Статья опубликована в № 3892 от 11.08.2015 под заголовком: ЦБ заговаривает рынок

Центробанк успокаивает валютный рынок

Пик выплат по внешним долгам не окажет давления на рынок, даже если нефть подешевеет до $40 за баррель
  • Маргарита Папченкова,
  • Филипп Стеркин
  • / Ведомости

Предстоящие до конца года, особенно в сентябре, выплаты по внешним долгам нервируют участников рынка и стали – наряду с дешевеющей нефтью и другими внешними шоками – причиной падения рубля. На этот раз ЦБ решил заранее поделиться с рынком своей оценкой происходящего.

Избыточного спроса на валюту в связи с предстоящими платежами по долгам, импортным контрактам не прогнозируется, как и значительного оттока портфельных инвестиций, успокоил регулятор во вчерашнем пресс-релизе.

Дело в структуре долга, объясняет ЦБ: всего платежи банков и компаний (долг и проценты) за сентябрь – декабрь составят около $61 млрд, но почти половина из них – внутригрупповые займы (в паспортах сделок указываются как внешние, но имеют высокий шанс на пролонгацию). Без их учета выплаты – всего $35 млрд.

К такому выводу регулятор пришел, изучив 30 крупных компаний, на которые приходится около 60% выплат нефинансового сектора до конца года. В сентябре они должны выплатить $9 млрд, но на связанные кредиты приходится 74%, в октябре – 59% от $4,3 млрд (см. график на стр. 05).

Эти выплаты даже при сильном падении цен на нефть частично компенсируются чистыми поступлениями по текущему счету. При $60 за баррель сальдо во втором полугодии составит $28 млрд, при $50 – $25 млрд, а если цена рухнет до $40 – всего около $20 млрд. Однако ЦБ может дать рынку еще $14 млрд – таков неиспользованный остаток из $50 млрд, выделенных ЦБ на валютное рефинансирование банков.

ЦБ проводит словесные интервенции, но в то же время пытается разобраться в ситуации, объясняют эксперты. Это адекватные оценки, на такие займы приходится где-то 45%, согласен председатель совета директоров «МДМ банка» Олег Вьюгин.

«Такой долг не нуждается остро в рефинансировании», – отмечает Вьюгин.

ЦБ еще занижает оценки, считает главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников: «Парадокс – по итогам IV квартала прошлого года и I квартала этого года в небанковском секторе долг сокращался всего на 25–30% от заявленного объема [выплат]». Причем даже на меньшую величину, чем известный размер погашений публичного долга, т. е. имеет место и приток капитала, добавляет он. Связано это с тем, что идет приток капитала, в том числе на погашение кредитов, объясняет Матовников: скорее всего деньги с офшорных компаний россиян, которые рефинансируют свои же компании, также спекулятивный капитал.

Связанные кредиты типичны для России, ЦБ стал чистить от них статистику, чтобы понимать реальность, а теперь это стало очевидно – во многом это налоговые схемы, отчасти реальные кредиты, объясняет Матовников.

Все это не означает, что для курса сейчас нет рисков, не согласны аналитики UBS. Их прогноз сальдо текущего счета на этот год – $67,5 млрд (при среднегодовой цене $61,5 за баррель Brent), т. е. меньше, чем $20 млрд во втором полугодии, этого недостаточно, чтобы полностью покрыть ожидаемые выплаты по долгу за этот период, объясняет аналитик UBS Анна Задорнова. Вьюгин тоже осторожен: «Есть также покупки иностранных активов и скупка населением иностранной валюты – последнее связано не с фундаментальными факторами, а с настроениями».

Именно с этими настроениями и борется сейчас ЦБ словесными интервенциями, считает Наталия Орлова из Альфа-банка: «Выплаты по внешнему долгу – то, что беспокоило рынок, – оказались меньше и у экономики достаточно валюты для выплат – вот что ЦБ пытается донести».

ЦБ выпустил комментарии вовремя, поддерживает руководитель дилингового центра Металлинвестбанка Сергей Романчук: «Он купирует страхи повторения ситуации прошлого года». Хотя существенного влияния на динамику курса пока не видно, признает Романчук, главный фактор – цена на нефть. На 20.00 мск курс доллара снизился на 1,6% до 63,02 руб./$.

Курс рубля с середины лета под давлением, чтобы поддержать его, регулятор объявил о приостановке покупки валюты в резервы. В сентябре же помимо пика выплат рынок ждет заседания Федеральной резервной системы США – если она поднимет ставку, это вызовет огромный отток средств с развивающихся рынков. Но сейчас ЦБ объяснил, что фундаментальных причин для ослабления рубля нет, – это должно снизить спекулятивное давление на рубль, уверена Орлова: «Именно такой коммуникации и не хватало рынку».

Косвенно ЦБ посылает также сигнал – курс слабее 65 руб./$ для него некомфортен, так же как весной дал понять – неприемлем рубль крепче 50 руб./$, напоминает Орлова. В целом хороший знак, что ЦБ считает будущие потоки валют, добавляет Романчук. «Будем считать, что регулятор разумным образом вмешается, если будет нужда».

Задорнова более скептична: «В условиях падающих цен на нефть вряд ли ЦБ будет гореть желанием серьезно противодействовать ослаблению рубля – скорее просто сглаживать сильные колебания курса».