Статья опубликована в № 3799 от 27.03.2015 под заголовком: Нефть поможет проехать кризис

К выборам 2018 года уровень доходов и потребления будет как в 2014 году – макропрогноз

Минэкономразвития рассчитывает на подорожание нефти до $80/барр

  • Ольга Кувшинова
Алексей Улюкаев видит перспективы российской экономики
С. Портер / Ведомости

Спад экономики ограничится одним годом, улучшение внешних условий и рост внутреннего потребления останутся главными факторами дальнейшего роста, следует из проекта прогноза Минэкономразвития на 2016–2018 гг. (есть у «Ведомостей»).

Прогноз Минэкономразвития должно представить в апреле, его проект правительство рассмотрело во вторник. Расчеты станут основой для трехлетнего бюджета на 2016–2018 гг., в эти годы предстоят сначала парламентские, а затем президентские выборы.

Ведомство повысило прогноз цены нефти на 2015 г. с $50 до $60/барр. и в базовом варианте ожидает их роста до $80/барр. в 2018 г. В базовом варианте к началу 2019 г. реальные доходы и потребление россиян восстановятся до уровня 2014 г., следует из расчетов Минэкономразвития (см. таблицу на стр. 04). Рост зарплат, как и до кризиса, будет опережать рост производительности труда – она будет расти примерно на 3% в год, как до начавшейся в 2013 г. стагнации.

Первой выйдет из кризиса промышленность, преодолев неглубокий спад этого года уже в 2016 г., но выйти из стагнации сможет лишь во втором, позитивном варианте.

В более благоприятном варианте, предполагающем возвращение цены нефти к $100/барр. в течение четырех лет, отмену санкций и возобновление притока капитала, российская экономика будет постепенно сокращать разрыв со среднемировыми темпами роста. Но наверстать потери все равно не получится: если мировая экономика к 2018 г. вырастет на 28,8% к уровню 2012 г. (прогноз МВФ), то российская – в лучшем случае на 13%.

Инвестиции так и не смогут преодолеть трехлетний спад (2013–2015 гг.), отток капитала сохранится, но будет сокращаться – до $40 млрд в 2018 г. Рубль будет укрепляться в зависимости от цены нефти, хотя даже при достижении ею $100/барр. к докризисным значениям не вернется, укрепившись до 40 руб./$.

Падение реального эффективного курса – «девальвационная фора» – во всех сценариях ограничится 2015 годом. Импорт после провала в этом году на 25% будет расти быстрее экспорта, который будет прибавлять не более 2%.

В оптимистичном сценарии более быстрое удорожание нефти и постепенное улучшение внешнеполитической ситуации прекратят отток капитала и приведут к более быстрому укреплению рубля, импорт в номинальном выражении через четыре года почти дорастет до уровня 2014 г., а экспорт превысит этот уровень.

Инфляция будет замедляться, хотя, по версии Минэкономразвития, до запланированных ЦБ на 2017 г. 4% не снизится и в 2018 г.

СЛОЖНО, НО СТАБИЛЬНО

«Ситуация в экономике остается сложной, остается напряженной, но наметились существенные признаки стабилизации», – охарактеризовал на днях министр экономического развития Алексей Улюкаев (цитата по «Интерфаксу»). Повысив прогноз цены нефти на 2015 г., министерство ожидает улучшения некоторых показателей: меньше будет спад промышленного производства, инвестиций. Может сократиться и отток капитала, сказал вчера Улюкаев, а инфляция уложится в 12% (12,5% – в обновленном прогнозе). Спад экономики тоже может быть меньше, чем ожидалось еще месяц назад: 2,5%, а не 3%.

В то же время в проектировках трехлетнего прогноза Минэкономразвития несколько увеличен масштаб спада в 2015 г. реальных зарплат (до 9,9%), доходов (до 7,9%), розничного товарооборота (до 8,4%). Потребление упадет сильнее, чем ожидалось еще в феврале, – прежде чем снова станет одним из главных факторов экономического роста.

Потребление пока, наоборот, уменьшается не так сильно, отмечает Наталия Орлова из Альфа-банка: помогает низкая безработица. Спад реальных зарплат в феврале более чем на 9% не должен вводить в заблуждение, считает она, он обусловлен инфляционным пиком, в номинальном выражении зарплаты выросли на 5%, а с учетом индексации пенсий на 11,4% вряд ли спад потребления будет глубоким.

Министерство недооценило спад января – февраля (на 1,5%, по оценке Минэкономразвития), пишут в обзоре аналитики «Уралсиба» Алексей Девятов и Ольга Стерина, исходя из спада розницы, промышленности, строительства, инвестиций спад в январе мог составить 2,1%, в феврале – 3,6%, а по итогам года может достичь 6,8%. По мнению Счетной палаты, Минэкономразвития недооценивает спад ВВП по итогам 2015 г.: он не соответствует столь глубокому падению инвестиций и потребления, ожидаемому министерством, падение должно быть более глубоким, говорится в заключении аудиторов.

При расхождении в некоторых цифрах с прогнозом ЦБ (так, ЦБ ожидает двух лет спада и отскока экономики на 6% в 2017 г.) в качественной оценке ситуации Минэкономразвития и ЦБ расходятся не сильно. После выхода из рецессии на первый план снова выйдут структурные причины кризиса, преодолеть которые можно повышением производительности труда и изменением структуры экономики, а для этого нужны инвестиции: необходимы улучшение предпринимательского климата, эффективности госмонополий, качества госуправления, развитие инфраструктуры, перечисляла председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. «Только в этом случае можно обеспечить устойчивый на длинном горизонте экономический рост», – заключила она.