Отложенный спрос поддержит экономики и рынки

Развитые страны снова становятся мировыми лидерами и у них достаточно средств, чтобы поддержать развитие экономики и цены на активы, полагают в Давосе
  • Михаил Оверченко

Политика центробанков частично исказила цены на активы, и теперь инвесторы не знают точно, обоснованы они фундаментально или нет. Однако отложенный спрос, прежде всего в развитых странах и странах, выигрывающих от снижения цен на сырье, а также стратегические реформы, за которые в ближайшие годы все-таки придется взяться правительствам, поддержат и экономики, и финансовые рынки. Так считают участники сессии «Иллюзия роста» на Всемирном экономическом форуме в Давосе.

«Центробанки сделали отличную работу во время и после кризиса, иначе мы бы пребывали в великой депрессии», – начал дискуссию управляющий Резервного банка Индии Рагурам Раджан. Но проблема в том, что в то время, как они давили на педаль газа, не появилось других столь же активных участников, которые бы взялись за посткризисные реформы. Возможно, центробанки своей политикой лишали их стимула действовать решительно, признает Раджан. «Одно из последствий этого – мы имеем сильно выросшие цены на ряд активов, но мы не знаем, обоснованы они фундаментально или нет. И это часть сегодняшней реальности. И по мере того, как центробанки начинают сворачивать ультрамягкую денежную политику, цены на активы пытаются найти обоснованный уровень, поэтому наблюдаемую волатильность можно было ожидать», – сказал он.

Все программы количественного смягчения (QE) центробанков по большому счету направлены на то, чтобы стимулировать инвесторов покупать более рискованные активы, продолжил Аксель Вебер, председатель совета директоров UBS. До 2011 г. он был президентом Бундесбанка и покинул пост в том числе потому, что не был согласен со всеми мерами Европейского центробанка, членом совета управляющих которого также являлся. И примерно до 2012 г. политика центробанков ограничивалась внутренним рынком, не влияя на валютные курсы. Но потом началось то, что Вебер назвал «конкурирующим смягчением». В то время как руководство Федеральной резервной системы США в 2013 г. стало говорить о сворачивании QE, потом прекратило скупку облигаций и начало готовиться к повышению процентной ставки, ЕЦБ и Банк Японии начали реализовывать свои масштабные программы денежного стимулирования. «И это стало уже искажать рынки, влиять на валютные курсы, отражаться на международной ситуации – в области торговли, инвестиций», - считает Вебер.

Нынешняя нестабильность на финансовых рынках, которые сильно просели в начале 2016 г., возможно, отражает неопределенность относительно того, что их участники не понимают: в перспективе экономика должна вырасти до нынешних цен на активы или они должны скорректироваться до медленно растущей экономики, отметил модератор сессии Торолд Баркер, редактор The Wall Street Journal в регионе Европа, Ближний Восток и Африка.

С начала года по закрытие вторника общемировой фондовый индекс MSCI All-Country World упал на 8,7%, индекс развивающихся стран MSCI Emerging Markets – на 10%, американский S&P 500 – почти на 8%. Падение цен на нефть и другое сырье (Brent подешевела уже на 22,85%, а сырьевой индекс Bloomberg Commodity Index снизился на 6,3%) вселяет в участников рынков опасение, что мировая экономика сильно замедлит рост, хотя МВФ полагает, что она все-таки будет расти быстрее, чем в 2015 г.

Управляющие активами – генеральный директор JPMorgan Asset Management Мэри-Калахан Эрдоуз и Энтони Скарамуччи, основатель и управляющий партнер хедж-фонда SkyBridge Capital, – полагают, что участникам экономики и рынков необходимо обрести потерянную уверенность, чтобы вновь пустить деньги в дело.

ФРС пытается не ужесточить денежную политику, а нормализовать ее, сказала Эрдоуз, и в той степени, в какой ей удастся сообщить об этой нормализации, она может вернуть уверенность на рынки. Благосостояние домохозяйств в США сейчас на 59% выше, чем в худшие дни кризиса, и на 29% выше, чем до него, поэтому, когда доверие вернется, может быть вложено много денег.

Отложенный спрос потребителей может реализоваться в США и, возможно, в других регионах мира, полагает Скарамуччи. В кризис в США задолженность по ипотеке превышала стоимость 27 млн домов, «эти заемщики не могли рефинансироваться по более низким ставкам и получить свободный кэш, поэтому, в частности, экономика и не растет так быстро». Сейчас таких домов 14 млн. «Есть и отложенные капитальные инвестиции – на балансах компаний из индекса S&P 500 находится $2,4 трлн, которые могут быть пущены в дело», – добавил он.

«За исключением действий центробанков после кризиса в мире не проводилось серьезных реформ, которые позволили бы высвободить этот капитал, вернув доверие. Но в ближайшие год-три, я считаю, это произойдет», – сказал Скарамуччи.

Вебер с ним согласен: «У центробанков больше нет свободы маневра, поэтому стоит ждать стратегических реформ в других областях, где такой свободы много. Разные страны будут проводить их с разным успехом. Мир нормализуется».

«Мы жили в перевернутом мире, где лидерами экономики стали развивающиеся страны. Они привлекали много капитала: некоторые использовали его эффективно, как Индия, другие – нет, как Бразилия. Теперь лидерами роста опять становятся развитые страны во главе с США, прежде всего в них разворачивается четвертая промышленная революция», – сказал Вебер.

По его словам, у него более оптимистичный взгляд на экономику и рынки, чем у многих на форуме, в частности потому, что участники рынков растеряны и не знают, что делать дальше. «Была консенсус-торговля, все вкладывали в одни и те же активы. Выход из таких позиций провоцирует бльшую нестабильность, чем выход из диверсифицированных инвестиционных стратегий. Сейчас я не вижу новой консенсус-стратегии. Нет единого мнения о том, что будет происходить (например, будет ли ФРС повышать дальше ставки или нет), какие активы будут расти».