Статья опубликована в № 4024 от 29.02.2016 под заголовком: Выход в рецессию

Сможет ли Лондон сохранить статус мирового финансового центра

Возможный выход Великобритании из ЕС приведет к падению фунта и оттоку инвесторов
  • Михаил Оверченко

Великобритания вступила в Европейский союз более 40 лет назад. Но 23 июня это решение может быть пересмотрено. В стране состоится референдум о выходе из состава ЕС. В случае положительного решения вероятность рецессии в Великобритании вырастет в три раза, показал опрос экономистов, проведенный в конце прошлой недели Bloomberg. Если месяц назад они оценивали риск возникновения рецессии в 13%, то Brexit (от английских слов «Британия» и «выход») увеличит его до 40%. В случае если большинство британцев ответят на всенародном голосовании «да», курс фунта уже через неделю после референдума может упасть до $1,35 – т. е. к уровню 1985 г., считают 29 из 34 экономистов. Само объявление референдума опустило фунт на прошлой неделе ниже $1,39 – это минимальная отметка с марта 2009 г.

«Возникшая неопределенность во многих областях приведет к вполне осязаемым последствиям, которые будут тормозить рост, – прокомментировал Bloomberg ситуацию Крис Хэйер, экономист Investec, ранее работавший в Банке Англии. – Очень вероятно, что мы увидим волатильность на финансовых рынках, возможно – ужесточение условий кредитования в Великобритании, пострадает настроение предпринимателей и домохозяйств, и все вместе эти факторы будут сдерживать развитие экономики».

Премьер страны Дэвид Кэмерон 20 февраля на саммите ЕС выторговал для своей страны несколько соглашений, позволяющих не вступать в более тесную интеграцию с блоком: например, право несколько лет не платить пособия мигрантам, недавно прибывшим на территорию союза, и право не вступать в еврозону. Эти договоренности, как надеется канцлер Германии Ангела Меркель, побудят Кэмерона «всем сердцем и душой» убеждать британский народ остаться в реформированном ЕС. Но, к примеру, мэр Лондона, консерватор Борис Джонсон решительно высказался за выход страны из ЕС, пойдя поперек «линии партии». На Даунинг-стрит, правда, это связали с желанием Джонсона стать следующим лидером консерваторов после Кэмерона. Тем не менее перевес противников так называемого Brexit над его сторонниками, по данным социологических опросов, не настолько значителен, чтобы точно предсказать тот или иной исход (см. врез). Экономисты подчеркивают, что одно только обсуждение выхода страны из ЕС негативно повлияло на ее экономику, и предсказывают мрачное будущее в случае реального выхода.

Финансисты – против

Руководители многих организаций из финансового сектора, на долю которого приходится 17% лондонской экономики объемом $650 млрд и около 10% британской, активно выступают против Brexit. Зарегистрированные в Великобритании банки опасаются, что они могут потерять возможность предлагать свои услуги во всех странах ЕС. Сейчас банк, зарегистрировавшись в одной из стран блока, может работать во всех других. Лондон, как финансовый центр, ждет «масштабная дезорганизация», поскольку Brexit развернет длившийся десятилетиями процесс по развитию банками международного бизнеса в британской столице и разбросает эти банки по Европе и другим странам мира, предупредил в интервью Financial Times (FT) гендиректор JPMorgan Chase Джейми Даймон. Если Великобритания покинет ЕС, его банк сократит масштаб лондонских операций и будет вынужден открывать подразделения на континенте, предупредил Даймон.

Букмекеры точнее опросов

Управляющие активами в попытке занять правильную позицию на рынке перед референдумом 23 июня ориентируются не столько на результаты опросов общественного мнения, сколько на ставки букмекеров. Последние намного лучше предсказывают итоги голосований по важным политическим вопросам, особенно когда сложно однозначно предсказать, кто победит, пишет The Wall Street Journal.
«Я в общем-то не смотрю на опросы. Главная оценка, на которую я обращаю внимание, – рынок, где на исход [референдума] ставятся реальные деньги», – объясняет Роджер Холлэм, директор по инвестициям на валютных рынках JPMorgan Asset Management. Опасения относительно выхода Великобритании из ЕС привели к падению курса фунта к доллару на прошлой неделе до семилетнего минимума $1,3879 (с начала года он опустился на 5%); по мнению многих аналитиков, если Brexit станет реальностью, фунт может подешеветь еще на 15–20%, упадут и акции многих компаний.
Хотя инвесторы, конечно, ориентируются не только на букмекеров, их общее отношение к соцопросам передает Бен Кумар, инвестиционный управляющий Seven Investment Management: «Кто-нибудь сегодня вообще доверяет опросам?» Например, по результатам опросов на всеобщих выборах в Великобритании в мае 2015 г. ни одна из партий не должна была набрать большинства, а правительство в итоге могли сформировать лейбористы и либерал-демократы. Однако в реальности консерваторы оказались безусловными лидерами. В США перед президентскими выборами 2012 г. Митт Ромни по некоторым опросам опережал Барака Обаму, но последний выиграл с заметным преимуществом. «Каждый раз, когда опросы и букмекеры прогнозировали разные результаты, правы оказывались последние», – говорит Лейтон Воган Уильямс, профессор финансов и экономики Nottingham Trent University и эксперт по прогнозированию на рынках.
Многие опросы в Великобритании сейчас показывают, что сторонники выхода из ЕС получат около 45%, а за статус-кво проголосует около 55%. Сводный результат опросов на сайте WhatUKthinks.org дает последним 54%. Однако в другом недавнем интернет-опросе сторонники Brexit лидировали со значительным отрывом. В Великобритании множество букмекерских контор и бирж, на которых можно делать ставки практически на любые события. Биржа Betfair приняла ставки на исход референдума уже на 1,4 млн фунтов ($2 млн); по ее данным, вероятность того, что Великобритания останется в ЕС, составляет 69%.

