Статья опубликована в № 3968 от 26.11.2015 под заголовком: Привычка к стагнации

Российская промышленность адаптировалась к кризису

У компаний нет стимулов наращивать производство и инвестировать

Ничего кризисно-ненормального в российской промышленности в этом году не произошло, говорится в исследовании Института Гайдара, который начал рассчитывать новый индекс – нормальности российской промышленности. Индекс уверенно сохраняет высокие значения: от исторического максимума в 72% в III квартале 2007 г. и II квартале 2012 г. его отделяет лишь 1 п. п. Даже эмоционально самый тяжелый I квартал 2015 г. российская промышленность оценивала совсем не так панически, как российские власти и наблюдатели, следует из исследования: промышленность давно адаптировалась к вялой динамике последних лет.

Промышленность начала тормозить еще с конца 2012 – начала 2013 г., говорит директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики Георгий Остапкович, полтора года уже падают инвестиции, конечно, за это время предприниматели адаптировались к ситуации. Как показывают циклические колебания, производители находят точки опоры, а заказчики привыкают, объясняет он. Промышленность к кризису адаптировалась и вошла в стагнацию, согласен зампредседателя Внешэкономбанка Андрей Клепач, с одной стороны, сохраняется негатив по потребительскому спросу, а с другой – спад инвестиций. С учетом сезонной и календарной составляющей промышленное производство достигло дна еще в августе, не согласны экономисты «Сбербанк CIB», с тех пор начался отскок.

В октябре промышленный выпуск сократился на 3,6% к октябрю 2014 г., сообщил Росстат. В итоге спад промышленности за январь – октябрь 2015 г. составил 3,3% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. Но ежемесячные показатели с исключением сезонного фактора не растут – положительная динамика была зафиксирована только в марте и сентябре 2015 г. Согласно базовому прогнозу Минэкономразвития, в 2015 г. промышленность сократится на 3,3%, а в 2016 г. покажет рост на 0,6%. Добывающую промышленность по-прежнему стимулирует внешний спрос, отмечает Клепач, а по обрабатывающим производствам данные в октябре оказались хуже ожиданий. И хотя индекс PMI для обрабатывающей промышленности впервые в 2015 г. указал на рост, данные Росстата с очисткой от сезонного эффекта показали сокращение выпуска на 0,5% (в сентябре рост составил 1,5%). Существенно снизился выпуск у экспортно-ориентированных производств – металлургии, нефтепродуктов, обработки древесины. В октябре в основном рос выпуск только машин и оборудования, где большую роль играют разовые факторы. Динамику промпроизводства формирует в основном крупный бизнес, который получает поддержку правительства, отмечает Остапкович.

Промышленность уже адаптировалась к затянувшемуся кризису и приноровилась выживать в сложившихся условиях, указывают аналитики Центра конъюнктурных исследований ВШЭ: уже к середине года некоторые руководители предприятий отметили рост производства. Но по отраслям адаптация принципиально отличается, говорится в исследовании Института Гайдара: если металлургия, химическая и пищевая промышленность хорошо оценивают ситуацию, то легкая промышленность и строительство проходят кризис 2015 г. так же тяжело, как и 2008 г., и даже девальвация не защитила отрасль от спада. На фоне августовской девальвации выпуск всей промышленной продукции не вырос, а даже упал: в октябре 2015 г. относительно декабря 2013 г. – на 2,1%, в обрабатывающей промышленности – на 4,7%.

Работать в стагнации – плохая привычка, говорит Остапкович: у компаний нет стимулов наращивать производство и делать инвестиции. А их хронический спад не создаст условий для роста, пишут эксперты Центра развития: при дальнейшем снижении цен на нефть инфляция производственных издержек начнет расти, а спрос сокращаться. Именно недостаточный спрос остается самой большой помехой росту выпуска, отмечает завлабораторией конъюнктурных опросов Института Гайдара Сергей Цухло: спрос сокращается, а это ставит под сомнение реализацию всех ожиданий конца 2015 – начала 2016 г.