Статья опубликована в № 3924 от 24.09.2015 под заголовком: Правительство уже делит замороженное

Чиновники спорят об использовании накопительной части пенсии

В Ново-Огареве рассматривались варианты увеличения индексации пенсионерам и пополнение резервного фонда

К совещанию у президента в Ново-Огареве во вторник Минфин подошел с бюджетом, который балансируется при изъятии около 600 млрд руб. у нефтяников. Но решение по этим налогам может быть принято частичное, а тогда надо либо увеличить изъятия из резервного фонда, либо принимать другие болезненные меры. И если о повышении пенсионного возраста на совещании чиновники даже не решились заикнуться, замораживание накопительной части пенсий обсуждалось серьезно, рассказывают участники совещания.

По факту уже все, кроме Минэкономразвития, готовы на замораживание пенсионных накоплений и на совещании обсуждались разные варианты использования этих средств, говорят несколько чиновников. Вариант социального блока – направить замороженное на индексацию пенсий по фактическому уровню инфляции (ориентировочно 12,2%). Минфин же придерживается иной позиции, рассказывают два участника совещания: замораживание накоплений если и можно проводить, то только в том случае, если сэкономленные деньги пойдут на пополнение резервного фонда.

«Минфин против замораживания. Но если будет принято такое решение, то деньги нельзя направлять на расходы – только на сокращение дефицита», – объясняет высокопоставленный чиновник финансово-экономического блока правительства. Представитель Минфина не стал это комментировать.

Минфин планирует потратить весь резервный фонд к концу 2017 г. и залезть в фонд национального благосостояния (ФНБ), который и предназначался для снижения рисков пенсионной системы. В 2017 г. из ФНБ будет изъято 437 млрд руб., в 2018 г. – 575 млрд; на конец 2015 г. в ФНБ будет 2,4 трлн руб. без учета тех 60%, что пойдут на инвестиции.

Министр финансов Антон Силуанов, выступая в Госдуме, вчера защищал негосударственные пенсионные фонды (НПФ, см. врез) – доказывал их эффективность. Создана система гарантирования пенсионных накоплений, все готово к перезапуску системы НПФ, убеждал депутатов министр.

Медленное дело

На 1 июля в корпоративные облигации фонды вложили 1,2 трлн руб., сообщил Силуанова, среди бумаг – облигации «Башнефти» на 25 млрд руб., РЖД – на 22 млрд, «Россетей» на 11 млрд, ООО «Магистраль двух столиц» – на 7,5 млрд, АИЖК – на 60 млрд руб. Инвестиции в облигации госкомпаний могут стать решением проблемы, но пока переговорный процесс между НПФ и компаниями в самом начале и движется медленно, признают чиновники.

Если пенсионные накопления пойдут на текущие выплаты пенсионерам, на эту сумму сократятся расходы бюджета на трансферт в Пенсионный фонд – и в резервном фонде и ФНБ останется больше средств. Отмена накопительной пенсии даст, по оценкам Минфина, 344 млрд руб. в 2016 г., 411,9 млрд и 470,8 млрд руб. – в 2017 и 2018 гг.

Но надо еще отбить эти деньги у социального блока. По словам участников совещания, Минфин принес расчеты, из которых следует, что даже замораживание полностью не покрывает индексацию пенсий и социальных выплат по фактической инфляции: потребуется 475 млрд руб., остаются непокрытые расходы на 130,9 млрд руб. Социальный блок согласен и на компромисс: 7% и даже 5%, говорят два чиновника. Президент на совещании не принял решения. Его позиция на прежних совещаниях, по словам чиновников, – покажите, что можете управлять эффективно пенсионными деньгами, в противном случае их надо отдать в бюджет.

Премьер-министр Дмитрий Медведев вчера написал в «Российской газете», что пенсионные накопления – главный источник длинных денег в экономике, но ими надо научиться распоряжаться.

Базовое предложение Минфина предполагает балансировку бюджета без замораживания пенсий – но для этого девальвационной прибылью должны поделиться нефтяники. Расходы в 2016 г. сокращаются с 15,8 трлн до 15,372 трлн руб. – на прошлой неделе предлагалось сокращение до 15,2 трлн руб. У Минфина, как и прежде, два варианта сокращения, оба сильно ужаты: при мягком – сокращение на 328 млрд руб., при жестком – на 484,6 млрд руб. (прежняя версия – 700 млрд и 1,3 трлн руб.). Осталась индексация пенсий и социальных выплат на 4%, отмена выплаты пенсий пенсионерам с годовым доходом выше 1 млн руб., а та же мера в отношении пенсионеров с доходом выше 500 000 руб, а также предложение повысить пенсионный возраст вынесены в блок иных предложений.

Минфин рассчитал, что в ФНБ на конец 2018 г. остается 1,2 трлн руб. без учета денег, отправленных на инвестпроекты (а резервный фонд будет потрачен в 2017 г.), для этого дефицит должен составить 3,2 и 1% ВВП в 2016–2018 гг., а по факту составит 3,2,6 и 1,4% – фонды будут потрачены еще быстрей.

Минфин нашел деньги, которые позволят этого избежать (см. таблицу на стр. 05). В 2016 г. – 816 млрд руб.: 597 млрд от нефтяников, уменьшенные на 110 млрд руб. трансферты регионам (покроют потери налога на прибыль из-за увеличения НДПИ), а также 328,6 млрд руб., сэкономленных на сокращение бюджетных ассигнований. Тогда дефицит 2016 г. составит 2,7% ВВП, а чтобы добиться дефицита в 2 и 1% в 2017 и 2018 гг., нужно дополнительное сокращение ассигнований. Проблема в том, что 600 млрд руб. пока виртуальные деньги: нефтяники поделятся, но дадут гораздо меньше, подчеркивают несколько чиновников.

Как Минфин рассчитал сумму в 600 млрд руб., непонятно, но явно без оценки последствий для компаний, указывает один из чиновников. Минэнерго и другие чиновники сошлись на том, что изъять можно 20–30% девальвационной прибыли компаний, рассказывают три участника совещания.

Минфин оценивает этот выигрыш в 2014 г. в 400 млрд руб., т. е. изъятие должно составить 60–120 млрд руб. Эту сумму можно изъять, отложив снижения пошлин (по налоговому маневру) в 2016 г. Тогда из варианта Минфина выпадает несколько сотен миллиардов – их как раз и придется покрывать за счет непопулярных мер.

Можно обойтись и без замораживания накопительной пенсии, считает высокопоставленный чиновник: Минфин завышает расходы (он может еще сильнее их порезать) и занижает доходы (за счет нескольких мер по повышению эффективности администрирования можно собрать до 60 млрд руб.).

Бюджетный процесс сейчас похож на сценарий осажденной крепости, сравнивают эксперты Центра развития Высшей школы экономики. «Стремление к бюджетной экономии в сложившейся ситуации адекватно – неадекватно, что оно мотивировано не столько оздоровлением финансовой системы и сокращением доли государства в экономике, сколько желанием любой ценой сохранить накопленные резервы», – объясняют эксперты.