Статья опубликована в № 3974 от 04.12.2015 под заголовком: Налогово-таможенный альянс

Путин дал старт объединению налоговой и таможенной служб

Но на информационном уровне
  • Елизавета Базанова,
  • Маргарита Папченкова
  • / Ведомости

В России будет создан «единый целостный механизм администрирования налоговых, таможенных и других фискальных платежей», такое поручение дал президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию. Из-за серых схем при уплате таможенных сборов, акцизов на алкоголь, табак и горюче-смазочные материалы бюджет ежегодно теряет сотни миллиардов рублей, посетовал он: «Здесь есть разные варианты <...> жду от правительства конкретных предложений».

Слияние Федеральной налоговой службы (ФНС) и Федеральной таможенной (ФТС) обсуждалось давно. Но сейчас речь идет только о создании единой автоматизированной системы, агрегирующей данные от двух служб, а не об их объединении, говорят несколько чиновников. «Мишустин [Михаил, руководитель ФНС] очень хорошо разбирается в технологиях и действительно мог бы переоснастить таможню, но это не все реформы, которые нужны службе, – считает чиновник финансово-экономического блока, – нужно наладить администрирование на местах, устранить коррупцию, а это все другой тип работы – здесь автоматизированного контроля НДС мало».

Новая система может быть похожа на АСК НДС-2, говорит чиновник, близкий к ФНС. Для решения проблемы занижения стоимости товара на таможне может применяться модель риска, рассуждает он: если при ввозе цена значительно ниже, чем в списке цен производителей, система указывает на риск.

Сейчас либо занижается таможенная стоимость, либо товар растаможивается не по своему виду товарной номенклатуры, объясняет партнер «Щекин и партнеры» Денис Щекин. Фирмы-однодневки покупают у импортера товар по заниженной цене и перепродают в несколько раз дороже добросовестному налогоплательщику – НДС должен быть заплачен с большой разницы, но не платится. Закон нарушает посредник, который исчезает, объясняет он: АСК НДС-2 и сейчас такого посредника может выявить, но система позволит увидеть транзакции по всей цепочке, начиная с ввоза товара. Ручной контроль на таможне сохранится, предупреждает чиновник.

Другая типичная схема – лжеэкспорт: экспортер получает возмещение НДС, а товар за границу не вывозится. Возмещение НДС происходит только после того, как таможня подтвердит факт экспорта, часто на это уходит полгода, компании теряют оборотные средства. У налоговой есть данные, кто заявляет о возмещении, но если бы таможня точно видела, что товары вывезены, то проблем бы не было, поэтому нужно провести маркировку товаров, говорит чиновник.

Объединение систем – логичный шаг на пути к тотальному контролю за транзакциями, считает Щекин: налоговики будут видеть уплату НДС поставщиками не только на внутреннем рынке, но и при ввозе товара в Россию. Это и оптимизация – ФТС и ФНС часто борются с одними махинациями, отмечает руководитель Центра поддержки ВЭД Галина Баландина, – например, с нарушением трансфертного ценообразования, когда компании показывают одни сведения в ФТС, а другие – в ФНС.