Статья опубликована в № 3985 от 21.12.2015 под заголовком: ВЭБ может получить бумажную помощь

Средства для спасения ВЭБа нашлись в Центробанке и ФНБ

Госкорпорации помогут пока не деньгами и бумагами, а бумажной прибылью

  • Маргарита Папченкова,
  • Александра Прокопенко

Чиновники весь ноябрь и декабрь искали деньги для ВЭБа и наконец нашли их – в фонде национального благосостояния (ФНБ) и ЦБ. Практически решено пролонгировать финансирование от ФНБ и ЦБ, рассказали «Ведомостям» три федеральных чиновника. Помимо этого очень вероятно снижение ставки по депозитам ФНБ, добавляют двое из них. Разница в ставках должна дать дополнительную бумажную прибыль, которая зачтется в капитале банка.

Насколько снизится ставка, собеседники «Ведомостей» не уточняют. Таким же способом когда-то помогли купленному ВТБ Банку Москвы – тот получил деньги из ЦБ почти по нулевой ставке и вложил их в ОФЗ примерно под 7% годовых, разница сразу закрыла дыру в капитале, напоминает один из собеседников «Ведомостей».

Судьба госкорпорации может решиться уже на этой неделе. Она будет обсуждаться на наблюдательном совете (запланирован на 22 декабря), говорил ранее помощник президента Андрей Белоусов. Пока в повестке этот пункт не значится. Председатель ВЭБа Владимир Дмитриев прокомментировал только депозиты ЦБ: «Мы ведем переговоры с ЦБ относительно судьбы этих депозитов и с его стороны ощущаем поддержку». Представители Минфина и ЦБ отказались от комментариев. Решение о пролонгации всеми поддерживается, даже Минфином, утверждают собеседники «Ведомостей», другие варианты еще хуже.

Деньги из ФНБ ВЭБ начал получать с кризиса 2008 г., и на 1 декабря, согласно данным Минфина, задолженность перед фондом составляла 195 млрд руб. и $6,2 млрд. На них приходится 14,3% всех обязательства ВЭБа, указывается в отчете Fitch.

Сроки депозитов разные: один бесцелевой на 50 млрд руб. надо погасить уже летом 2016 г., антикризисные депозиты – в 2019–2020 гг., а $5,9 млрд субординированных депозитов, которые выданы на докапитализацию самого ВЭБа, – в 2029 г. Ставки по валютным депозитам – LIBOR + 2,75% и +3%, почти по всем рублевым – 6,25%, только по одному – 7,25%.

ЦБ разместил в ВЭБе, согласно отчетности госбанка за первое полугодие, 277,3 млрд руб. на срок до года, 85 млрд руб. – на срок свыше года. Речь же, по словам чиновников, идет о пролонгации финансирования для санации банков: в 2008 г. ВЭБ получил от ЦБ 212,6 млрд руб. на спасение Связьбанка и «Глобэкса», в 2014 г. депозит был конвертирован в семилетние облигации, тогда же ВЭБ добился снижения ставки с 4 до 2%.

Удлинение сроков по депозитам при одновременном снижении ставки действительно может поддержать капитал банка, подтверждает аналитик S&P Виктор Никольский. По принципам МСФО при привлечении средств по ставке ниже рыночной вся разница учитывается как прибыль. В случае с ВЭБом она будет очень существенной. Прибыль вырастет еще больше, если будет удлинен и срок депозита. Таким образом, Минфин одной бухгалтерской операцией значительно повысит капитал ВЭБа, указывает Никольский.

Аналогичный эффект может быть и от пролонгации облигаций от ЦБ, объясняет один из чиновников. В прошлом году ВЭБ уже заработал на похожей операции 82,9 млрд руб.

У ВЭБа сразу две проблемы: внешний долг (более 1 трлн руб., в следующем году нужно около 200 млрд руб. на погашение евробондов) и нехватка капитала – именно на второе направлена пролонгация, указывает аналитик Fitch Антон Лопатин. Потенциальную дыру в капитале ВЭБа из-за плохих сочинских и украинских кредитов Fitch оценивает в 500–600 млрд руб. Достаточность капитала госбанка пока 12,3%, формально ему не нужно соответствовать требованиям ЦБ, но к этому показателю привязаны ковенанты по некоторым его евробондам, объясняет Лопатин.

Никольский предупреждает о рисках спасительной операции: бумажная прибыль засчитывается только по МСФО, а по РСБУ она значительно меньше и появляется за счет улучшения процентной маржи. И сложность в том, что методика расчета достаточности капитала ЦБ отталкивается от определения прибыли и капитала именно по РСБУ и именно на это значение завязаны ковенанты по евробондам, продолжает Никольский: «Так что цель может быть не достигнута». Чиновники опасаются больше всего этого сценария: ковенанты «полетят» – и инвесторы предъявят бумаги к погашению на несколько миллиардов долларов.

Также по-прежнему ВЭБу нужны деньги на выплату внешнего долга уже в следующем году, а не потом, обеспокоен менеджер ВЭБа, – бумажным эффектом не обойтись.

Пролонгация не панацея и этот вариант не отменяет докапитализации через ОФЗ, согласны чиновники. Изначально в правительстве хотели пополнить капитал ВЭБа через госбумаги на 1 трлн руб., затем под них можно привлечь деньги в ЦБ на выплату внешнего долга. Второй вариант – поменять евробонды ВЭБа на евробонды Минфина. Минфин против – все это увеличивает госдолг. Но сейчас вопрос только в том, как быстро выделять ОФЗ – в один год или растянуть по годам, говорят чиновники. Если сразу около 1 трлн руб., это прибавить к дефициту более 1% ВВП, зато может радикально решить проблему с балансом ВЭБа – ОФЗ обмениваются на плохие активы, которые перекочуют государству. Второй вариант – по 200 млрд руб. ОФЗ в год, для дефицита бюджета почти незаметно (около 0,3%). Но ВЭБ по-прежнему остается с токсичными активами. И это не так безобидно, как кажется, предупреждает один из чиновников: банку придется досоздавать резервы, уменьшая капитал, – и тогда точно «полетят» ковенанты.