Статья опубликована в № 4007 от 03.02.2016 под заголовком: Дорогая замена

Минэкономразвития предложило постепенно отказываться от ограничения госзакупок импорта

Борьба за импортозамещение толкает цены вверх, а качество товаров – вниз
  • Екатерина Мереминская

Цены госконтрактов из-за импортозамещения выросли на 40%, заявил замминистра экономического развития Евгений Елин. А неограниченные по времени протекционистские меры неизбежно приведут еще и к снижению качества продукции, предупредил он на коллегии министерства во вторник.

Ограничения на государственные закупки иностранной продукции стали появляться с января 2014 г. Они касаются оборудования для оборонной отрасли, машиностроения, медицинских изделий, лекарств, программного обеспечения. Всего примерно 420 видов товаров, сказал Елин. Часть из них покупать при наличии российского аналога нельзя (оборонная продукция, программы). Для других запрет действует при наличии двух российских аналогов – так называемый принцип «третий лишний» (распространяется на госзакупки лекарств и медизделий). Еще один вид ограничений – российские поставщики получают ценовое преимущество в 15% на торгах (продукты питания, посуда, оборудование).

На 40% выросла средняя цена контракта, объяснил Елин «Ведомостям». Какую долю из закупленных товаров, попавших под ограничения, составили импортные, представитель Минэкономразвития не смог уточнить. Так же как и то, учитывало ли Минэкономразвития влияние девальвации рубля и инфляции на рост цен госзакупок. Инфляция в 2015 г. составила 12,9%, по данным Росстата, индекс цен производителей промышленных товаров вырос на 10,7% (декабрь к декабрю). В 2014 г. среднегодовой курс доллара США на Московской бирже составил 38,66 руб./$, в 2015 г. – 61,25 руб./$, таким образом, рубль обесценился на 58,3%. При девальвации растут все цены, поскольку практически все отрасли зависят от импорта, комментирует экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Российские производители могли повышать цены не из-за снижения конкуренции на торгах, а потому что подорожало иностранное оборудование, объясняет она.

Опрошенные «Ведомостями» заказчики не наблюдают резкого роста цен по таким контрактам. Цены на лекарства в основном остались на прежнем уровне, но их закупки, а также других социально значимых товаров выросли, комментирует зампредседателя комитета государственного финансового контроля Санкт-Петербурга Виталий Бахвалов. Закупки крупного медоборудования пока притормозили до появления финансирования, говорит Бахвалов. Поскольку есть право покупать дженерики, покупаем в основном их, а продукты питания – у местных производителей, да и Казахстан рядом, говорит начальник отдела регулирования контрактной системы управления муниципального заказа Челябинска Марина Кашкарева.

Рост цен – это плата государства за поддержку отечественного производителя, это осознанные меры, которые признаны справедливыми, пояснил Елин «Ведомостям». Но их нельзя вводить навсегда, возможно, на первом этапе необходимо ограничение, затем смягчение режима и полный отказ от ограничений, считает он. Периоды могут быть ограничены по времени, по несколько лет каждый.

ФАС поддерживает инициативы Минэкономразвития: ограничения должны вводиться на время, говорит представитель ФАС.

Все ограничения, конечно, ведут к снижению конкуренции и всплеск цен сразу после этого – явление закономерное, хотя временное, если подтянутся национальные производители, рассуждает первый проректор ВШЭ Александр Шамрин. Бюджет вынужден тратить больше, значит, какие-то расходы он не сможет полностью профинансировать – сейчас импортозамещение слишком жесткая и негативная мера, говорит Шамрин. Это не потери бюджета, а фактически государственные инвестиции, которые создают рабочие места и позволяют открывать новые производства, говорит директор Института госзакупок Андрей Храмкин.

После девальвации импорт потерял ценовое преимущество и, если заказчик все равно выбирает импортные товары, значит, нет замены, говорит заместитель руководителя ЦМАКПа Владимир Сальников. Давать дополнительные ценовые преференции отечественным производителям смысла нет, продолжает он. Дело не в кризисе, а в том, что ограничивать количество участников торгов с экономической точки зрения не нужно никогда, говорит Орлова.