Статья опубликована в № 4007 от 03.02.2016 под заголовком: ФНС отступила перед банками

ФНС не удалось потеснить банки в очереди за имуществом банкротов

Правительство поручило скорректировать реформу
  • Елизавета Базанова

В распоряжении «Ведомостей» оказался протокол совещания у первого вице-премьера правительства Игоря Шувалова, на котором обсуждалась реформа механизма банкротств – так называемый законопроект о финансовом оздоровлении. Он должен быть представлен в правительство к 8 февраля, следует из документа. Уже в феврале он может оказаться и в Госдуме, а в ближайшие две недели предстоит согласование в государственно-правовом управлении, рассказывает участник совещания. Представитель Минэкономразвития подтвердил, что такое поручение было. Сейчас доработанный проект проходит согласование с заинтересованными органами власти, говорит он, сам законопроект он комментировать отказался.

При обсуждении проекта борьба разгорелась между банками и ФНС – кто из них первым встанет в очереди за имуществом должника. Поправки в прежней версии давали преимущество налоговикам. Арестованное ими имущество признавалось залогом, значит, они могли претендовать на 70% выручки от его продажи. А Налоговый кодекс позволяет ФНС накладывать арест на имущество недоимщиков без суда по ускоренной процедуре, другим же кредиторам для этого нужно идти в суд, объясняет партнер А2 Михаил Александров.

Если бы налоговые органы получили дополнительные «льготы», положение банков при банкротстве заемщиков ухудшилось бы, говорит вице-президент «СМП банка» Ирина Данилина. Поправки вынудили бы банки вступить в гонку с налоговиками – активнее искать имущество просрочивших платежи и попавших в группу риска должников, чтобы наложить арест, считает партнер юрфирмы «Яковлев и партнеры» Игорь Дубов. Банки просто перестали бы выдавать беззалоговые кредиты, опасается предправления одного из банков. Юрлицам в основном выдают беззалоговые кредиты, говорит директор Deloitte Александр Синицын, на пополнение оборотных средств. Остальные кредиты выдаются под обеспечение, рассказывает он, банки стараются взять в залог все, что можно, а если это малый и средний бизнес, то доходит до квартир акционеров.

Курсовые банкротства

Механизм банкротств меняется на фоне роста числа несостоятельных компаний – в 2015 г. суды признали банкротами 14 624 компании (см. график), свидетельствуют данные Единого федерального реестра сведений о банкротстве. Волна банкротств совпадает или следует за активной девальвацией: всплеск был в 2014 г., особенно в конце года, в I квартале 2015 г., в октябре 2015 г.

В итоге Шувалов поручил Минэкономразвития убрать преференции налоговиков: «Привести положения проекта в соответствие с нормами Гражданского кодекса». Это означает, что налоговые органы смогут стать залоговым кредитором, только если арест был наложен судом. У государства изначально больше внесудебных инструментов для взыскания задолженности, говорит партнер KPMG Антон Зыков, – инкассовые поручения, постановления о взыскании налога за счет имущества, – а большинство других кредиторов вынуждены сначала проходить долгую судебную процедуру.

Действующая модель получения залоговых прав и так делает бюджет догоняющим, говорит чиновник ФНС: налоговые органы могут наложить арест только после неуплаты налогов. Большинство кредиторов, напротив, всегда могут взять имущество в залог и застраховать риски еще до признаков неплатежеспособности должника. Нужна модель, которая учтет все риски и защитит интересы бюджета до того, как компания станет неплатежеспособной, продолжает он, в действующем законодательстве этого нет.

Подход, когда определение очередности зависит от того, кто первым наложил арест, неправильный, считает вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Варварин. В проекте поправок до сих пор остались спорные положения, говорит он: например, чтобы убедиться в платежеспособности должника, арбитражный суд должен установить, что в среднесрочной перспективе ему не грозит банкротство. Непонятно, зачем должнику получать обязательное заключение на отчет о финансовом состоянии до подачи заявления о начале реструктуризации, продолжает Варварин, это только затруднит начало процедуры и приведет к дополнительным расходам.