СвернутьПрочитать полный текст

Британский HSBC Holdings предупредил, что тоже в таком случае перенесет рабочие места на другую сторону Ла-Манша. Его примеру может последовать и ING Groep, заявил ее гендиректор Ральф Хэмерс. Значительная часть оборота на финансовых рынках перетечет в другие страны ЕС не сразу, но постепенно, опасается руководитель европейского подразделения Bank of America Merrill Lynch Алекс Уилмот-Ситуэлл. Goldman Sachs выделил $500 000 на кампанию против выхода из ЕС.

Многие страховщики опасаются потери части бизнеса, который перенаправится в другие мировые центры страхования, такие как Сингапур и Япония. Прежде всего это коснется морского страхования, где доля Лондона, по данным брокера Marsh, составляет треть от мирового рынка объемом $18 млрд. Около 40% этой доли приходится на трансграничное страхование в ЕС, что позволяет держать цены на низком уровне. Если же страховщикам придется открывать на континенте местные подразделения, расходы могут вырасти, предупреждает Маркус Бейкер, отвечающий в Marsh за глобальный бизнес по морскому страхованию.

Подобные предостережения звучали и раньше и оказались безосновательными, возражает Андрэ Вильнёв, бывший председатель совета директоров Лондонской международной биржи финансовых фьючерсов и опционов: «[В конце 1990-х гг.] говорили, что Сити умрет, потому что Великобритания не хочет входить в еврозону. Говорили, что отныне Франкфурт будет королем. Ничего этого не случилось». Правда, признает он, в данном случае Лондон может потерять часть торговли единой европейской валютой на рынке форекс, где он является безусловным мировым лидером. В 2015 г. суд ЕС заблокировал попытку Европейского центробанка запретить клиринг сделок с евро за пределами еврозоны. Не входи Великобритания в ЕС, надеяться на ее победу в этом судебном споре было бы бессмысленно, считает Вильнёв.

Но если крупные банки выступают против Brexit, то многие небольшие игроки – хедж-фонды и брокеры, работающие с британскими компаниями, – считают, что без общеевропейского регулирования, предъявляющего жесткие требования к финансовым институтам, бизнес в Сити и стране в целом расцветет еще сильнее, отмечает FT. «Вне ЕС мы сможем либерализовать нашу экономику, установить правила, которые подходят именно нам», – рассуждает исполнительный председатель совета директоров брокерской фирмы Shore Capital Group Говард Шор. Многие указывают на то, что Лондон в любом случае сохранит ряд своих преимуществ – британскую временную зону, английское право и высокое качество образования. «Невозможно воспроизвести тот набор профессиональных навыков, который есть в Лондоне», – убежден управляющий Woodford Investment Management Нил Вудфорд.

Однако многие из этих финансовых работников – граждане других государств ЕС. Они доминируют среди иностранцев в Лондоне во многом из-за простоты работы в разных странах общего рынка, указывает гендиректор финансовой компании The CityUK Крис Каммингз.

По данным Deloitte, Лондон играет большую роль в европейской экономике, чем Нью-Йорк – в североамериканской. В столице Великобритании расположено 40% штаб-квартир крупных корпораций, и там трудится вдвое больше высококвалифицированных работников, чем в Париже, его ближайшем конкуренте. Мэр Джонсон заявил неделю назад, что не считает, что выход из ЕС «несет хоть какую-то опасность» для финансовой индустрии Лондона с ее «огромной, просто огромной массой талантливых работников». «Я уверен, что венецианские банкиры [в XV в.] говорили то же самое. Айсберги начинают таять снизу, и мы можем пусть медленно, но лишиться этих преимуществ», – отвечает на это Каммингз (цитата по Bloomberg).

