Статья опубликована в № 3990 от 11.01.2016 под заголовком: Налоговый размен

После 2018 года Минфин может предложить повысить НДС взамен на снижение налога на прибыль

Это ударит по потребителям и вряд ли стимулирует инвестиции, предупреждают эксперты

  • Елизавета Базанова,
  • Маргарита Папченкова,
  • Екатерина Мереминская

Несмотря на ухудшение ситуации с бюджетом, правительство не собирается повышать налоговую нагрузку в этом году. Но если не будет другого выхода, то после 2018 г. первым кандидатом на повышение может стать НДС, рассказал в интервью «Ведомостям» замминистра финансов Сергей Шаталов (см. стр. 08). Взамен Минфин может предложить маневр – снизить налог на прибыль. НДС – наиболее нейтральный налог, который в идеальной модели совсем не затрагивает бизнес, поскольку перекладывается на конечных потребителей, объяснил Шаталов: многие государства устанавливают ставки НДС выше 20%, последовательно снижая налог на прибыль.

НДС – один из главных и стабильных источников пополнения бюджета (зачисляется в федеральный, см. график). Поступления выросли с 5,1% ВВП в 2008 г. до 5,5% в 2014 г. (7,5% от доходов консолидированного бюджета). Больше всего налоговая нагрузка снизилась именно по налогу на прибыль – с 6 до 3,3% ВВП в 2014 г. (8% от доходов). Падение почти в два раза главным образом связано с кризисом 2008–2009 гг. и снижением ставки налога на прибыль с 24 до 20% в 2008 г., говорится в Основных направлениях налоговой политики.

Жертвенные коровы бюджета

Увеличение налогов на физлиц не планируется, сказал Шаталов: повышение НДФЛ может повернуть вспять процесс «осветления» экономики. «Конечно, если ситуация с бюджетом будет совсем аховой, не исключено, что будут искать жертвенную корову, – признал Шаталов. – Могут снова вспомнить про нефтяников и других недропользователей, присмотреться к спецрежимам, поставить вопрос о сохранении нулевой ставки налога на прибыль для сельхозпроизводителей».

Такая налоговая политика даст преимущество в конкуренции за инвестиции и способствует экономическому развитию, объясняет Шаталов. От повышения НДС могут пострадать отрасли, работающие на внутренний рынок, например ритейл, коммунальная сфера, отмечает партнер «Щекин и партнеры» Денис Щекин, экспорт же не облагается НДС, поэтому не пострадают экспортеры, а это в первую очередь нефтяные и другие добывающие компании. Снижение налога на прибыль потерь не компенсирует – в кризис у предприятий, работающих на внутренний рынок, прибыль минимальна, говорит сопредседатель «Деловой России» Антон Данилов-Данильян. А для компаний с большими трудозатратами повышение НДС совершенно неприемлемо, продолжает он: либо вырастут их налоговые расходы, либо предприятия перенесут рост НДС на потребителей.

Внутренний рынок не может стать драйвером роста, считает директор Научно-исследовательского финансового института при Минфине Владимир Назаров: нужны востребованные на мировом рынке отрасли, а маневр поддержит и несырьевых экспортеров. Время уже упущено, скептичен он: маневр мог бы стать конкурентным преимуществом еще в кризис 2009 г., но лучше поздно, чем никогда.

От снижения налога на прибыль пострадают региональные бюджеты (они получают 18% из 20%). Чтобы снижение было безболезненным, необходимо одновременно уменьшать страховые взносы – это увеличит базу для налога на прибыль, рассуждает Назаров. Придется увеличить трансферты регионам, считает Александра Суслина из Экономической экспертной группы, в том числе за счет дополнительных доходов федерального бюджета от повышения НДС.

Даже если налоговая нагрузка сократится, предприниматели не будут увеличивать инвестиции, пока не увидят перспективы роста, говорит Суслина. Деньги, сэкономленные от снижения налога на прибыль, компании вряд ли будут вкладывать, согласен Данилов-Данильян: бизнес устал доверять обещаниям правительства.