Статья опубликована в № 4159 от 13.09.2016 под заголовком: Станок Титова

2 трлн рублей предлагает потратить Столыпинский клуб ради роста экономики

Это путь в бюджетный кризис и экономический тупик, оценили эксперты
  • Александра Прокопенко,
  • Ольга Кувшинова
  • / Ведомости

Столыпинский клуб во главе с председателем «Партии роста» Борисом Титовым представит во вторник план неотложных мер по возобновлению роста экономики за счет бюджета, эмиссии ЦБ и населения. Это переходный этап к полномасштабным реформам, предусмотренным среднесрочной программой «Стратегия роста», уточняют авторы плана («Ведомости» ознакомились с ним). Сама стратегия будет готова только в декабре. Разработать ее в качестве альтернативы концепции ЦСР Алексея Кудрина в июле попросил президента его помощник Андрей Белоусов. Владимир Путин на письме написал «Согласен».

Эти меры не могут ждать декабря – экономика уже на дне, утверждает представитель Столыпинского клуба. Для роста экономике необходимы 1,92 трлн руб. денежной поддержки, 157 млрд налоговых льгот и экономия на энерготарифах. Координировать процесс восстановления должна «Администрация роста», ее надо создать и подчинить напрямую президенту: она будет заниматься стратегией (в отличие от правительства, управляющего текущим состоянием экономики).

Львиная доля поддержки – 1,4 трлн руб. – предназначена институтам развития: Фонду развития промышленности, Фонду развития моногородов, Корпорации МСП, а также фонду содействия сельскому хозяйству и агентству плохих долгов, которые надо создать. Еще 520 млрд руб. нужны на стимулирование спроса на отечественную продукцию.

Источник финансирования – средства населения: чтобы они не перетекали на валютный рынок, нужно выпустить ОФЗ на 1 трлн руб., номинировать их в рублях, а погашать по курсу рубля к евро. Бюджет должен поддерживать дефицит (о его размере еще идут дискуссии), а финансировать его внешними займами. Приемлемым столыпинцы считают госдолг в 15–40% ВВП.

Предоставить деньги предложено и ЦБ путем «кредитной эмиссии». ЦБ нужно снизить ключевую ставку до 7–8% к концу 2016 г., а если инфляция затормозится до 4% в 2017 г., то опустить ставку до 5–5,5%. ЦБ должен таргетировать только монетарную инфляцию, считают авторы доклада, немонетарной должно заниматься правительство. Предложено ограничить и полномочия ЦБ по надзору за банками – регулятор не должен отзывать лицензии банков, происходить это должно только через суд.

200-летний спор

В XVIII в. в России возникла проблема дефицита бюджета. «Обозначились две позиции, – утверждает историк А. Г. Мартынов. – А. П. Шувалов предлагал фактически неограниченную эмиссию ассигнаций, выдав их в виде кредита под 8% на 20 лет помещикам и городам. А. А. Вяземский, категорически возражая, указывал на то, что дворяне <...> деньги промотают и долгов традиционно платить не будут. Более того, переложат тяжесть процентов на крепостных». Созданная комиссия приняла аргументы Шувалова. Помещикам было рекомендовано «обратить нашу щедроту в сущую свою пользу, радея вящее о земледелии, об умножении произрастаний нужных к пропитанию и для торговли».
С 1769 по 1800 г. денежная масса в ассигнациях выросла с 2,5 млн до 213 млн руб. Это привело к обесцениванию бумажных денег. «Прилив денег бумажных, – писал Александр Радищев, – покроет все торговое обращение, земледелие и рукоделие будет томиться, и число монеты бумажной возрастет до того, что цена ее будет меньше, нежели лист бумаги, на нее употребляемый». Коммерсант-Деньги, 12.09.2016

Если начать оказывать экономике неотложную помощь в IV квартале 2016 г., то эффект скажется уже во второй половине 2017 г., обещают авторы предложений. В качестве эффекта они указывают собственно реализацию мероприятий на 1,7 трлн руб., а также рост номинального ВВП на 1,045 трлн руб. и доходов бюджета на 237 млрд руб. Благодаря неотложной помощи в 2017–2018 гг. можно добиться роста инвестиций на 6–7%, промышленности – на 3,5%, ВВП – на 2,5–3%, потребления – на 1,5%, возобновить рост реальных доходов населения и снизить инфляцию до 4–5,5%, полагают в Столыпинском клубе.

Столыпинцы предлагают дать новым и развивающимся производствам налоговые льготы на 100 млрд руб. Есть и предложения по снижению административной нагрузки на бизнес, ограничению проверок, декриминализации, повышению независимости судов, сокращению избыточных госфункций и числа надзирающих ведомств.

Смысл стимулирования номинального (а не реального) роста ВВП в программе не разъяснен, так же как и источники увеличения доходов бюджета в случае увеличения льгот. Пакет мер будет еще дорабатываться в течение месяца на межведомственной рабочей группе, а позже – представлен президенту, уверяет представитель Столыпинского клуба.

Даже в среднесрочной перспективе можно достичь и устойчивых темпов роста, и сбалансированного бюджета с низкой инфляцией, считает федеральный чиновник, но об этом нужно говорить, а пока дискуссия о росте ушла из правительства, задавленная идеей бюджетной консолидации. Экономическая политика последних семи лет определялась идеями бюджетного стимулирования: расходы росли, льготы раздавались направо и налево, а результат – кризис, спорит чиновник финансово-экономического блока: «Чтобы перейти к росту, нужна болезненная перестройка экономики, взмахом волшебной палочки не обойдемся».

Эта программа исходит из логики, что все проблемы в экономике связаны с нехваткой денег, констатирует Наталия Орлова из Альфа-банка, но проблема не в отсутствии дешевых денег, а в нехватке рентабельных проектов. Выполнение такой программы еще глубже загонит экономику в ловушку неэффективности, считает она: «это движение в бюджетный тупик и бюджетный кризис в перспективе».