Статья опубликована в № 3800 от 30.03.2015 под заголовком: Падать уже недолго

Минфин: рецессия может закончиться в III квартале

Но проблемы экономики не решены и за рецессией последует стагнация, ждут экономисты
  • Ольга Кувшинова
На выходе из кризиса российскую экономику ждет стагнация
Е. Разумный / Ведомости

Рецессия может закончиться в III квартале, не исключает замминистра финансов Максим Орешкин. При этом годовые темпы ВВП останутся в минусе, уточнил он: «Просто квартал к кварталу (предыдущему. – «Ведомости») мы можем показать близкую к нулю динамику или слегка положительную». Поквартальная динамика самой плохой окажется в I квартале, полагает Орешкин, затем ситуация начнет улучшаться, хотя в годовом выражении спад сохранится и по итогам года составит 3%.

В 2016–2017 гг. экономика должна выйти на темпы роста в 2–2,5%, полагает Орешкин. Во многом снижение ВВП в 2015 г. «носит структурный характер, связанный с адаптацией к изменившимся условиям внешней торговли, поэтому предпосылок для быстрого восстановления нет», сказал он.

При этом Минфин консервативно оценивает будущую динамику цен на нефть. Свой прогноз в $50 за баррель по итогам 2015 г. он не меняет, в 2016 г. ожидает повышения до $60, в 2017–2018 гг. – до $65–70. «В этом году нет поводов для цен на нефть выше $50. Постепенно они будут восстанавливаться, однако уровней выше $70/барр. мы, в принципе, не видим», – сказал Орешкин.

Ранее министр финансов Антон Силуанов объявлял, что пик негатива в экономике пройден, объяснив это активным развитием секторов, конкурирующих с импортом и получивших курсовое преимущество: пищевой промышленности, металлургии, сельского хозяйства, туризма. «Основные драйверы роста мы видим именно в них», – сказал Силуанов. Министр экономического развития Алексей Улюкаев не исключил, что в I квартале спад может остаться таким же, как за январь – февраль: 1,5%, а по итогам года окажется меньше, чем ожидалось: 2,5%, а не 3%. Эта улучшенная оценка содержится в проекте прогноза Минэкономразвития на 2016–2018 гг., где скорректирован и прогноз на 2015 г., сделанный менее месяца назад. Минэкономразвития также повысило прогноз цены нефти и теперь ожидает, что по итогам 2015 г. баррель будет стоить $60, в 2016–2018 гг. – $70, $75 и $80, соответственно. В 2016 г. министерство прогнозирует рост экономики на 2,8%, в 2017–2018 гг. – 2,6 и 2,5%; при более дорогой нефти и отмене санкций рост может ускориться до 3%.

Ожидания экономистов

Согласно консенсус-прогнозу Reuters, в I квартале 2015 г. экономика сократится в годовом выражении на 3%, во втором – на 5,3%, в третьем – на 5,5%, в четвертом – на 4%, за год в целом – на 4,3% (опрос проведен в конце февраля).

ЦБ, напротив, в мартовском прогнозе ожидал двух лет рецессии с прохождением дна в I квартале 2016 г., после чего в 2017 г. рост подскочит до 6%. Но после восстановления снова скажутся структурные проблемы, которые привели к нынешнему кризису, и дальнейший потенциал роста ограничен 1%, ожидает ЦБ, если не проводить реформ, которые стимулировали бы частную инвестиционную активность.

В феврале, вопреки надеждам Минфина на курсовое преимущество, к спаду в машиностроении добавился спад в металлургии и производстве металлургических изделий, отмечают в мониторинге эксперты Института Гайдара и РАНХиГС, продолжают рост только пищепром, химпром и нефтепереработка. Реализация планов по импортозамещению сопряжена с препятствиями, которые, вероятно, преодолеть невозможно, говорится в мониторинге: по опросам Института Гайдара, 62% предприятий не могут перейти на российские аналоги импорта из-за отсутствия таковых, еще 35% жалуются на низкое качество аналогов, для изменения ситуации нужны масштабные инвестиции в новые мощности и технологическое переоснащение.

Сложившаяся в начале 2000-х гг. модель экономического роста, поддерживаемого потреблением, не изменилась, объясняет Наталия Орлова из Альфа-банка, сейчас потребление сжалось и с его восстановлением начнет восстанавливаться и экономика. Окончание рецессии уже в 2015 г. возможно, но только если этому поспособствует бюджет, а ему – рост цены нефти, считает она: «Если к концу года нефть подорожает до $70–80/барр., то уже в IV квартале бюджет может начать ускоренную индексацию [зарплат] или планировать ее на 2016 г., в таком случае можно делать ставку на улучшение потребительских ожиданий, рост потребления, в том числе за счет кредитования, и тогда окончание рецессии вероятно, но все-таки не в III квартале». Исходя из статистики за январь – февраль спад по итогам года может составить 2–3%, считает Орлова, но чем меньше спад – тем ниже и последующий рост, поскольку это будет просто восстановление. Его вероятные темпы – 1–1,5% в год, а если бюджет подождет с индексацией до предвыборного 2017 года, то в 2016 г. экономика восстановится только до нуля или чуть выше, полагает Орлова.

Рецессия в III квартале может завершиться, если будет хороший урожай – вклад сельского хозяйства в ВВП в III квартале максимален – и если в июле Европа отменит санкции, считает Владимир Тихомиров из БКС. В годовом выражении дно спада будет во II–III кварталах, в поквартальном – рецессия завершится не ранее первой половины 2016 г., полагает он: «Потому что кризиса мы пока еще не видели в полной мере: если не падать в рецессию, как в 2009 г., а вползать, как сейчас, – то она будет нарастать постепенно». По его прогнозу, после спада на 3,4% в этом году экономика в 2016 г. вырастет на 1%: «Это отскок на слабой базе, а не выход из кризиса». Уже в 2017 г. рост может замедлиться до менее 1% – экономика остановится, если правительство не запустит реформы, которые благодаря улучшению делового климата развернули бы тренд, говорит Тихомиров. Рост на 2–2,5% – это максимум возможного при сложившейся структуре экономики, при нефти за $70–80 и отсутствии негатива со стороны геополитики, считает Тихомиров.