Статья опубликована в № 3970 от 30.11.2015 под заголовком: Недоразвитые рынки

Россия – главное разочарование года

Рост мирового юридического рынка споткнулся о развивающиеся экономики

Крупнейшие международные юрфирмы долгие годы делали ставку на развивающиеся рынки. Через серию M&A глобальные фирмы росли и расширяли свою географию: двигались в Азию, Латинскую Америку, Африку и постсоветское пространство. Это помогало им застраховаться от сокращения спроса в Европе и США и снизить риск волатильности цен. Но юристы движутся за своими клиентами, приходя на новые рынки и покидая их. Поэтому с замедлением роста Китая, кризисом в России и Бразилии, торможением других развивающихся экономик их привлекательность для крупнейших юркомпаний снизилась. «Фирмы стали относиться к рынкам этих стран с настороженностью, заняли выжидательную позицию», – говорит стратегический консультант лондонской Jomati, бывший управляющий партнер Clifford Chance Тони Уильямс (цитата по The American Lawyer – далее AmLawyer).

Кризис в развивающихся странах сказался на выручке юрфирм – 2015 год оказался менее удачным, свидетельствует рейтинг Global 100, составленный AmLawyer. Выручка 100 крупнейших мировых компаний выросла на 4,5% до $92,7 млрд (после роста на 8,2% в 2014 г.). Цифры выглядят скромно на фоне докризисных показателей американских юрфирм: с 2004 по 2007 г. их выручка увеличилась на 37,5%, приводит данные в своем исследовании Thomson Reuters. Компании расширяли офисы по всему миру, но вложения сейчас не окупаются, объясняет Уильямс.

Курсовые войны

По юрфирмам сильно ударила целая серия «валютных войн» на развивающихся и развитых рынках. «Волатильность валют – один из трех самых насущных вопросов, которые волнуют международные юрфирмы», – отмечает председатель Citi Private Bank Дэн Дипьетро: серия девальваций неудачно совпала с периодом глобального расширения больших юрфирм.

Так, убытки из-за укрепления доллара понесли компании из британского magic circle (четыре международные – Allen & Overy, Clifford Chance, Freshfields Bruckhaus Deringer, Linklaters, а также Slaughter & May). Хотя европейские сделки M&A в целом за 2015 г. выросли, из-за девальвации прибыль на одного партнера в Linklaters сократилась на 2%, у Clifford Chance – на 1%, у Freshfields Bruckhaus Deringer – на 8%, свидетельствует рейтинг Global 100. «Снижение валютных курсов в 2015 г. коснулось всех международных компаний», – признает управляющий партнер Freshfields Bruckhaus Deringer Дэвид Айтман (цитата по AmLawyer). – Компании с большим бизнесом в Европе особенно сильно почувствовали на себе влияние колебаний курса валют». Больше других валютные риски сказались на фирмах, услуги которых оплачиваются в евро, объясняет Дипьетро. «Многие юрфирмы существенно сокращают присутствие в Европе и частично в Азии», – говорит он.

Baker & McKenzie сильнее других пострадала от колебания валют, признает председатель глобального совета Эдуард Лейте: в офисах в Латинской Америке был двузначный рост выручки в местной валюте, но фирма понесла убытки из-за укрепления доллара. Обычно курсовые разницы в одной стране компенсируются доходами в другой, но за 2015 г. почти в каждом крупном офисе валюта сильно ослабела к доллару, жалуется финансовый директор Baker & McKenzie Пол Айхельман: евро упал на 19%, британский фунт – на 8%, австралийский доллар – на 18%, японская иена – на 21%, бразильский реал – на 40%, канадский доллар – на 17%, российский рубль – на 30% (его слова по AmLawyer). 70% выручки приходится именно на зарубежные офисы, говорит Айхельман: из-за курсовых разниц выручка сократилась на 4,3% в долларах. Чтобы снизить валютные риски, Hogan Lovells 60% услуг оказывает в долларах, 20% – в фунтах и еще 20% – в евро, рассказывает заместитель председателя правления фирмы Дэвид Худд. В 2014 г. снижение курсов валют не оказало существенного влияния на финансовые показатели фирмы, но в 2015 г. волатильность скорее всего повлияет на доходы.

