Статья опубликована в № 4022 от 25.02.2016 под заголовком: Свободная касса

Для фрилансеров и фермеров предлагают создать отдельную пенсионную систему

Сейчас за их пенсии приходится доплачивать бюджету и всем остальным, отмечают эксперты
  • Ольга Кувшинова

Действующая государственная система обязательного пенсионного страхования (ОПС) должна касаться только наемных работников предприятий, она не в состоянии удовлетворить интересы всех занятых – нужен дифференцированный подход, предложил на круглом столе Академии труда и социальных отношений (АТиСО) председатель Федерации независимых профсоюзов Михаил Шмаков. Из государственной ОПС должны быть исключены люди свободных профессий – художники, писатели, – а также работники аграрного сектора, считает он. Государственную ОПС можно разбить на несколько подсистем, предложил Шмаков. Действующую оставить для большинства – наемных работников: «Таких, наверно, процентов 80, – посчитал он. – А для тех секторов рынка труда, которые не укладываются в общие закономерности, создавать другие подсистемы [ОПС]».

Сейчас за наемных работников работодатели платят в ПФР общий взнос – 22% с зарплат до определенного порога (в 2016 г. – 796 000 руб. в год) и еще 10%, если заработок этот порог превысил, ряд секторов и отраслей получили пониженный, льготный тариф. Индивидуальные предприниматели, применяющие упрощенную систему налогообложения и единый сельхозналог, платят фиксированный взнос: в 2016 г. – 19 356 руб. в год, если их доход менее 300 000 руб. в год, если больше – еще 1% с превышающей суммы. Однако этих выплат недостаточно, чтобы заработать право на страховую пенсию, которое зависит от стажа (минимум 15 лет) и от суммы заработанных коэффициентов (минимум 30), за год стажа такие выплаты дают чуть более одного коэффициента, посчитал начальник департамента актуарных расчетов ПФР Аркадий Соловьев. Такие граждане зарабатывают только на 6% своей пенсии, рассказал Соловьев. «Дифференциация [ОПС] – мысль конструктивная», – поддержал он Шмакова, оговорив, что представляет свою личную позицию эксперта. По его оценкам, к 2030 г. у 20% всех пенсионеров будут минимальные пенсионные права: «Они все придут и будут просить ту же пенсию, что и у тех, кто проработал 40 лет. И делиться придется». В 2016 г. бюджетный трансферт на ОПС составит 45% всех расходов на пенсии, к 2030 г. сократится до 22% – но только потому, что с каждым годом назначаемые страховые пенсии все ниже, говорит он: с текущих 39% от средней зарплаты к 2030 г. они сократятся до 29%.

В неформальном секторе в 2014 г. было занято около 25% всех работающих против 16% в 2007 г., привел данные проректор АТиСО Александр Сафонов. Но индивидуальные предприниматели, адвокаты, нотариусы уплачивают за себя страховые взносы, хотя и пониженные, а люди свободных профессий системой пенсионного страхования не охвачены. Нужно устранить этот пробел, считает он: «Однако их вхождение в эту систему должно быть добровольным. Пусть сами решают, получать ли им в старости социальную или трудовую пенсию. Тогда не будет претензий с их стороны, что их обложили неподъемными взносами».

В правительство с такой идеей не обращались, она не обсуждалась, говорит представитель социального вице-премьера Ольги Голодец: скорее, это теоретические рассуждения.

В некоторых странах действуют дифференцированные пенсионные системы: например, в Польше помимо общей системы социального страхования есть отдельная система соцстраха для фермеров, во Франции – пенсионные кассы для ремесленников, для адвокатов. Есть два противоположных мировых тренда, комментирует руководитель научно-образовательного Центра международного сотрудничества в сфере труда и социального обеспечения МГЮА Юрий Воронин, с одной стороны – расширение охвата застрахованных, т. е. распространение системы соцстраха не только на наемных работников, с другой – правила, отработанные на наемных работниках, неприменимы к другим занятым из-за специфики их труда. В такой ситуации ряд стран имеет несколько пенсионных систем, разделенных по профессиональному признаку, говорит он. Например, в Польше тариф для фермеров ниже, что позволяет выплачивать им и более низкую пенсию. Теоретически, в России тоже можно сделать для самозанятых свою систему – с более низкими платежами, но и с пропорциональным исчислением размера страховой пенсии, считает он. По его словам, вопрос дифференциации ОПС обсуждался в 2008 г., но этому варианту предпочли льготы и их финансирование из бюджета.

Идея дифференциации пенсионного страхования предлагалась и в «Стратегии-2020», но по уровню зарплат: для самых низких – только солидарная система, для высоких – соплатеж с работника в накопительную часть. Это предложение тоже не было поддержано. Отделение же от ОПС самозанятых – «идея замечательная, но это табуретка без ножек», считает директор Института социального анализа и прогнозирования Татьяна Малева: «Они вообще не будут ничего платить и останутся без пенсии. 13 млн абсолютно нищих людей – вы себе такую систему как представляете?» Если же они как-то участвуют в текущей системе, то делать для них отдельную – вопрос сугубо технический, продолжает она: «Можно сделать один карман, можно несколько».