Статья опубликована в № 3868 от 08.07.2015 под заголовком: Инфраструктурный союз

РФПИ с партнерами из стран БРИКС намерен наращивать вложения в инфраструктуру

Препятствия для инвестиций в Россию сохраняются, зато для Китая новые институты – шанс нарастить свое влияние

На саммите БРИКС в Уфе Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ, «дочка» Внешэкономбанка) и его партнеры подпишут соглашение о совместных инвестициях в инфраструктурные проекты, заявил вчера советник президента Антон Кобяков (цитата по «Интерфаксу»).

Будет подписано соглашение об инфраструктурном партнерстве с финансовыми организациями каждой из стран БРИКС, подтвердил гендиректор фонда Кирилл Дмитриев. «Мы договариваемся, что будем совместно инвестировать в инфраструктурные проекты друг друга, но без создания новой организации», – объясняет он.

Деньги для инфраструктуры БРИКС

БРИКС также создаст Новый банк развития с капиталом в $50 млрд, который должен стать аналогом Всемирного банка, а в конце июня было подписано соглашение о создании Азиатского банка инфраструктурных инвестиций с капиталом в $100 млрд – его акционерами станут 50 государств.

Соглашение будет подписано с индийской группой компаний IDFC, бразильской BTG Pactual, китайским фондом Silk Road, а также с Банком развития ЮАР (DBSA), уточняет один из членов российской делегации. Представители РФПИ и BTG Pactual от комментариев отказались, представитель DBSA на запрос не ответил, получить комментарии пресс-службы госсовета Китая не удалось.

Отличительная особенность нового партнерства – фокус на инвестиции в акционерный капитал, а не долговое финансирование, которое смогут обеспечить создаваемые институты развития БРИКС (см. врез), подчеркивает Дмитриев. Фонды смогут координировать свою деятельность, определить приблизительные критерии и порядок рассмотрения проектов, рассказывает он: с каждым из них уже идет детальная проработка проектов. Например, с IDFC обсуждаются совместные инвестиции в гидрогенерацию в Индии, которые позволят продвигать российскую гидрогенерацию.

РФПИ год назад на саммите БРИКС в Форталезе объявил, что объединит усилия с партнерами по БРИКС, чтобы нарастить вложения в инфраструктуру. У стран БРИКС похожие возможности и проблемы в инфраструктуре – нужны инвестиции (см. инфографику), но не хватает опытных инвесторов, которые бы качественно готовили и контролировали проекты, объяснял тогда Дмитриев. Правда, тогда речь шла об отдельном фонде. Отдельную организацию решено не создавать, чтобы не усложнять процедуры для привлечения инвестиций, объясняет представитель РФПИ.

Деньги международных финансовых институтов вряд ли станут значимым источником инвестиций в российскую инфраструктуру, пессимистичен сотрудник компании, участвовавшей в проекте с крупным иностранным фондом: проблема валютного риска по-прежнему не снята. Застраховать его можно, но это дополнительные расходы, продолжает он. Зато новый механизм выглядит перспективным для компаний, готовых экспортировать технологии за рубеж, говорит собеседник «Ведомостей».

Крупнейший из партнеров РФПИ по БРИКС – это недавно созданный китайский фонд Silk Road с капиталом в $40 млрд. Silk Road должен обеспечить инфраструктурными инвестициями новую инициативу Китая – развитие экономического пояса Шелкового пути. О своей первой сделке он объявил в конце апреля – $1,65 млрд будет вложено в ГЭС в Пакистане. Главная цель фонда – усилить связи между азиатскими экономиками, устранив «бутылочные горлышки» в инфраструктуре, говорил председатель госсовета Китая Си Цзиньпин (цитата по Reuters).

Масштабные международные финансовые организации не могут быть созданы без политической воли, замечает профессор Российской экономической школы Наталья Волчкова: с одной стороны, Китай в силу размеров экономики – объективная движущая сила, с другой стороны, он давно считает, что его интересы не в полной мере представлены в действующих международных финансовых институтах. Если новые институты позволят улучшать инфраструктуру, создавать новые высокопроизводительные рабочие места в странах БРИКС и других развивающихся экономиках, от этого объективно выиграют все их участники, а не только Китай, продолжает она. Правда, все в той или иной мере попадают в зависимость от Китая, отмечает она: пока политическая воля основного игрока есть, новые институты будут активно создаваться и эффективно работать.