Статья опубликована в № 4023 от 26.02.2016 под заголовком: Взять все и заложить

Минфин предлагает отправлять доходы от заложенного имущества в залог

Это повысит место России в рейтинге Doing Business, но еще сильнее затруднит кредитование

  • Елизавета Базанова,
  • Наталия Биянова

Доходы, полученные от заложенного имущества, должны автоматически попадать в залог – о необходимости таких поправок в Гражданский кодекс директор департамента финансовой политики Минфина Сергей Барсуков написал в РСПП (копия письма есть у «Ведомостей», представитель Минфина подтвердил его подлинность).

Норма должна повысить позиции России в рейтинге Doing Business – в разделе «Доступ к кредитам» Россия занимает 42-е место из 189 (рост на 19 позиций за год), объясняет Барсуков в письме. Одно из замечаний Всемирного банка (ВБ) требует установить необходимость кредиторам в договорах прописывать случаи, когда залог может распространяться на заложенное имущество, объясняет представитель Минфина. Представитель ВБ не смог объяснить суть этого замечания.

Официально предложение еще не обсуждается, сказал федеральный чиновник, но меру необходимо прописать четко, иначе компании просто откажутся закладывать акции или имущество. Зачем закладывать корову, если за ее молоко нельзя будет выручить деньги, говорит он. Идея прорабатывается, подтверждает представитель Минфина: предложения были направлены в банковские ассоциации, РСПП и ЦБ. Поправки будут разработаны, только если участники рынка и заинтересованные министерства одобрят идею, говорит он. Представитель ЦБ не ответил на запрос «Ведомостей», его коллеги из банковских ассоциаций не предоставили комментарии.

Кредитор с заемщиком и сейчас могут договариваться о том, что в залог будет отдаваться не только имущество, но и доходы от него. Банки редко прибегают к этой норме, говорят предправления «Абсолют банка» Андрей Дегтярев и руководитель юридического департамента «Ланта банка» Дмитрий Шевченко.

Правильнее распространить норму по умолчанию, если иное договором не предусмотрено, полагает юрист крупного банка, чтобы стороны сами решили, как прописать такой механизм в договоре. В нем можно определить, какой именно доход попадает в залог, а предложение Минфина может привести к абсурдным ситуациям, говорит арбитражный управляющий Евгений Семченко: если в залоге у банка кирпичный завод, то и кирпичи должны стать предметом залога. Если два цеха производят разную часть продукции, находясь в залоге в разных банках, как им делить доход от этого завода, спрашивает он.

Акции за кредит

В 2008 г. около 20–30% акций Владимира Потанина было заложено по кредиту в ВТБ, рассказывали «Ведомостям» собеседники, близкие к «Норникелю». В феврале 2016 г. Сбербанк объявил маржин-колл по кредиту Eurocement Филарета Гальчева, обеспеченному 6,12%-ным пакетом акций LafargeHolcim Ltd, сообщал Bloomberg.

Неясно, будет ли залог автоматически распространяться на любой доход компании, отвечает Барсукову вице-президент РСПП Александр Варварин (копия его письма есть у «Ведомостей»). А если в залог попало оборудование, непонятно, как выделить доход от его использования, продолжает он. Без предварительной оценки заложенного имущества нельзя одобрить сделку, указывает Варварин.

Другой вопрос – сможет ли кредитор получить деньги только при дефолте или будет получать дивиденды при «здоровом» заемщике в счет погашения долга, говорит Дегтярев.

Если в стоимости залога будут учитываться дивиденды или другие доходы от заложенного имущества, логично, что оценка залога должна быть выше, продолжает Дегтярев. Но ни банк, ни заемщик заранее не знают, какие у него будут доходы и как ими распорядятся акционеры – направят на дивиденды или на инвестиции, отмечает он. Замначальника отдела оценки и экспертизы залогового обеспечения Бинбанка Валентин Кислицин не видит сложностей в оценке – банки часто используют доходный подход при оценке стоимости залога.

Банки берут в залог как акции, так и имущество – недвижимое и движимое, а часто и то и другое, говорит Кислицин. Более популярное обеспечение – вексель, недвижимое имущество или товар в обороте, перечисляет начальник юридического департамента крупного банка.

Если залог распространится на доходы от заложенного имущества, то средства перечисляются на счет банка, объясняет партнер юрфирмы «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов. Стороны могут договориться, чтобы компания продолжала пользоваться заложенной выручкой или дивидендами, продолжает он. Но для контрагента возникает риск, если он возьмет средства, обремененные залогом, говорит Степанов. Чаще всего механизм касается дивидендов, отмечает юрист крупного банка: ни один банк не будет пытаться собрать средства от использования оборудования.

Если норму примут, у банков будет преимущество в переговорной позиции, предупреждает Степанов, это усилит и позицию кредитора в процедуре банкротства. Гораздо актуальнее для банковского рынка проблема взыскания долгов, а не расширение списка залогов, считает Дегтярев. Но даже если принять в залог доходы от такого имущества, на этапе взыскания маловероятно получить источник погашения задолженности, так же как и от товара в обороте, полагает Кислицин.

Само по себе улучшение позиций в рейтинге Doing Business не может быть самоцелью, говорит партнер Goltsblat BLP Олег Хохлов: большинство инвесторов при принятии решений об инвестициях смотрят не на положение в рейтинге, а на потенциальную доходность вложений.