Статья опубликована в № 3996 от 19.01.2016 под заголовком: Главный по доходам

Илья Трунин может сменить Сергея Шаталова на посту замминистра финансов

Директору налогового департамента Минфина предстоит отвечать за 90% доходов расширенного правительства
  • Елизавета Базанова,
  • Филипп Стеркин,
  • Алина Фадеева
  • / Ведомости

О возможном назначении Трунина «Ведомостям» рассказали три федеральных чиновника. Замминистра финансов Сергей Шаталов, с середины 90-х гг. формировавший российскую налоговую систему, покинул свой пост 15 января: распоряжение об освобождении от должности в связи с его выходом на пенсию опубликовано в понедельник.

Шаталов может остаться внештатным советником, знают два чиновника и подтверждает представитель Минфина. Информацию о возможном назначении Трунина представитель комментировать не стал, как и сам Трунин. Проекта распоряжения нет, утверждает пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова.

Новые вызовы

Перед новым замминистра будут стоять и новые задачи. Минфин становится мегарегулятором по доходам и будет отвечать за 90% доходов расширенного правительства (см. график, указ президента опубликован в понедельник).

Новому замминистра придется курировать не только Федеральную налоговую (ФНС), но и Федеральную таможенную службу (ФТС), и Росалкогольрегулирование (РАР). ФНС будет контролировать информационные потоки таможни и РАР, а разногласия между тремя службами предстоит снимать Минфину, говорят чиновники. Это политические задачи, а Шаталов был опытным политиком, говорит федеральный чиновник, с другой стороны, Трунин хорошо знаком с таможней.

Противоречий между ФНС и ФТС достаточно, признают сотрудники обеих служб. ФТС категорически против того, чтобы ключевые решения принимались ФНС, говорит сотрудник таможенной службы. А министр финансов Антон Силуанов ждет эффекта для бюджета от объединения администрирования уже в первом полугодии 2016 г.

Кто на новенького

Трунин возглавляет департамент с конца 2006 г. и вместе с Шаталовым считается одной из ключевых фигур в налоговой политике. До прихода в Минфин он, работая в Институте Гайдара, в частности, занимался разработкой главы Налогового кодекса, посвященной НДС. В Минфине Трунин продолжил заниматься реформированием и настройкой налоговой системы. За это время появился эффективный механизм контроля за трансфертным ценообразованием, заработал институт консолидированного налогоплательщика, было серьезно реформировано налогообложение нефтяного сектора, появился набор инструментов борьбы с уходом от налогов через офшоры и т. д.

С передачей сбора страховых взносов ФНС борьба с социальным блоком правительства не прекратится, говорит чиновник аппарата правительства: дискуссия о передаче полномочий ПФР шла очень долго, теперь Минфину вместе с ФНС предстоит побороться и за часть сотрудников ПФР.

Еще один фронт борьбы – с отраслевыми лоббистами: как среди чиновников, так и в бизнесе. В первую очередь с нефтяниками, нагрузка на которых может быть увеличена, ждут чиновники. Трунину еще нужно учиться часто в одиночку вести аппаратную борьбу, говорит налоговый консультант крупной аудиторской компании: раньше политические споры на себя брал Шаталов. Ему нужен политический вес, опасается чиновник ФНС. Опыт борьбы с лоббистами у Трунина есть, его знают и вице-премьеры, и в Кремле, и руководители крупнейших госкомпаний, говорит другой федеральный чиновник.

По незначительным вопросам Трунин может сопротивляться меньше Шаталова, но по принципиальным – держать оборону до конца, продолжает он: аппаратный вес он накачает быстро. Вряд ли с приходом Трунина с Минфином станет легче договариваться, уверен чиновник одного из отраслевых министерств.

Трунин давно работает с нефтяниками и в курсе всех проблем, согласен консультант нефтегазовой компании: он твердо отстаивает свою позицию, несмотря на давление, веса ему хватит. Как экономисту, ему будет даже проще найти новые аргументы, говорит чиновник.

Бизнес доволен

Бизнес хорошо знает Трунина, говорит бывший замминистра экономического развития Сергей Беляков (отвечал за налоговую политику): к нему часто обращались еще до совещаний, зная, что он играет важную роль в формировании позиции Минфина. Шаталов – противник льгот, считает, что они ведут к созданию схем и дырам в бюджете, и, хотя Трунин тоже против них, он больше прислушивается к мнению бизнеса, замечает член РСПП, до него донести позицию проще.

Трунин говорил ранее «Ведомостям», что является противником многочисленных льгот, когда основной аргумент – достаточно снизить ставку или освободить от налога и вырастет экономическая активность, снизится уклонение от налогов, а доходы бюджета превысят потери от льгот. Нельзя рассчитывать на рост доходов только лишь от снижения ставок, уверен он. Индивидуальные льготы он считает опасными: как только они появляются, то «вероятность того, что вскоре эта льгота будет расширена, составляет чуть более чем 100%». А отменить льготы, пусть и введенные на время, очень сложно. Лучше сделать универсальным налог с низкой ставкой и широкой базой, чем налог с высокой ставкой и множеством исключений, считает Трунин.

Трунин, чтобы сделать вывод, ориентируется на мнение многих, для него важно знать все точки зрения, вплоть до самых экзотических, говорит партнер KPMG Михаил Орлов. Он общается с внешними экспертами, что отличает его от большинства чиновников, отмечает Беляков. Трунин – ученик Егора Гайдара, а это значит, что он открыт к чужому мнению, согласен федеральный чиновник.

Вряд ли что-то поменяется для бизнеса, считает сотрудник нефтяной компании, но в любом случае назначение именно Трунина – наилучшее решение из всех возможных. Перед Труниным стоит вызов – удержать планку, которую задал Шаталов, рассуждает Беляков.