Статья опубликована в № 4006 от 02.02.2016 под заголовком: Приватизация с оговорками

Покупать доли госкомпаний смогут только российские юрлица за собственные деньги

С такими ограничениями большая часть пакетов будет продана не на рынке, а стратегическим инвесторам
  • Александра Прокопенко,
  • Екатерина Мереминская
  • / Ведомости

Вчера президент обозначил основные условия, по которым в 2016 г. будет проходить приватизация госимущества: покупатели активов должны находиться в российской юрисдикции, а приватизация не должна вестись по бросовым ценам. Власти не должны допустить серых схем, вывода активов в офшоры, сокрытия собственников долей. «Мы уже давно говорим о деофшоризации, и в этих условиях идти на новую приватизацию, допуская дальнейшую офшоризацию российской экономики, неправильно», – объяснил глава государства. При этом контроль за стратегическими предприятиями останется у государства, подчеркнул он.

В совещании помимо чиновников приняли участие руководители госкомпаний – РЖД, «Алросы», «Башнефти», ВТБ, «Аэрофлота», «Роснефти» и «Совкомфлота». Это вероятные кандидаты на продажу, объясняет федеральный чиновник. Но собравшиеся обсуждали не конкретные параметры продажи акций, а общие условия проведения приватизации, знают чиновник и человек, осведомленный об итогах совещания.

Правительство рассчитывает получить от продажи государственного имущества 1 трлн руб. за два года, говорил ранее министр финансов Антон Силуанов. В качестве примера он приводил акции «Роснефти», за которые можно выручить около 500–550 млрд руб. Однако ее президент Игорь Сечин возражал, что компания сейчас фундаментально недооценена. «Конечно, мы с вами знаем, что некоторые вещи друг другу противоречат, – нужно находить золотую середину», – заметил вчера Путин, рассуждая о ценах и рыночной конъюнктуре.

Требование российской юрисдикции для участия в приватизации может создать определенные сложности при продаже акций на рынке, признает чиновник финансово-экономического блока. Но изменения законодательства не потребуется, говорит он, ограничения для иностранных инвесторов прописаны в законе о стратегических инвестициях. Иностранцы обязаны согласовывать с правительственной комиссией приобретение от 25 до 50% акций российских компаний, которые относятся к числу стратегических, и уведомлять ее при покупке 5 и более процентов акций. То, что у покупателя должна быть российская юрисдикция, – это политическое условие, а не экономическое, считает профессор ВШЭ Алексей Саватюгин. Российская юрисдикция позволяет дочернему предприятию иностранной компании покупать активы здесь, ведь ограничений на капитал нет, отмечает Владимир Тихомиров из БКС. Ничто не мешает зарегистрировать российское юридическое лицо, накачать его капиталом, через это юрлицо участвовать в приватизации и, не прячась в офшорах, раскрывать свою цепочку владения, уточняет директор по корпоративному управлению Deloitte Олег Швырков. Но это отсечет солидные иностранные фонды, которые не будут создавать такое ООО, предупреждает партнер Nektorov, Saveliev & Partners Александр Некторов.

Речь скорее всего идет о требованиях к стратегическим инвесторам, с которыми принято вести переговоры и есть возможность выставлять им условия, предполагает председатель совета директоров «МДМ банка» Олег Вьюгин, а для продажи акций на рынке такие ограничения установить невозможно.

Президент высказал пожелание не только по поводу юрисдикции инвесторов, но и по поводу происхождения их средств для участия в приватизации: «Нужно, чтобы будущие инвесторы и приобретатели искали собственные ресурсы либо кредитные ресурсы, но не из государственных банков». Смысл этого ограничения не совсем понятен, ведь, даже если активы будут куплены на кредиты госбанков, это все равно привлечение частных денег, которыми будет погашаться кредит, рассуждает Вьюгин. Более того, это ограничение противоречило бы Конституции, которая не допускает установления каких-либо препятствий для свободного перемещения финансовых средств на территории России, уверен Некторов. В России есть инвесторы, у которых найдутся собственные средства для покупки небольших активов, считает Вьюгин, но все-таки самый справедливый и эффективный способ приватизации – предложение акций неограниченному кругу инвесторов. «В нынешних условиях велик риск того, что потом придется долго выяснять, в те ли руки попали крупные доли продаваемых активов и за правильные ли деньги», – резюмирует он. Истинные цели приватизации мы узнаем уже после того, как она состоится и вскроются новые владельцы компаний, говорит Саватюгин.

К продаже уже готово 25% минус 1 акция «Совкомфлота», говорила «Ведомостям» в конце декабря 2015 г. руководитель Росимущества Ольга Дергунова. Запланированные поступления от этой сделки – 12 млрд руб. Обсуждалась частичная продажа госпакетов «Алросы» (у государства – 43,93%) и «Аэрофлота» (51,17%). «При первой возможности» на продажу будет выставлено 11% ВТБ, поскольку у государства должна остаться доля 50% плюс 1 акция, а сейчас Росимущество владеет 60,9% акций ВТБ, объясняет чиновник финансово-экономического блока. Председатель правления ВТБ Андрей Костин на Всемирном экономическом форуме в Давосе рассказывал Bloomberg TV, что готов к приватизации, но «ситуация очень сложная, потому что котировки очень низкие».

В подготовке статьи участвовали Анна Еремина и Мари Месропян