Статья опубликована в № 3822 от 29.04.2015 под заголовком: Налоговое становится явным

Чиновники хотят помочь компаниям проверить своих контрагентов

Минфин предлагает приоткрыть для этого налоговую тайну
  • Маргарита Папченкова
Чиновники готовы приоткрыть налоговую тайну
Е.Кузьмина / Ведомости

В проекте Основных направлений налоговой политики за 2015–2017 гг. Минфин предлагает рассмотреть вопрос о расширении перечня информации (не относящейся к налоговой тайне), получение которой налогоплательщиком подтверждало бы проявление им должной осмотрительности и осторожности. Это информация о сумме уплаченных налогов, о налоговой отчетности, ее показателях, средних численности персонала и зарплате, перечисляет Минфин. Сейчас и показатели налоговой отчетности, и сумма уплаченных налогов относятся к налоговой тайне.

Это давняя идея ФНС – снять режим тайны с налоговой отчетности, чтобы эти сведения помогали проверять своих контрагентов, объясняет замруководителя ФНС Даниил Егоров. Бухгалтерская отчетность уже не считается коммерческой тайной, перечисленные налоговые данные тоже должны быть публичными, полагает он. Балансы, сданные в ФНС, – налоговая тайна, а сданные в Росстат могут предоставляться по платной услуге, отмечает директор налогового департамента Минфина Илья Трунин. Он считает, что компании должны сдавать данные только в ФНС, а она – передавать их в Росстат, публиковать и т. д. – тогда и количество обязанностей налогоплательщиков снизится.

Исходя из решений Высшего арбитражного суда (ВАС), компании обязаны проявить должную осмотрительность и проверять контрагента. Иначе им могут грозить претензии – например, по контракту с однодневкой может быть отказано в возмещении НДС. Но чиновники хотят заставить бизнес быть еще более бдительным. А депутат Андрей Макаров недавно повторно внес в Госдуму поправки, закрепляющие в Налоговом кодексе доктрины ВАС, в том числе должной осмотрительности.

С помощью сервиса на сайте ФНС компании могут получить лишь некоторые данные о контрагенте (адрес, о регистрации, учете в налоговом органе, об уставном капитале и учредителях), но их явно недостаточно для проверки, признает Егоров. Никто не объясняет, какие данные нужны, и все собирают в меру своего желания, подтверждает партнер «Щекин и партнеры» Денис Щекин: некоторые компании запрашивают у контрагента историю проектов, бухгалтерскую отчетность. Контрагент может сфальсифицировать эти данные, фальсифицировать же налоговую отчетность тяжелее, отмечает Егоров: риски при обмане налоговой несопоставимы с риском при обмане контрагентов.

Разные проверки

Мошенник выполнит все формальные процедуры, а аванс перечислит компании, у которой нет активов и возможности выполнить работы, рассуждает Егоров, зато нет рисков, если контрагент – «дочка» крупной госкомпании: зачем запрашивать ее налоговую отчетность?

Нельзя жестко описать в законе, какие именно способы проверки обязательны, уверен Егоров: эти действия индивидуальны для каждой компании (см. врез). Главная цель – не обязать, а помочь налогоплательщикам в проверке, настаивает он.

Щекин советует не только предоставлять данные по запросу, а опубликовать на сайте ФНС: это бы снизило издержки бизнеса на проверку. Егоров согласен с самим принципом: «это повысит прозрачность оборота», стимулирует компании поддерживать репутацию. Изменится и отношение к недоимке, добавляет он: если о ней узнают контрагенты, будет труднее работать на рынке.

Перечень слишком широкий, беспокоится юрист Goltsblat BLP Артем Торопов: показатели налоговой отчетности, данные об уплаченных налогах и средней зарплате относятся к чувствительной коммерческой информации. Главное – рассекретить именно налоговую отчетность, все остальное не так важно, спокоен Егоров, перечень еще доработают.