Статья опубликована в № 3842 от 01.06.2015 под заголовком: Бюджетная благотворительность

Компании-меценаты смогут сэкономить на налогах

Минфин не против возврата льготы, ликвидированной из-за рисков для бюджета в начале 2000-х

  • Маргарита Папченкова,
  • Елизавета Базанова,
  • Филипп Стеркин

В Госдуму внесены поправки, позволяющие компаниям вычитать из налогооблагаемой прибыли пожертвования в пользу государственных и муниципальных учреждений (музеи, библиотеки, театральные площадки, музыкальные коллективы), рассказал министр культуры Владимир Мединский. Изменения вносятся в закон «О меценатстве», в Налоговый и Бюджетный кодексы, уточнил он (цитаты по «Интерфаксу»). Вычесть из налоговой базы можно будет до 1% выручки, сказал «Ведомостям» замминистра культуры Григорий Ивлиев.

Обнаружить законопроект в базе данных Госдумы не удалось. Документ будет внесен в Госдуму на днях от имени членов Совета Федерации и депутатов, рассчитывает председатель комитета Совета Федерации по культуре Зинаида Драгункина, сейчас он обсуждается в правительстве. Минфин поддержал проект, говорит Драгункина и подтверждает чиновник Минфина. Представитель министерства не ответил на запрос «Ведомостей».

Еще в апреле Минфин негативно отзывался о подобной льготе в одном из своих писем: одаривание – это прежде всего бескорыстная помощь, и нет цели получить экономическую выгоду. Если же разрешить меценатам экономить на налогах, то заниматься благотворительностью они будут за счет государства, писало министерство.

Сейчас компании могут тратить на благотворительность только чистую прибыль после уплаты налогов, рассказывает Ольга Цохорова из «Щекин и партнеры». Регионы могут лишь снизить ставку налога на прибыль, поступающего в их бюджет, с 18 до 13,5%, в том числе и для меценатов, добавляет она.

Активно благотворительностью занимаются госкомпании и госбанки. К таким расходам госсектора у акционеров периодически возникали вопросы. Например, в 2008 г. миноритарий «Транснефти» Алексей Навальный требовал раскрыть информацию, на что именно тратились средства, направленные компанией на благотворительность. Это похоже на прикрытие хищений, считал Навальный: в 2007 г. «Транснефть» потратила на благотворительность 7 млрд руб., а на ремонт и содержание нефтепроводов – лишь 5 млрд. Арбитражный суд Москвы отклонил иски Навального. Основной акционер – государство – во все детали благотворительной деятельности посвящен, уверял представитель монополии.

Поправки могут создать лазейку для ухода от налогов, считают юристы. То, что льгота будет действовать только для пожертвований госорганизациям, не станет барьером для злоупотреблений, уверен партнер «Щекин и партнеры» Денис Щекин. До вступления в силу Налогового кодекса в 2002 г. компании могли вычитать из налоговой базы некоторые виды благотворительных взносов (до 3–10% налогооблагаемой прибыли) и эта льгота приобрела печальную славу, вспоминает партнер «Некторов, Савельев и партнеры» Егор Батанов: средства выводились в непрозрачные структуры, которые были аффилированы с жертвователями и никакой благотворительностью не занимались. По сути, это было обналичивание и Минфин боролся за упразднение льготы, продолжает Щекин. С другой стороны, за последние годы ФНС серьезно усилила борьбу со схемами, внедрены новые механизмы контроля, например за НДС, признают юристы. Минюст и другие госорганы за последние годы взяли некоммерческие организации под столь жесткий контроль, что было бы странным не давать льгот со ссылкой на нехватку инструментов контроля, отмечает Батанов.

Льготы могут стать серьезным стимулом для развития меценатства, в большинстве развитых стран они есть, говорит Батанов. Например, в США, Канаде, Франции, Германии, Испании, Польше, Голландии, Австрии, перечисляет советник DS Law Денис Зайцев, как правило, разрешается уменьшить налогооблагаемый доход на определенный процент от прибыли или выручки.

Исходя из рэнкинга 59 крупнейших благотворителей, который составляют Фонд доноров совместно с «Ведомостями» и PwC (сумма имеет в рэнкинге наименьший вес, главное – концепция программ), на благотворительность ими было направлено в 2013 г. около 11 млрд руб. – большинство компаний тратили примерно 0,2% выручки, максимум 1%. По данным банка Coutts, в 2013 г. пожертвования компаний в России составили только 38% от всех пожертвований (см. график) – $381,8 млн. Всего на благотворительность в России направляется не более $1 млрд в год, оценивает исполнительный секретарь «Форума доноров» Наталья Каминарская, отдельной статистики по пожертвованиям бюджетным учреждениям нет, но они в привилегированном положении. Они получают наиболее крупные пожертвования, подтверждает директор фонда поддержки и развития филантропии «КАФ» Мария Черток.

Самое привлекательное направление – образование, так как оно связано с развитием бизнеса, говорит Каминарская, на втором месте – программы социальной помощи детям. Больше всего тратится на образование, здравоохранение и культуру, отмечает Черток.

В кризис часть компаний снизили расходы на пожертвования, ссылается Черток на данные опросов, но в целом по стране сумма осталась на докризисном уровне. Бюджеты действительно не сокращены, ситуация лучше, чем во время кризиса 2008 г., подтверждает Черток. У некоторых компаний бюджеты на благотворительность сокращаются, но эти траты становятся более разумными и эффективными, знает директор PwC в России Елена Дубовицкая.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать