Статья опубликована в № 3921 от 21.09.2015 под заголовком: Минфин оценил выгоду девальвации

Минфин хочет заставить нефтяников поделиться девальвационной прибылью

Так они спасут правительство от непопулярных реформ или помогут сберечь резервы
  • Маргарита Папченкова,
  • Галина Старинская
  • / Ведомости

Президент Владимир Путин обещал не ухудшать налоговых условий до 2018 г., но Минфин все же решился предложить повысить налог.

О готовящихся изменениях рассказали два сотрудника крупных нефтяных компаний, их данные подтвердили два высокопоставленных чиновника, а также сотрудники Минфина и Минэнерго. Министерства отказались от комментариев. Минфин разослал предложения компаниям, в пятницу вопрос обсуждался в министерстве, говорят собеседники «Ведомостей».

Минфин выступил с предложением (есть у «Ведомостей») поправить формулу НДПИ (см. врез ), и тогда поступление НДПИ вырастет на 609 млрд руб. в 2016 г., а в 2017 и 2018 гг. – на 525 млрд и 476 млрд соответственно. Правда, сократятся доходы бюджета от налога на прибыль (НДПИ вычитается из налоговой базы), что ударит по регионам. Но их потери можно компенсировать трансфертом из федерального бюджета. «Будем настаивать на таких изменениях», – утверждает высокопоставленный чиновник Минфина. Вопрос обсуждается, знает другой высокопоставленный чиновник.

Две формулы

Сейчас базовый коэффициент НДПИ (в 2016 г. – 857 руб. за тонну, в 2017 г. и далее – 919 руб. за тонну) умножается на коэффициент, который есть произведение текущей цены нефти за вычетом $15 на курс доллара за налоговый период, деленное на 261. Минфин предлагает коэффициент, который есть произведение цены нефти на курс доллара за налоговый период за вычетом $15, умноженных на курс 2014 г. и на значение инфляции в 2015 г., деленное на 261.

Обсуждается и другой способ повысить доходы бюджета – за счет экспортной пошлины, говорят три чиновника. За три года начиная с 2015 г. пройдет налоговый маневр – повышен НДПИ и снижены пошлины. Можно отложить на год снижение пошлины, говорит один из чиновников, и добрать в бюджет примерно 150 млрд руб. – около половины дополнительных доходов отрасли. У этой идеи больше шансов, оценивает высокопоставленный чиновник, в любом случае величина налога не должна повлиять на инвестиционные планы и кредитоспособность нефтяных компаний. Нефтяники могут получить, что просили, ироничен другой чиновник: увеличить маржу нефтепереработки, которая снижается вместе с пошлиной, вот и будет им приостановка снижения пошлин.

Летом Минфин рассчитывал на доходы в 13,9 трлн руб., считая, что нефть будет стоить $60 за баррель. Теперь бюджет исходит из $50, недостача – почти 1 трлн руб., и Минфин предлагает два сценария сокращения расходов – на 830 млрд руб. или на 1,4 трлн; при любом сценарии повысить пенсионный возраст, сократить индексацию пенсий с 11,9 до 4%, лишить пенсии работающих пенсионеров с доходами выше 500 000 руб. или 1 млн руб. Повышение пенсионного возраста на полгода с 2016 г. сэкономит бюджету 112,7 млрд руб. – почти в 6 раз меньше, чем Минфин предлагает изъять у нефтяников. Отрасли предлагается заплатить за правительство, чтобы ему не проводить болезненных реформ в год выборов или сэкономить резервы, объясняет чиновник.

«Минфин попросил дополнительный месяц для верстки бюджета – сразу стало понятно, что начнутся налоговые эксперименты, – недоволен высокопоставленный чиновник. – Это абсолютно запретная тема, даже в закрытых обсуждениях – лучше повысить пенсионный возраст».

Но нефтяники выиграли от кризиса, обращают внимание чиновники Минфина: текущая очищенная от налогов выручка с тонны нефти при цене $50, по данным нефтегазового центра EY (см. график), примерно на 1700 руб. выше, чем при средней цене $95 в 2014 г.

Предложение Минфина означает рост НДПИ в 2016 г. на 970 руб. с тонны (при цене $50 и курсе доллара 63,5 руб.); в 2018 г. (при 65,8 руб. за доллар) – на 845 руб., оценивает директор нефтегазового центра EY Денис Борисов: это 13 и 9% соответственно; Минфин заберет большую часть девальвационной прибыли.

В июне директор налогового департамента Минфина Илья Трунин говорил, что министерство не собирается повышать налоги на нефтяников. Ситуация изменилась, вздыхает федеральный чиновник: после маневра и девальвации нефтяная отрасль оказалась в плюсе, все равно продавила в правительстве законопроект о налоге на финансовый результат (НФР, снижает нагрузку на выработанные месторождения) и тем самым пошла на конфликт – Минфин счел, что это способ получить налоговые льготы. Пусть они получат НФР, но какой ценой, продолжает федеральный чиновник: «После этой истории нефтяники должны понять – если они хотят платить меньше, придется платить больше». Не надо было привлекать внимание к отрасли, согласен другой чиновник.

Идею изменить формулу НДПИ высказывал замминистра финансов Максим Орешкин, знает федеральный чиновник. Орешкин не ответил на запрос «Ведомостей».

«Минэнерго будет против – бюджетные проблемы понятны, но должен же в стране кто-то работать?» – возмущен чиновник Минэнерго. Это перебор, нельзя так менять правила игры, солидарен с Минэнерго чиновник другого ведомства.

«Лукойл» и «Башнефть» от комментариев отказались. «Роснефть» и «Газпром нефть» не ответили.

Снизится денежный поток от добычи, дестимулирует инвестиции, предупреждает Борисов. Сократится бурение, а падение добычи в Западной Сибири ускорится, согласен директор Small Letters Виталий Крюков. Предложение Минфина означает 25–30%-ное недофинансирование инвестпрограммы, оценивает сотрудник крупной нефтяной компании.

Трудно ответить, что лучше – тратить резервный фонд и лишаться страховки в турбулентные времена или сейчас уже снижать инвестиционный потенциал отрасли и будущие доходы от нее, говорит чиновник. Безумие – готовить бюджет в надежде на восстановление цены нефти через год, рассуждает другой чиновник.