перед школой он работал – приносил воду из реки для семейного огорода, а по субботам продавал на тачке урожай. «Иногда у моего отца была работа, а иногда не было», – вспоминает Магара. Но в его семье серьезно относились к образованию, и это позволило ему уехать учиться в Университет Зимбабве в столице Хараре. Там он по совету брата стал изучать горное дело, так как это могло открыть хорошие карьерные перспективы.

В 1990 г. Магара, как и его будущая жена, устроился на стажировку в Anglo American, где ему снова какое-то время пришлось повозить тачки. Магара гордится тем, что ему довелось поработать шахтером, но он всегда знал, что полученное образование дает ему шанс подняться по карьерной лестнице в Anglo, в то время ведущей горнодобывающей компании в Африке.

Благодаря репутации умелого управляющего рудниками Магара в 39 лет был повышен до директора подразделения Anglo, занимающегося добычей угля в ЮАР. В 2009 г. он стал отвечать за добычу платины – на посту исполнительного директора подразделения компании Anglo American Platinum.

Иэн Кокерилл, возглавлявший глобальный бизнес Anglo American по добыче угля в 2008 г., когда Бен Магара отвечал за те же операции в ЮАР, вспоминает: «Быстро стало понятно, что у Бена отличный потенциал. У него было много энергии, амбиций и драйва, коллеги его очень любили. <...> Он превосходно руководил рудным делом. Но развитию его талантов мешало отсутствие интереса к чему-либо еще. Ему бы не помешало побольше коммерческой хватки. <...> Переход Бена в платиновый бизнес помог ему реализовать амбиции по руководству компанией».

Магара уверяет, что никакого желания уходить из Anglo у него не было, пока Lonmin в 2013 г. не предложила ему пост генерального директора. Это давало ему шанс использовать все накопленные менеджерские таланты, от технических знаний до умения общаться с людьми. «Все вставало на свои места, как куски пазла, – рассказывает Магара. – Я мог совместить техническую базу с навыками социального общения и руководства. Все один к одному». Еще одним аргументом за переход в Lonmin стали события на платиновой шахте «Марикана». «Я решил, что это действительно может стать катализатором назревших перемен», – объясняет Магара.

Правила Магары

Теперь он открыто признает, что у него было огромное преимущество в отрасли – быть чернокожим начальником. Рабочие охотно шли с ним на контакт. Но и задача перед ним стояла непростая: «Нужно было донести до работников, что все принимаемые решения должны делаться с оглядкой на бизнес <...> Если компания не приносит прибыли, если условия труда далеки от стандартов безопасности, а издержки зашкаливают, вы обречены, независимо от цвета вашей кожи, будь она хоть черной, хоть белой», – вспоминает Магара. Ему доверяли, поэтому он мог честно сказать рабочим об их недопонимании ситуации. «Я мог запросто сказать: «Ребята, если вы считаете, что акционеры на вас наживаются, так я вам расскажу, как все обстоит на самом деле». И они меня слушали», – утверждает Магара.

Lonmin Plc
Lonmin Plc

Горнодобывающая компания
Акционеры (данные компании на 9 ноября 2015 г.): Kagiso Asset Management (Pty) Ltd. (9,97%), Capital Group Companies Inc. (8,07%), Public Investment Corporation «SOC» Limited (7,68%), Old Mutual Investment Group (South Africa) Limited (5,98%), Investec Asset Management (Pty) ltd. (4,89%). Капитализация – $337,1 млн. Финансовые показатели (за финансовый год, закончившийся 30 сентября 2015 г.): выручка – $1,3 млрд, чистый убыток – $1,6 млрд. Производство (за финансовый год, закончившийся 30 сентября 2015 г.): металлов платиновой группы – 1,4 млн унций, в том числе платины – 759 005 унций. Запасы (доказанные и вероятные, на 30 сентября 2015 г.) – 36,3 млн унций.

Lonmin и другим южноафриканским добытчикам платины предстоит очередной раунд переговоров с профсоюзами о повышении зарплаты. Это опасная тема, но Магара считает, что атмосфера уже не столь накалена. Как доказательство этому он напоминает, что Lonmin недавно сократила более 5000 человек и при этом профсоюзы практически не выказали недовольства.

Куда больше опасений вызывает вопрос, может ли Lonmin приносить устойчивую прибыль. В прошлом году компания провела уже третью допэмиссию за шесть лет. Некоторые аналитики прогнозируют, что компании еще не раз придется пойти на такой шаг в ближайшие несколько лет, пока Lonmin не перестанет нести убытки. В 2015 г. акции компании еще до эмиссии подешевели более чем на 90%. Компания еще семь лет назад отказалась от предложения о поглощении за $10 млрд, а сейчас ее рыночная капитализация – около $300 млн.

Несмотря на все сомнения из-за падения цен на платину, Магара уверен в выбранной и утвержденной акционерами стратегии, предусматривающей снижение объемов производства и уменьшение издержек. Во время самого глубокого падения цен на сырье за десять с лишним лет жизнь топ-менеджера сырьевой компании кажется куда менее простой и приятной, чем она могла бы быть у водителя автобуса на проселочной дороге в Зимбабве.

Перевели Алексей Невельский и Антон Осипов. В подготовке статьи участвовала Ольга Петрова