Пока компании не могут выровнять выплаты партнерам в странах, валюта которых подешевела, говорит Дипьетро: американские фирмы часто предлагают партнерам компенсации на 10–30% больше, чем другие фирмы, но с укреплением доллара выплачивать их все сложнее. Многие компании корректируют выплаты за счет премиального фонда, рассказывает управляющий одной из американских компаний из рейтинга Global 100. Также юрфирмы используют форвардные контракты для управления валютными рисками, говорит Дипьетро. Но пока компании продолжают расширять офисы, колебание валютных курсов останется частью их жизни, считает партнер отдела корпоративных финансов Morrison & Foerster’s Чарльз Корнэй.

Несговорчивый Китай

Интерес со стороны азиатских клиентов стимулирует юрфирмы продолжить международную экспансию в 2015 г., ожидали аналитики EY. Но Китай для международных юрфирм – сложный рынок. По данным минюста Китая, сейчас в стране представлено около 180 международных юрфирм. Законодательство обязывает их работать только через представительства или заключать долгосрочные договоры с китайскими юрфирмами.

Это дает колоссальную фору местным компаниям. К тому же их услуги значительно дешевле – часовая ставка старшего юриста международной компании в среднем на 20–25% выше, чем у партнера крупной китайской юрфирмы. «Китайские клиенты не готовы так много платить иностранцам, когда услуги ведущих национальных юрфирм значительно дешевле», – объясняет партнер Orrick, Herrington & Sutcliffe Митчел Цукли (цитата по AmLawyer). «Те, кто пытается конкурировать с китайскими фирмами в борьбе за местных китайских клиентов, скорее всего вообще потеряют работу», – продолжает он.

Эффективность растет

В 2015 г. на 5,1% выросла выручка фирм из Global 100 на одного юриста – до $830 000. Это самый высокий показатель с 1998 г., так быстро выручка не росла со времен финансового кризиса. Но не рост бизнеса причина рекордных показателей. Юрфирмы научились экономить: в отличие от прошлых лет рост связан с сокращением расходов и издержек. Число адвокатов, работающих в 100 крупнейших фирмах, впервые с 2010 г. сократилось на 0,8% до 112 000 человек. По опросам Altman Weil, 35% международных фирм сокращают юристов и административный персонал, а 19% переводят сотрудников на неполный рабочий день. Оптимизация расходов на юридических консультантов – глобальный тренд, признает Войтишкин: клиенты оптимизируют свои бюджеты, менее сложную работу стараются делать своими силами, требуют фиксированных бюджетов.

По оценкам британского The Lawyer, прибыль 15 крупнейших международных юрфирм в Китае составляет $10–20 млн, прибыль на партнера – $625 000. По данным опроса AmLawyer, у 200 американских фирм выручка на одного юриста на азиатских рынках на $90 700 меньше, чем в головном офисе.

Некоторые фирмы уже уходят с рынка: например, британская Fried, Frank, Harris, Shriver & Jacobsen в 2015 г. закрыла офисы в Гонконге и Шанхае из-за роста убытков. «Это было правильное бизнес-решение: долгосрочные перспективы роста не оправдывают затраты», – объясняет Дэвид Гринвальд из Fried Frank. Из-за проблем в экономике Китая международные юрфирмы будут еще более скрупулезно оценивать риски на этом рынке, пишет AmLawyer. Клиенты предельно осторожны и бдительны, согласен Корнэй.

Тем не менее Китай продолжает манить иностранных юристов, и компании по-прежнему открывают там офисы (см. график). «Вы не можете считаться по-настоящему глобальной фирмой, если не представлены во второй по величине экономике», – рассуждает Гринвальд. «У нас простая задача – потерять в Китае меньше денег, чем конкурент», – рассказывает управляющий одной из американских компаний из рейтинга Global 100. «Китай по-прежнему воспринимается как стратегический рынок», – согласен Корнэй.

