Кудрин: «Мы попали в замкнутый порочный круг»

​Для построения социального государства нужен рост экономики на 5% в год, считает экс-министр

  • Ольга Кувшинова

Россия вошла в полосу, когда наиболее острыми из всех проблем становятся социальные проблемы, заявил на Гайдаровском форуме РАНХиГС бывший министр финансов, глава КГИ Алексей Кудрин. Рост числа бедных и демография (сокращение числа работающих при увеличении количества пенсионеров) – ключевые структурные проблемы российской экономики, уверен он. «Я могу назвать три десятка структурных проблем – это структура собственности с засильем государства, недостатком конкуренции и эффективности, зависимость от нефти, структура бюджета, но первыми я бы поставил проблемы социальной защиты», - заявил Кудрин.

Декларация и популизм

У бюджета больше нет возможности для повышения социальной поддержки, а ее поддержание на текущем уровне будет означать рост бедности, констатировал Кудрин. Несмотря на серьезный объем социальной поддержки, число бедных резко выросло, отметил он: «Я – за социально ориентированное государство. Сейчас мы говорим, что будем выполнять все социальные обязательства, а в это время количество бедных будет расти».

Поэтому в текущей ситуации заявления о социальной направленности государства – это декларация и популистский лозунг, считает Кудрин. В странах Европы, на которые в России ориентируются, говоря о модели социального государства, ВВП на душу населения вдвое выше, чем в России, тогда как налоговая нагрузка выше ненамного: 40% ВВП против 37% в России с учетом нефтегазового сектора и 30% ВВП без учета НДПИ и экспортных пошлин. Если двигаться к европейской модели – значит, нужно увеличивать налоговое бремя, но в российских условиях социальное государство надо строить иначе – повышая не налоги, а уровень ВВП, считает Кудрин: «Нам нужен экономический рост не менее 5%. Если говорить о борьбе с бедностью, то процентов на 60-70 это вопрос экономического роста, а на 30-40% - качества социальной защиты».

С 2008 г. доля расходов бюджетной системы на социальную политику выросла с 9,1 до 14,3% ВВП, или на 5,2 п. п. ВВП, из которых 3,9 п. п. – поддержка пенсионной системы, посчитал Кудрин. Из этих 3,9 п. п. повышения пенсионных выплат половина – 2 п. п. ВВП – была обеспечена ростом налоговой нагрузки, вторая половина – сокращением государственных инвестрасходов. Если ничего не менять, то за четыре ближайших года для поддержки социальных обязательств придется нарастить соцподдержку еще на 1 п. п. ВВП, сказал Кудрин: «Это ляжет грузом на бизнес – потому что, честно сказать, я уже не знаю, с чего еще снимать расходы [бюджета]. Образование, здравоохранение – уже всё, сняли, сколько могли, но это человеческий капитал, это будущее, это наша конкурентоспособность и экономический рост».

Почему нужно повышение пенсионного возраста

Россия попала в замкнутый порочный круг, сказал Кудрин: рост соцподдержки ведет к росту нагрузки на бизнес или сокращению расходов бюджета на человеческий капитал, что, в свою очередь, снижает экономический рост, а без экономического роста проблемы соцподдержки будут только усугубляться. «Это кричащая проблема», - сказал Кудрин. Если бы в 2016 г. пенсии индексировали на 12%, это потребовало бы 660 млрд руб. дополнительно, сравнил он: «600 млрд руб. – это все высшее образование, 300 млрд руб. – федеральная часть расходов на здравоохранение. Вот цена вопроса». В итоге остановились на индексации в 4%, но за счет замораживания накопительных взносов еще на год. Если в 2017 г. накопительные взносы возобновить, это потребует восстановить расходы бюджета примерно на 330 млрд руб. плюс еще дополнительно на новую индексацию – в следующие три года трансферт Пенсионному фонду может возрасти более чем на 1 трлн руб., указал Кудрин.

Одно из необходимых решений – повышение пенсионного возраста, оно в интересах самих пенсионеров – ради поддержания уровня их пенсий, указал он: «Иначе у нас просто не хватит налогов, когда число пенсионеров сравняется с налогоплательщиками. В этом году число экономически активных снизится на 1 млн, в следующем – еще на 1 млн, а число пенсионеров увеличивается на 300 000-400 000 ежегодно». По той же причине необходима накопительная часть пенсии, добавил он: «Потому что у нас не будет в будущем ресурсов – нам сегодня нужно начать их откладывать». При 30-летнем стаже накопления дают добавку в 23-25% к государственной пенсии, привел данные Кудрин: «Хотим мы от этого отказаться?»

По данным Росстата, за январь - сентябрь 2015 г. число людей с доходами ниже прожиточного минимума составило 14,1% населения против 12,6% за тот же период 2014 г. и такого же уровня (12,6%) за январь - сентябрь 2013 г. До 2014 г. число бедных в России снижалось: исторический минимум 2013 г. – 15,5 млн человек, или 10,8% населения. По итогам 2014 г. число бедных выросло на 0,6 млн человек, а за три квартала 2015 г. за черту бедности перешли еще 2,3 млн человек. За январь - ноябрь 2015 г. реальные доходы населения снизились к тому же уровню 2014 г. на 3,5%, в том числе зарплаты – на 9%, пенсии – на 4%. В 2016 г., по прогнозу Минэкономразвития, и доходы, и зарплаты продолжат падать (в сценариях при нефти и $50, и $40/барр.). Решение об индексации пенсий с 1 февраля на 4% при прошлогодней инфляции в 12,9% фактически означает их снижение в реальном выражении примерно на 9%.

В бюджете предусмотрена возможность повторной индексации, но она будет зависеть от возможностей бюджета, сообщил министр труда Максим Топилин. Вопрос повторной индексации – не предмет обсуждения, а норма закона, уточнила депутат Госдумы Ольга Баталина: «Вторая индексация будет. Дискуссия идет не о том, будет ли она, а о том, в каком размере она будет».

Базовые нормы социальных законов в России построены, конечно, в лучшие времена, когда можно было позволить себе такие расходы, но это не значит, что нужно их менять из-за текущего кризиса, уверена Баталина: кризис не так уж и надолго, чтобы менять социальную политику. «Я пока не вижу достаточной накопившейся длительной угрозы, которая заставила бы нас это сделать. Отсюда и наши точечные переходные законы, которые нацелены на то, чтобы мы пережили этот непростой период, исчерпаемый по своей длительности», - сказала Баталина.

Министры финансово-экономического блока правительства на параллельной сессии форума скорого окончания кризиса не обещали. Низкие цены на нефть – это на годы, считает министр экономического развития Алексей Улюкаев: риск не в том, что они снизятся до $20 или до $15 – чем ниже упадет, тем больше вероятность отскока, риск в том, что невысокие цены на нефть продлятся в течение многих лет и даже десятилетий. Это означает необходимость принятия «принципиальных решений, связанных со структурными изменениями в экономике», считает Улюкаев. Первоочередная задача правительства – адаптировать к новым реалиям бюджет, сказал министр финансов Антон Силуанов, в ином случае будут «негативные последствия с точки зрения экономической ситуации». Правительство планирует сократить на 10% расходы бюджета 2016 г., и так сверстанного с дефицитом в 3% ВВП при резком сокращении социальных индексаций и отказа от индексации зарплат, и просчитать новые риски для экономики в случае, если среднегодовая цена нефти снизится до $25/барр. Секвестр не затронет публичные обязательства и расходы на оборону, сказал Силуанов Bloomberg TV.