Статья опубликована в № 4161 от 15.09.2016 под заголовком: Недоимка с Кипра

Налоговики впервые взыскали долг с находящегося за рубежом владельца банкрота

40 млн рублей им удалось получить от кипрской компании

Налоговикам впервые удалось напрямую взыскать долг с владельца обанкротившейся компании, который находится в другой стране – на Кипре. Сумма – 40 млн руб. - треть от того, что они получили от директоров и собственников банкротств за все первое полугодие.

В 2012 г. инспекторы выяснили, что ОАО «НПО «Антивирал» не платило налоги, а затем использовало банкротство, чтобы списать долги, рассказывает сотрудник налоговых органов. В предбанкротном состоянии компания вывела на Кипр 250 млн руб. (деньги и права требований), продолжает он. Недоимка составляла 39,5 млн руб. Налоговики пытались привлечь к субсидиарной ответственности двух директоров компании – Семенова С. И. и Горбунцова М. Ю., – а также ее основного владельца – кипрскую Saxos Management Ltd. Им удалось добиться этого в суде, но расплатиться по долгам решила сторонняя структура – кипрская Equiccto Ltd (см. врез), следует из судебных материалов. В противном случае директорам пришлось бы либо платить из своего кармана, либо столкнуться с угрозой личного банкротства или даже уголовной ответственности, поясняет партнер Deloitte Раиса Алексахина.

Деньги поступили в бюджет в конце августа, говорит сотрудник налоговых органов. В начале сентября Десятый арбитражный апелляционный суд требования налоговиков признал погашенными, а требования ФНС перешли к Equiccto Ltd.

Все бренды НПО «Антивирал» были переданы ООО «Анвилаб», следует из материалов суда. Представитель компании не ответил на запрос «Ведомостей», а ФНС – отказался от комментариев.

Деньги уплыли на остров

В 2014 г. НПО «Антивирал» (владело, например, брендами «Антигриппин, «Анвифен», «Гепагард») было признано банкротом и было введено конкурсное производство. Претензии налоговиков к компании возникли еще в 2012 г., но на третий день после вынесения акта проверки компания под видом дивидендов вывела на Кипр наиболее ликвидные активы на сумму более 240 млн руб., следует из материалов суда. К декабрю 2012 г. стоимость активов компании сократилась с 317,7 млн до 25 млн руб., а к концу 2013 г. у компании их вовсе не осталось, говорится в решении суда. Семенов и Горбунцов с обвинениями не согласились: был пропущен срок исковой давности, и никакого вреда их действия не причинили. После длительного разбирательства в нескольких инстанциях Десятый арбитражный апелляционный суд налоговиков поддержал.

Обычно субсидиарная ответственность невелика – от 1 млн до 3 млн руб., говорит юрист адвокатского бюро А2 Мария Сидорова, десятки миллионов – исключение из правил. Чтобы привлечь к субсидиарной ответственности, нужно доказать, что собственники и руководители компании умышленно довели ее до банкротства, объясняет советник «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Тугуши, доказать свою невиновность должен сам менеджер. Чаще кредиторы требуют этого на этапе конкурсного производства. По данным судебного департамента Верховного суда, за 2015 г. поступило 2596 таких жалоб – почти в каждом девятом конкурсном производстве. Число жалоб растет – в 2015 г. их было на 27% больше, чем в 2014 г.

Такая практика в пользу налоговиков – очень тревожный сигнал для недобросовестных компаний, предупреждает человек, близкий к одной из сторон конфликта. Это одно из приоритетных направлений, говорит сотрудник налоговых органов, в 70% дел у компаний нет активов: их руководители накапливают долги на компании, а потом бросают. Но если привлекать их к ответственности, ситуация изменится, надеется он.

Раньше субсидиарная ответственность была редкостью, теперь клиенты практически всегда рассматривают такую возможность, рассказывает Тугуши, практика – в пользу кредиторов. «Это реальный риск, – согласен арбитражный управляющий Евгений Семченко. – Еще пару лет назад приходилось объяснять, что это такое, теперь о субсидиарной ответственности знают все директора». При привлечении к субсидиарной ответственности сразу возникает риск ответственности уголовной, объясняет Семченко, а избавиться от таких долгов нельзя даже после личного банкротства. Единственный способ – дождаться, когда управляющий выставит эти долги на торги, и выкупить их, говорит Семченко. Правда, придется заплатить 13% налога с дисконта в цене, предупреждает он: как правило, такие долги выставляются на торги и продаются за небольшие деньги, за долги кипрских компаний платят еще меньше.

Привлечь к субсидиарной ответственности еще не значит получить деньги, говорит Семченко. Но угроза стимулирует топ-менеджмент принимать более ответственные решения, считает Алексахина. Это четкий сигнал для бизнеса, полагает она: никакие офшорные структуры не помогут избежать субсидиарной ответственности.

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)