Страшные регионы

Международные корпорации присматриваются и к Африке, особенно к южной части региона, например Анголе, Гане, Кении и Мозамбику. У рынка большой потенциал: к 2025 г. Китай планирует вложить в регион до $1 трлн. Опрошенные руководители юрфирм из списка Global 100 ждут роста в сферах энергетики, инфраструктуры и недвижимости. Но открывать офисы в ближайшем будущем они не спешат. Пугают политическая и экономическая нестабильность, коррупция, проблемы личной безопасности, говорит управляющий партнер Hodgart Ltd Алан Ходгарт.

Не оправдала ожиданий и экспансия международных юрфирм в Латинскую Америку, отмечает партнер Dentons Джозеф Эндрю (цитата по AmLawyer): из-за высокой конкуренции с местными юрфирмами иностранные консультанты в основном сопровождали крупные сделки M&A, а из-за кризиса спрос на них падает.

Пугают и коррупционные риски, свидетельствует опрос руководителей крупнейших компаний, проведенный Altman Weil. Еще в 2014 г. открыть новые офисы в Латинской Америке и Африке были готовы 39% управляющих партнеров крупных фирм, в 2015 г. их число сократилось до 15%, следует из опроса AmLawyer. Например, ведущая испанская фирма Garrigues (82-я по выручке в списке Global 100) в 2014 г. открыла офис в Колумбии, но в 2015 г. отложила планы по открытию офисов в Аргентине и Чили. Выручка компании в регионе за 2015 г. снизилась на 7% до $449 млн, пишет AmLawyer.

По данным опроса AmLawyer, у семи американских фирм из Global 100 выручка на одного юриста в офисах в Латинской Америке на $334 286 меньше, чем в головном офисе, в странах Африки – на $143 000.

Разочарование года

Главным разочарованием в 2015 г. стал российский рынок. С конца 1990-х – начала 2000-х гг. Россия была самым привлекательным рынком. Постоянный поток IPO, крупные сделки M&A – все это привлекало инвестиции глобальных компаний. Но из-за экономического кризиса, санкций, девальвации рубля и низких цен на нефть каждый 10-й партнер международных юрфирм сократил число юристов в российских офисах. «Многие подумывают, не уйти ли с рынка, вероятнее всего, большинство сохранит номинальное присутствие», – рассказывает один из них. «Все удивляются, что творится в Москве», – говорит глобальный директор одной из американских юрфирм с офисом в России. «Мы сохранили только самых важных для офиса людей, свели к минимуму число юристов», – рассказывает он.

Действительно, несколько международных фирм сокращают свое присутствие на рынке, признает управляющий партнер офисов Baker & McKenzie в странах СНГ Сергей Войтишкин. Например, американская юрфирма K&L Gates в декабре 2015 г. официально закроет свой офис и прекратит работу в России, рассказал «Ведомостям» ее представитель Майкл Рик: «После тщательной оценки текущих экономических и геополитических условий в регионе, а также прогнозируемых потребностей клиентов и связанных с этим условий ведения бизнеса фирма решила закрыть офис в Москве».

Многие международные юрфирмы перепрофилировались, рассказывает главный редактор Legal Insight Маргарита Гаскарова: с московским офисом делают проекты других рынков. Фирма практически не сокращает персонал, а использует ресурсы компании, рассказывает управляющий партнер московского офиса международной юрфирмы Herbert Smith Freehills Алексей Рудяк: в ситуациях, «когда люди недозагружены, мы даем им возможность работать в Москве над проектами иностранных офисов», где не хватает людей. Так юрфирма сохраняет команду и дает возможность людям получать опыт работы на других рынках, объясняет он.

Впрочем, опрошенные «Ведомостями» руководители российских офисов международных юрфирм говорят либо о стабильных финансовых показателях, либо о росте. Некоторые даже фиксируют оживление рынка (см. опрос на стр. В4).

У единиц бизнес идет неплохо, у международных компаний есть подушка безопасности, это позволяет им сохранять присутствие, говорит Гаскарова: но в целом позиция выжидательная – впереди затяжной кризис или пусть и медленное, но оживление.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать