Статья опубликована в № 3923 от 23.09.2015 под заголовком: Кто подаст бюджету России на бедность

Кто подаст бюджету России на бедность

Президент попросил правительство рассмотреть повышение налогов на нефтяников, нефтяники в свою очередь предлагают взять деньги у газовиков

  • Маргарита Папченкова

Вчера Владимир Путин провел совещание по бюджету. Решений по многим принципиальным вопросам не принято: ни по индексации пенсий, ни по замораживанию пенсионных накоплений, следует из слов министра финансов Антона Силуанова, а повышение пенсионного возраста даже не обсуждалось в отличие от доходов бюджета.

Президент предложил проработать вопрос о направлении в бюджет дополнительных доходов, которые экспортеры получают из-за девальвации рубля. Когда Путин в 2014 г. обещал не повышать налоговой нагрузки до 2018 г., некоторые чиновники признавали, что при необходимости объяснение росту налогов найдется. Это же изъятие выигрыша от девальвации, так поступают во всем мире, находит объяснение участник обсуждений.

Экспортеры, о которых говорил Путин, – нефтяники, единодушны чиновники нескольких ведомств. По словам одного из участников обсуждения, принципиальное решение о повышении налогов уже принято, вопрос лишь в суммах и способе.

Отрасль социально ответственная, готова поделиться, главное – посчитать потери, говорит чиновник, близкий к Минэнерго. Риски падения добычи, о которых предупреждает Минэнерго, будут анализироваться, пообещал Силуанов.

Нефтяники предлагают свой план спасения – повысить налоги на добычу газа, рассказали два чиновника финансово-экономического блока, чиновник Минэнерго и подтвердил высокопоставленный чиновник. Это только идея, подчеркивает один из них, поддержит ли ее правительство, пока непонятно. На совещании присутствовал президент «Роснефти» Игорь Сечин, он принес с собой презентации «Роснефти», которые собрался раздать.

Сечин отказался комментировать, как повышение налогов повлияет на компанию: «Не всегда для решения таких вопросов нужна публичность». Молчал он и на совещании, говорят его участники.

Нефтяники, напоминает один из чиновников, всегда говорят, что нужно увеличить изъятия налогов у газовиков. В 2014 г. Сечин жаловался первому вице-премьер Игорю Шувалову, что у «Роснефти» налоговая нагрузка в 2013 г. составила 58,4% выручки, у «Газпрома» – 31,7%, а у «Новатэка» – 29,6%.

Доходы бюджета 2016 г. при цене нефти в $50 за баррель составят около 13 трлн руб., сказал Силуанов, расходы превысят 15,2 трлн руб. Минфин предлагал жесткие меры: повысить пенсионный возраст, индексировать пенсии всего на 4%, не платить пенсии работающим пенсионерам с заработком выше 500 000 или 1 млн руб. Мягкий вариант позволит сократить расходы на 769,3 млрд руб., жесткий – на 1,304 трлн. Но дополнительные налоги от нефтегазовой отрасли могут оплатить отказ от столь жесткой политики.

Девальвация помогла

Выручка НЛМК в первом полугодии 2015 г. – $4,4 млрд, а себестоимость продаж – $2,7 млрд, у «Северстали» – $3,3 млрд и $1,9 млрд, «у «Норникеля» – $4,9 млрд и $2,1 млрд. Год назад у НЛМК себестоимость была выше на 27%, у «Северстали» – на 34%, у «Норникеля» – на 27,6%, а выручка – на 18, 19 и 14% больше. Снизить себестоимость помогла девальвация, говорит аналитик RMG Андрей Третельников. «Повышение НДПИ негативно повлияет на текущие операции и поставит крест на любых проектах развития», – предупреждает топ-менеджер металлургической компании. Цены на металлы – как в ноябре – декабре 2008 г., если повысят НДПИ, придется пересматривать инвестпрограмму и резать операционные расходы, говорит другой металлург.

Для нефтяников приготовлены два варианта. Жесткий – изменение формулы НДПИ – принесет в бюджет около 600 млрд руб. в 2016 г. Мягкий – приостановка снижения экспортных пошлин (налоговый маневр предусматривает их снижение в течение трех лет и рост НДПИ). Если ставка сохранится в 2016 г. на уровне 42% от стоимости нефти, а не опустится до 36%, бюджет, по оценкам Минфина, «заработает» примерно 150 млрд руб. Силуанов вчера сказал, что будет настаивать на изъятии 600 млрд руб. Первая мера приведет к падению добычи нефти вплоть до 30 млн т (прогноз Минэнерго на 2015 г. – 531,9 млн), оценивает один из чиновников. Это самые пессимистичные оценки, говорит чиновник Минэнерго. Скорее всего, нефтяникам придется раскошелиться, но на меньшую сумму – от 60 млрд до 100 млрд руб., ожидают два чиновника.

Девальвационная прибыль на газовом рынке есть только у «Газпрома», у него монополия на экспорт газа, напоминает один из чиновников. «Газпром» забирает всю девальвационную прибыль независимых производителей, отмечает другой чиновник. Представитель «Газпрома» не ответил на запрос.

Налоговая нагрузка на «Газпром» (без НДС) в первом полугодии 2015 г. составляла 28% без учета страховых взносов с фонда оплаты труда, вместе с ними – 32%, подсчитал портфельный управляющий GL Financial Group Сергей Вахрамеев, а у «Роснефти» – около 47%. Но «Газпром» выполняет и социальную функцию – внутренние цены на газ ниже экспортного нетбэка (экспортная цена за вычетом расходов на пошлину и транспортировку), это дополнительная нагрузка на газовую монополию, напоминает Вахрамеев. «Газпрому» еще нужно построить «Силу Сибири» и «Северный поток – 2», напоминает второй чиновник.

По оценке Минфина, нефтяники заработают на девальвации около 400 млрд руб. Текущая очищенная от налогов выручка от добычи тонны нефти при цене $50 примерно на 1700 руб. выше, чем при средней цене $95 в 2014 г., подсчитал нефтегазовый центр EY. Рост прибыли и рост издержек непропорционален, подчеркнул вчера Силуанов. Через изменение формулы НДПИ Минфин может забрать около половины этой суммы.

Больше всех пострадает «Сургутнефтегаз» – у компании нет месторождения с льготами по НДПИ, меньше всех – «Лукойл» из-за большого количества таких проектов, оценили аналитики Альфа-банка. Увеличение налоговой нагрузки ударит по малым и средним независимым нефтяным компаниям сильнее, чем по вертикально-интегрированным, опасается гендиректор саратовской «Юкола нефти» Евгений Макеев, под угрозой сокращения или даже замораживания окажутся перспективные проекты.

«Что важнее – стратегические инвестиции или покрытие текущего дефицита бюджета?» – риторически вопрошает чиновник. «Лучше увеличить инвестпрограммы, чем забирать в бюджет», – отзывается высокопоставленный чиновник.

Политически проще повысить налог на нефтяников – это не затронет широкие слои населения, не вызовет таких протестов, как повышение пенсионного возраста или сокращение расходов на здравоохранение и образование, рассуждает Владимир Тихомиров из БКС, но повышение налогов приведет к снижению экономической активности в отрасли. Скорее всего – и это то, чем правительство и Кремль занимаются последние четыре месяца, – будет компромиссный вариант, полагает он: частично срежут социальные расходы, но пенсии могут повысить даже больше, чем сейчас предлагает Минфин.

В подготовке статьи участвовали Галина Старинская, Виталий Петлевой, Екатерина Мереминская