Статья опубликована в № 3962 от 18.11.2015 под заголовком: Роста не видно

S&P: Экономика России, вероятно, вышла из рецессии, но расти пока не будет

Рейтинг может быть повышен по мере возобновления экономического роста
  • Ольга Кувшинова

В 2016 г. кредитный рейтинг России может опуститься еще ниже, если состояние бюджетных резервов ухудшится сильнее, чем представляется сейчас, сказал управляющий директор Standard & Poor’s (S&P) Мориц Крамер на конференции агентства. Это может произойти при дальнейшем снижении экономики, а также из-за ужесточения санкций, однако вероятность такого развития ситуации невысокая – 1:3, считает он.

При отсутствии новых шоков рейтинг стабилизируется и со временем может повыситься, отражая улучшение экономической и финансовой ситуации, заключил Крамер. В январе 2015 г. S&P понизило кредитный рейтинг России по обязательствам в иностранной валюте до спекулятивной категории BB+ с негативным прогнозом, в октябре подтвердило рейтинг, оставив прогноз негативным (см. врез).

По оценкам S&P, в III квартале экономика выросла на 0,5% в сравнении с предыдущим после четырех кварталов спада. В IV квартале также будет рост, прогнозирует ведущий экономист S&P по России Татьяна Лысенко: «Скорее всего, ситуация стабилизировалась». Однако последует ли за этим рост – остается под вопросом, отмечает она. Рост не будет поддержан внешней торговлей, а восстановление внутреннего спроса будет едва отличимо от нуля, прогнозирует она. «С макроэкономической точки зрения условия для роста инвестиций есть, но одних только средств недостаточно», – замечает Лысенко. Нужны ожидания спроса на продукцию – а они пока низки, не способствует инвестициям и высокая неопределенность, в том числе сильная волатильность обменного курса, сказала она. Поэтому, по прогнозу S&P, после спада на 3,6% в 2015 г. рост экономики в 2016 г. при сопоставимой цене нефти ($55 против $54/барр. в 2015 г.) будет почти нулевым – 0,3% и 1,8% в 2017 г. (при $65).

Потенциал роста в дальнейшем – около 2%, считает Лысенко, для России это фактически стагнация. Рост может ускориться за счет, например, того, что прибыль, накопленную благодаря снижению издержек, предприятия направят не на инвестиции, а на поддержку сократившихся зарплат, – но это ускорение будет недолгим, рассуждает Лысенко. Выйти на устойчиво высокие темпы роста Россия может за счет инноваций и технологий, но пока учитывать такую вероятность в прогнозах причин нет.

С 2012 г. рейтинги по 20 развивающимся странам снизились в среднем на одну ступень, рассказал Крамер, сильнее всех – у России и Бразилии, «падших ангелов». Ослабление кредитоспособности происходило на фоне торможения экономики – темп роста развивающихся стран в 2015 г. замедлился до минимума с 2009 г., почти вдвое в сравнении с 2010 г., у России – еще более выраженно, заметил Крамер.

Минус 10 лет

До 2015 г. рейтинг России 10 лет находился в инвестиционной категории, достигнув ВВВ+. Standard & Poor’s снизило его на одну ступень в декабре 2008 г., затем еще на одну – в апреле 2014 г. В феврале 2015 г. был также снижен до «мусорного» уровня рейтинг России от Moody’s, подобные оценки от двух из трех мировых рейтинговых агентств выводят страну из инвестиционной категории.

Сильными сторонами России остаются низкий долг, консервативный бюджет, гибкий обменный курс, позиция нетто-кредитора остального мира и огромные запасы природных ресурсов, которые поддерживали и будут поддерживать благосостояние россиян, считает Крамер. Негативные стороны – слабые институты и недостатки системы госуправления, перечислил он, низкие темпы экономики из-за нехватки инвестиций, обусловленной недостатком доверия инвесторов. Также к факторам, негативно влияющим на экономику России и, соответственно, ее рейтинг относятся отток капитала, риски финансовой стабильности, одна из самых сложных в мире демографических ситуаций и санкции, отметил Крамер.

В то же время если риски оттока средств из развивающихся экономик усиливаются из-за вероятности более быстрого их замедления, быстрой посадки Китая и повышения ключевой ставки ФРС, то в России отток уже произошел из-за санкций, заметил директор группы «Корпоративные рейтинги» S&P Александр Грязнов. При этом цена нефти, по прогнозу S&P, будет со второй половины 2016 г. постепенно восстанавливаться – до $70/барр. в 2018 г., в отличие от ситуации на рынке металлов, имеющего ключевое значение для Бразилии и ЮАР, так что там дела хуже, чем в России, добавил он.

То, что инвесторы начали переориентироваться на Россию, уже свершившийся факт, сообщил замминистра финансов Максим Орешкин: «Многие фонды, с которыми мы встречаемся, отмечают, что активы стали переориентироваться с таких рынков, как Бразилия или Турция, как раз в российскую экономику». Это связано с тем, что Россия успешно адаптировалась к новым условиям, считает он. Но даже при возможности адаптации власти не всегда бывают к ней готовы, заметил он, приведя в пример Бразилию: оказавшись в схожих с Россией условиях падения цен на экспорт, Бразилия сделала другой выбор – увеличение госрасходов, директивное кредитование, что привело к еще большему ухудшению ситуации. «Россия доказала, что способна принимать правильные решения и находить наиболее оптимальный выход из складывающихся экономических проблем в отличие от многих других развивающихся стран», – заключил замминистра.