Статья опубликована в № 3834 от 20.05.2015 под заголовком: Минфин не хочет зависеть от инфляции

Минфин предлагает не индексировать пенсии по инфляции

Чтобы не было нового кризиса, нужно сократить расходы в пенсионной и социальной сферах
  • Ольга Кувшинова,
  • Маргарита Папченкова,
  • Филипп Стеркин
Минфин (министр Антон Силуанов на фото) предлагает выбрать между экономикой и пенсиями
Сергей Гунеев / РИА Новости

Сегодня президент проведет с правительством совещание о подготовке бюджета на 2016–2018 гг. Минфин просчитал предварительные параметры в трех вариантах (есть у «Ведомостей»), оценив последствия и масштабы необходимой оптимизации. Правительству предлагается выбор: продолжать финансировать дефицит займами, отнимая ресурсы у экономики и увеличивая эмиссию, что приведет к ускорению инфляции и быстро вызовет новый кризис, или же привести расходы бюджета в соответствие с новой реальностью – снижением цены нефти до $70/барр., которые Минфин считает новым долгосрочным уровнем. При этом резервов для оптимизации без угрозы еще больше «посадить» экономику почти не осталось, за исключением самых крупных статей расходов, прежде всего – пенсионных. Нужно не линейное сокращение расходов, а изменение их структуры в пользу тех, которые впоследствии вернутся ростом доходов, считает Минфин.

В бюджете есть структурная проблема, объясняет замминистра финансов Максим Орешкин: цена нефти упала, упали доходы, экономика, реальные зарплаты – при нефти в $110 и в $70/барр. их реальный уровень не может быть одинаков. Растет разрыв между сокращающимися зарплатами – источником доходов для пенсионных выплат и самими пенсиями, которые государство обязано индексировать на уровень инфляции. Растущие из-за индексации расходы ПФР, не поддерживаемые аналогичным ростом зарплат, – это один из основных источников бюджетного дефицита, говорит Орешкин: «Если доходы фонда продолжат расти медленнее расходов, это может разорвать всю пенсионную систему».

Доходы бюджета рассчитаны исходя из прогноза цены нефти Минэкономразвития ($60, $65, $70/барр. в 2016, 2017, 2018 гг.). Если оставить заложенные в бюджете расходы, то резервный фонд исчерпается в 2016 г.

Другой вариант – ежегодное сокращение расходов на 5% в реальном выражении до 2017 г., как поручал президент, а в 2018 г. – их расчет по бюджетному правилу.

Это требует номинального сокращения расходов в 2016 г. на 9,9–12,9% (с учетом госпрограммы вооружений и без нее), что означает 16%-ное сокращение госпрограмм в следующем году, еще на 20% – в 2017 г. и на 30% – в 2018 г. При этом трансферт Пенсионному фонду из-за индексации пенсий и выплат по инфляции потребуется увеличить на 1,1 трлн руб. в 2016 г., на 1,2 трлн – в 2017 г. и на 1,7 трлн руб. – в 2018 г.

На структурную проблему, связанную с ухудшением условий внешней торговли, необходимо реагировать структурными мерами бюджетной политики, говорит Орешкин. Минфин предлагает решить проблему законодательно, говорит он, не уточняя, как именно. Среди способов, которые ее решают, – привязка индексации пенсий к росту доходов ПФР (она уже есть в законодательстве, но не может быть ниже инфляции): если бы ее применили в 2015 г., то это сэкономило бы более 300 млрд руб., сказал Орешкин.

Экономить на других социальных расходах – здравоохранении, образовании – «практически нельзя», уверен замминистра: «Если пойдем по этому пути, можем прийти к последствиям необратимого характера: важность таких расходов для развития экономики высока, так как это инвестиции в человеческий капитал». И не эти расходы причина дисбаланса, добавляет он, отмечая, что это не отменяет необходимости реформ в социальной сфере и повышения ее эффективности: «Но игнорировать дисбаланс пенсионной системы, проводя все сокращения за счет других секторов, – неправильно».

Корректировка индексации социальных выплат уже обсуждалась среди прочих идей на совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова в понедельник, говорит участник совещания, но к чему-то конкретному не пришли. Минфин не в первый раз предлагает такую корректировку индексации и каждый раз ему отказывают, говорит чиновник социального блока, обещая, что и в этот раз социальный блок будет «жестко против». Хотя осложнение ситуации с бюджетом на этот раз может повлиять, допускает он: «Но корректировка порядка индексации – не альтернатива, иначе упадет уровень жизни пенсионеров, появятся риски большого социального напряжения – правительство в итоге проиграет».

Чтобы бюджет «остался в номинальных цифрах этого года», правительству нужно решить в первую очередь проблему быстро растущего трансферта ПФР, считает директор Научно-исследовательского финансового института Минфина Владимир Назаров. Обсуждаются разные варианты, знает он. Один из них – отказаться от любых индексаций: чиновникам, президенту, пенсионерам. Другой вариант – разная индексация для пенсионеров разных возрастов: сейчас пенсионеры старше 80 лет получают два фиксированных базовых размера пенсии, так как у них мало возможностей работать, эту дифференциацию можно усилить. Без решения пенсионной проблемы придется принимать более вредные для экономики решения, заключает Назаров: сокращать остальные расходы бюджета за вычетом военных на 13%. Но фронтальное сокращение всех остальных расходов за вычетом пенсионных и военных лишь усилит и без того сильный перекос в структуре бюджета, снизит инвестиции, в том числе в человеческий капитал, подорвет доходную базу бюджета. В таком случае не останется выхода, кроме как увеличивать долговое эмиссионное финансирование бюджета (выпуск ОФЗ, под которые банки будут получать деньги в ЦБ), согласен он с Минфином, но тогда вся экономика заплатит инфляционный налог, государство выдавит с рынка капитала частных заемщиков, рост инвестиций и экономики может быть подорван.