Участие с пользой

Великобритания вступила в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС, предшественник ЕС) в 1973 г. Многие экономисты считают, что плюсы и минусы ее членства в блоке не связаны с тем, сколько денег Лондон перечислил в бюджет ЕС и получил обратно или сколько рабочих мест было создано в результате возможности для британских компаний работать на едином рынке либо потеряно из-за более жесткой конкуренции. Главное – оценить то, как членство в ЕС изменило саму британскую экономику, ее конкурентоспособность и открытость для других рынков. «Силы конкуренции заставляют тысячи британских компаний улучшаться либо уходить, – цитирует FT профессора Стэнфордского университета Ника Блума. – Единый европейский рынок усилил конкуренцию и заставил британские фирмы повысить уровень инноваций».

В конце 1960 гг. Великобритания заметно отставала от других ведущих стран Европы. ВВП на душу населения был меньше, чем во Франции, в Западной Германии или Италии. С 1958, когда было создано ЕЭС, по 1973 г. этот показатель в трех последних странах вырос на 95%, тогда как в Великобритании – только на 50%. Но после вступления в ЕЭС она стала догонять партнеров, за прошедшие годы темпы роста ее ВВП на душу населения превышали показатели во Франции, в Германии и Италии, и в 2013 г. подушевой ВВП Великобритании впервые с 1965 г. превысил среднее значение в этих трех странах.

Экономисты называют несколько причин ускоренного роста Великобритании. Исследование Даниэля Вернаццы из UniCredit показывает, что торговля между Великобританией и другими странами ЕС после 1973 г. росла быстрее, чем между ней и странами Европейской ассоциации свободной торговли – организации, в которую до того входила Великобритания. Во многом это объясняется гармонизацией регулирования – одного из основополагающих факторов во всей политике ЕС. Единые правила зачастую более эффективны в стимулировании торговли, чем низкие пошлины, показывает Вернацца.

«По-настоящему большой проблемой Великобритании в 1960-е гг. была низкая конкурентоспособность. Основным фактором для ее повышения стала либерализация торговли. Она устранила слабые компании, улучшила качество управления в бизнесе и работу промышленности в большей степени, чем это сделала Маргарет Тэтчер», – указывает известный историк британской экономики Ник Крафтс из Уоррикского университета.

Данные, собранные Ребеккой Драйвер из консалтинговой фирмы Analytically Driven, устанавливают причинно-следственную связь между либерализацией торговли в период с 1973 г. и последующей специализацией в высокопроизводительных секторах, таких как финансы, высокотехнологическое производство, бизнес-услуги. По данным Драйвер, 11% британских компаний, работающих в сфере международной торговли, обеспечивают 60% повышения производительности труда в стране. «Эти компании предпочитают крупные географически сконцентрированные рынки с сильным единым регулированием. Для Великобритании это ЕС», – говорит она.

Плохо и еще хуже

На основе опроса ведущих экономистов эксперты FT разработали три сценария развития событий в случае решения Великобритании покинуть ЕС: «процветающая Британия», «проблемный переход», «разочаровывающее решение». Оптимистичный сценарий предполагает, что освобожденный от строгого регулирования британский бизнес восполнит возможные потери от сокращения сотрудничества со странами ЕС расширением связей с США, Индией, Китаем и т. д. При этом страна сэкономит 8 млрд евро на разнице между взносами в ЕС и обратными субсидиями Евросоюза. Правда, вероятность этого прогноза снижает тот факт, что в 2014 г. более половины британской торговли пришлось на страны ЕС. Главные риски при втором и третьем сценарии: замедление инвестиций из-за опасений ослабления фунта и снижение кредитования. И вдобавок потеря основных европейских рынков при невозможности расширить торговые отношения с другими партнерами.

Российские финансовые организации, «дочки» которых зарегистрированы в Лондоне, а также российские эмитенты, ценные бумаги которых торгуются на Лондонской бирже (LSE, их около 60), пока демонстрируют полное спокойствие. Никто из опрошенных «Ведомостями» компаний и аналитиков трагедии в возможном выходе Великобритании из ЕС не видит. «Лондон был финансовым центром Европы и до вхождения и создания ЕС. Не думаю, что что-то изменится», – считает представитель группы «Черкизово». «Выход из ЕС ни на что не повлияет, поскольку депозитарные расписки на акции покупают профессиональные институциональные инвесторы, им все равно, где площадка находится», – полагает собеседник «Ведомостей» в одной из металлургических компаний. Если Лондон и потеряет в значимости как европейская финансовая столица, это произойдет не быстро и будет зависеть от многих обстоятельств, а не только от членства в ЕС, поэтому пока делать прогнозы рано, считает гендиректор «Русагро» Максим Басов. Экономические эффекты, которыми может сопровождаться выход страны из ЕС, не должны влиять на российский бизнес, разве что его могут затронуть краткосрочные колебания рынка, вызванные желанием игроков сокращать риски в неопределенной ситуации, рассуждает председатель совета директоров «МДМ банка» Олег Вьюгин.

В подготовке статьи участвовали Мария Кунле, Виталий Петлевой