Статья опубликована в № 3973 от 03.12.2015 под заголовком: Президент замолвит слово за бизнес

Путин потребует от законодателей помочь бизнесу

В послании Федеральному собранию президент может смягчить условия амнистии капитала и пообещать облегчить надзор
  • Маргарита Папченкова,
  • Александра Прокопенко

Послание президента, как и в предыдущие годы, будет дружественным по отношению к бизнесу – по крайне мере такие предложения были собраны и по состоянию на вчерашний день включены в текст послания, рассказывают чиновники экономического блока. В прошлом году президент объявил о свободе предпринимательства, пообещал амнистию капитала и неповышение налогов до 2018 г. Обещания не помогли. Надо перезапустить процесс, формулируют задачу собеседники «Ведомостей».

Во-первых, заставить работать амнистию. Она гарантирует освобождение от административной и уголовной ответственности за различные, в основном налоговые, правонарушения, но в это поверило около 200 человек – столько подано заявлений, по словам юристов. Теперь президент согласен не только продлить срок действия амнистии на год, но и «докрутить» закон, рассказывают два федеральных чиновника. Имеются в виду предложения Минфина, отправленные в правительство осенью, поясняет чиновник финансового блока. Скорее всего, президент разрешит не репатриировать активы из-за рубежа.

Закон об амнистии не требует возвращения активов, но есть исключение – движимое имущество в государстве, включенном в список FATF или не обменивающемся налоговой информацией с Россией. Под это определение подпадают ценные бумаги, а список стран не ясен. Бизнес это воспринял как отход от изначальной концепции, рассказывает юрист компании «большой тройки»: все думали, главное – не вернуться, а раскрыться по закону о контролируемых иностранных компаниях (КИК) и начать платить со своих структур налоги. Это устроило бы и Минфин, и бизнес. Минфин предлагает определить перечень стран: самый короткий черный список FATF (Иран, КНДР) и офшоры – с кем у России нет соглашений об избежании двойного налогообложения.

Такой мягкий режим будет действовать на первом этапе, а потом в список могут попасть страны, которые плохо сотрудничали с Россией, уточняет чиновник Минфина.

Также Минфин предлагает разрешить оставлять ценные бумаги за рубежом: вернуть надо только деньги. Минфин это не комментирует.

Это может перезапустить амнистию, уверена Марина Белякова из EY. В итоге и «антиофшорный» закон о КИК может принести больше налоговых доходов – больше людей пожелает раскрыться.

Цитаты Путина из посланий разных лет

2012
Особого внимания требует система контроля надзорных органов. В таких структурах у нас занято, по разным подсчетам, все равно около миллиона человек. Необходимо ввести публичную отчетность контрольно-надзорных органов об итогах проверок, а также о затраченных на их проведение финансовых и людских ресурсах.
2013
По-прежнему чувствительная тема для предпринимателей – это избыточное внимание со стороны разного рода контролеров. <…> работа по изменению принципов деятельности контрольно-надзорных структур должна быть продолжена. Предлагаю создать единый федеральный портал, на котором каждая проверка будет иметь индивидуальный номер.
2014
Мы не в первый раз говорим о необходимости новых подходов в работе надзорных, контрольных, правоохранительных органов. Но изменения происходят очень медленно. Надо максимально снять ограничения с бизнеса, избавить его от навязчивого надзора и контроля. Я сказал: именно навязчивого надзора и контроля. Каждая проверка должна стать публичной. В следующем году для этого запускается специальный реестр – с информацией о том, какой орган и с какой целью инициировал проверку.

Вторая тема, которая может быть затронута в послании, – реформа контрольно-надзорных органов, сокращение надзорных функций, сказали федеральный чиновник и человек, участвовавший в подготовке документа. Президент поручал разобраться с излишним надзором еще год назад. «Мы разбили работу на несколько этапов и за этот год провели ревизию контрольно-надзорных функций, чтобы понять, какие дублируют друг друга», – объясняет министр открытого правительства Михаил Абызов. По его словам, результаты этой работы – объединение ФАС и ФСТ, следует ждать и других реформ.

Свои предложения (есть у «Ведомостей») вносило Минэкономразвития. Оно предлагает оптимизацию численности Росалкогольрегулирования (1357 человек) за счет передачи контроля за качеством алкогольной продукции в Роспотребнадзор, а полномочий по учету продукции – в ФНС. Такой же подход предлагается и в транспортном надзоре. Чиновники хотят создать «объединенные инспекции» для надзора за предприятиями с ограниченными рисками (общепит, малые магазины и др.).

По оценкам Абызова, вся реформа должна сократить численность центральных аппаратов на 20–25%. По подсчетам Высшей школы экономики, в России проводится более 2 млн проверок в год, издержки контрольных мероприятий составляют 1,5% ВВП, при этом только в 15% случаев это соотносится с рисками.

Доля расходов на госуправление в бюджете неуклонно растет: по сравнению с 2012-м в 2015–2016 гг. – на 0,8–0,9%, оценивает ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов. По его оценкам, переход к риск-ориентированному подходу позволит сократить расходы государства на 20%, демонтаж излишних функций даст бизнесу около 1 трлн руб. оборота.

Также президент может объявить об ограничении уголовного преследования бизнеса, рассказал чиновник, участвовавший в разработке послания, но механизм не уточнил.

Это дежавю: каждый год президент обещает свободу бизнесу и каждый год ее становится все меньше, признают чиновники, готовившие послание. Но важно повторять это, посылать сигнал – когда в послании 2005 г. Путин призвал налоговые органы не «терроризировать» бизнес, предприниматели в регионах ссылались на это в переговорах с налоговиками, возражает чиновник. В этом году бизнес тоже ссылался на объявленную свободу предпринимательства – только теперь на местных чиновников это не действует, делится владелец регионального малого бизнеса.