Росстат подвел итоги года

Спад экономики – на 3,7%, потребления – на 10%; третий год спада инвестиций, первый – промышленности

  • Ольга Кувшинова

По оценке Росстата, экономика России в 2015 г. сократилась на 3,7%. Сильнее всего сжалось потребление: оборот розницы обвалился на 10% (в том числе в декабре – на 15,3% к декабрю прошлого года) из-за спада доходов и зарплат. Инвестиции к концу года ускорили трехлетнее падение – до 8,4% по итогам года. Промышленность завершила год в рецессии; ускорился спад в строительстве – втрое по сравнению с 2014 г.

Реальные зарплаты падают непрерывно 14 месяцев подряд, с ноября 2014 г.; их номинальный рост в декабре 2015 г., несмотря на заметное снижение инфляции, составил всего 1,6% – это минимум с 1993 г., посчитал Дмитрий Полевой из ING. Это означает, что инфляция – не единственная причина ухудшения покупательной способности, отмечает Наталья Орлова из Альфа-банка. Вероятно, это отражение устойчиво низкой безработицы – 5,8% в декабре, как и в ноябре: т. е. сокращение издержек происходит за счет зарплат, а не занятости, считает Полевой.

Реальные доходы по итогам года сократились на 4%. Спад инвестиций до декабрьских данных получался примерно минус 6% за год и итогового провала на 8,4% один декабрь дать не мог, отмечает Орлова: Росстат, видимо, пересчитал динамику инвестиций за прошлые месяцы – это может означать, что их спад осенью не замедлялся.

Несмотря на вторую волну кризиса, вызванную новым спадом цен на нефть в конце года, результаты декабря не кажутся аналитикам драматичными. Ситуация в рознице не выглядит ужасной, несмотря на чудовищный провал: он обусловлен прежде всего эффектом базы, ажиотажным всплеском покупок, спровоцированным обвалом рубля в декабре прошлого года, указывает Орлова. Хотя потребление домохозяйств в декабре продолжило ухудшаться и сократилось, по оценкам ING, на 13% против 11% в ноябре, влияние эффекта высокой базы говорит о том, что дальнейшего усиления спада не будет – скорее, он стабилизируется, полагает Полевой. Министр экономического развития Алексей Улюкаев и вовсе предположил, что «ноябрьская яма, видимо, завершена»: ухудшение в декабре, конечно, было, но «гораздо меньшее, чем в ноябре» (цитаты по «Интерфаксу», ИТАР-ТАСС).

В ноябре ВВП со сглаженной сезонностью снизился на 0,3%, а в декабре – на 0,1%, привел Улюкаев расчеты своего министерства. Ускорение инвестиционного спада могло быть обусловлено «дисбалансом ввода-неввода» объектов, это показатель нерегулярный, отметил министр. Годовой спад экономики оказался чуть лучше прежней оценки: ранее Улюкаев, ссылаясь на предварительные данные статистической службы, сообщал о спаде на 3,9%. Но и текущая оценка предварительна и может быть еще уточнена. Переход на новую методику расчета ВВП – в частности, включающей в его состав вмененную аренду и гособоронрасходы, – может сократить масштаб рецессии 2015 г. с примерно 3,8% до 3,3–3,4%, оценивал ранее Анатолий Шаль из JPMorgan.

Хуже всего не декабрьский спад, а то, что на фоне его продолжения в январе из-за коллапса нефтяных цен политика и бюджета, и ЦБ становится проциклической, тревожится Орлова: «Первое полугодие 2016 г. будет очень плохим: и бюджет экономит, и ЦБ ставку не двинет». Это даже не вопрос секвестра: в силу электорального цикла расходы будут максимально распределяться на второе полугодие, говорит Орлова. Но из-за этого ЦБ не сможет снижать ставку и во второй половине года, ожидает она. Ухудшение внешних условий в комбинации с возросшим потребительским пессимизмом, сокращением номинального роста зарплат и ослаблением рубля, скорее всего, откладывают восстановление экономики до конца 2016 г., полагает Полевой.

Минэкономразвития ранее ожидало роста экономики в 2016 г. на 0,7% при цене нефти $50/барр., но прогноз утратил актуальность, хотя официально он пока не пересмотрен. В обновленной версии Минэкономразвития исходит из цены $40/барр., спад экономики при этом составит 0,8%. Если же цена будет $25/барр., спад не превысит уровня 2015 г., сообщал Улюкаев.

Обвал нефтяных цен превращает прежние базовые сценарии в сверхоптимистические, стрессовые – в базовые, а новые стрессовые варианты, скорее всего, предназначает «для служебного пользования», отмечают эксперты РАНХиГС в январском мониторинге. Скорость ухудшения конъюнктуры оставляет совсем немного времени даже для тактических ответов со стороны экономической политики, а стратегические в нее вообще не укладываются. По оценкам экспертов РАНХиГС, рецессия продлится в 2016 г. даже при нефти $50/барр., ныне оптимистичном варианте; в базовом, при нефти $40/барр., экономика продолжит падение и в 2017 г., продлится инвестиционный спад и спад потребления. Реальные доходы населения только по итогам 2017 г. покажут небольшой рост – на 0,4%, тем самым почти вернувшись на уровень 2011 г.