Статья опубликована в № 4012 от 10.02.2016 под заголовком: Ни сбережений, ни потребления

Россияне переходят на модель выживания

Экономия потребителей не ведет к росту сбережений

  • Ольга Кувшинова

По данным Росстата, доля доходов населения, направленная на покупку товаров и услуг, в 2015 г. была минимальной за пять лет. Это произошло на фоне спада самих доходов – на 4% в реальном выражении. Потребление товаров и услуг сократилось на 9,1%, подсчитал Игорь Поляков из ЦМАКПа на основе данных Росстата. Повлиял спад зарплат на 10%: на них приходится 2/3 доходов населения и столь глубокого спада реальных заработков не было с конца прошлого века, отмечает он. «Лишних» денег не осталось: наличные на руках россиян сократились впервые как минимум с 2004 г. (первый год доступных данных). Это запасы населения, убывание которых означает нехватку денег, объясняет Поляков, за год они сократились на 418 млрд руб.

Люди перестали массово скупать валюту – дорого. Доля доходов, направленных на покупку валюты, после ажиотажа 2014 г. вернулась на средний уровень последних пяти лет. По расчетам Полякова, в 2014 г. население потратило на покупку валюты 2,78 трлн руб., в 2015 г. – 2,24 трлн руб., но с учетом падения курса рубля покупки были еще меньше: $71,9 млрд против $37,1 млрд. Обратные продажи составили соответственно $31,1 млрд и $24,5 млрд.

На сбережения население направило 14,1% своих доходов – больше было только в 2010 г. (14,6%). Это большая цифра, признает Поляков, однако то, что называется собственно сбережениями, – банковские вклады и вложения в ценные бумаги – составляет менее ее половины: 6,5%. Примерно столько же – 6,4% – и направлялось на эти цели в последние пять лет, если не учитывать 2014 г. (когда люди изымали рублевые вклады для покупок товаров и валюты). Остальной прирост сбережений – это погашение кредитов, покупка недвижимости и оборот по счетам предпринимателей, статистика учитывает все это как сбережения.

Министр экономического развития Алексей Улюкаев отмечал, что население сменило потребительскую модель на сберегательную: это, с одной стороны, риск дальнейшего снижения потребления, с другой – сбережения могут стать ресурсом для будущего инвестиционного роста.

Изменение структуры распределения доходов населения вполне укладывается в картину кризиса, заключает Поляков: сокращение потребления, денежных запасов, кредитов.

В структуре самих доходов населения доля доходов от предпринимательства продолжила снижаться и опустилась до минимума с 1992 г., составив 7,3% – это более чем вдвое меньше, чем в 2000 г., после которого доля этого источника дохода начала снижаться. На ее снижение в 2015 г. повлияли девальвация, разорившая многих малых предпринимателей, невозможность взять кредит и «антисанкции», особенно разрыв отношений с Турцией, ударившие по российским торговцам, говорит директор по социальным исследованиям ВШЭ Лилия Овчарова. Общее же почти непрерывное 16-летнее снижение доли доходов от предпринимательства – результат отсутствия каких-либо мер по его поддержке все это время, отмечает она, зато росла занятость в неформальном и государственном секторах.

Немного выросла в сравнении с 2014 г. зависимость россиян от бюджета: доля социальных трансфертов составила 18,1% против 18% годом ранее. Это ниже пика 2013 г. в 18,6%, но все равно больше, чем даже в советское время. Например, в 1975 г. доля социальных выплат составляла 14% доходов, в 1985 г. – 16,3%. Резкий рост доли выплат государства в доходах россиян произошел в 2010 г. из-за валоризации пенсий – их 30%-ное повышение в реальном выражении с последующей индексацией на фоне гораздо более медленного роста зарплат на несколько лет обеспечило доходам населения высокую зависимость от бюджета. С 2014 г. регионы, столкнувшись с серьезными бюджетными проблемами, начали сокращать социальные выплаты или прекращать их индексацию, отмечает Овчарова.

10%-ный спад частного потребления внес максимальный вклад в падение ВВП в 2015 г. – 5,4 процентного пункта из 3,7%: это абсолютный минимум с 1995 г., подсчитал Дмитрий Полевой из ING. Росстат подсчитал, как при этом упала покупательная способность доходов россиян, если считать в ценах на основные продовольственные товары (см. график): она снизилась на 23 из 24 основных товаров на 2–25%. И лишь в килограммах картошки россияне стали богаче: средний доход в 2015 г. был равен 1107 кг картошки в месяц, это на 94 кг больше, чем в 2014 г.

Падение доходов пока еще было не таким сильным – на 6–8% по регионам: люди продолжат сжимать потребление и адаптироваться, считает директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. «Вот это наш российский путь, этому учила нас вся наша история ХХ в.: если что-то обламывается, экономь как можешь – выживешь. Экономь изо всех сил – что сейчас страна и делает», – рассказала она на лекции клуба «Открытая Россия». Недовольство населения растет, но на него есть простой ответ, указал она: «А вы что хотели? Кругом враги, и нефть упала. И люди понимают: жизнь как зебра, ну настала черная полоса – и адаптируются». Развитие сменяется выживанием: люди трансформируют свой образ жизни, который был инструментом модернизации, в сторону выживания, «простого и угрюмого», говорит она.