Статья опубликована в № 4165 от 21.09.2016 под заголовком: 13% недостаточно

Возвращение к прогрессивной шкале подоходного налога несет риски

Администрировать его сложно, зарплаты могут уйти в тень, а пострадает средний класс

Избранный депутат Госдумы Сергей Нарышкин, выступая на радио «Комсомольская правда», предложил подумать об отказе от плоской шкалы НДФЛ. Возвращения прогрессивной шкалы НДФЛ не исключал и президент Владимир Путин в 2013 г. Первый вице-премьер Игорь Шувалов уверял, что такие изменения могут произойти после президентских выборов 2018 г.

НДФЛ с единой ставкой 13% введен в России в 2001 г. вместо прогрессивного налога (12–30%) в том числе для повышения сборов (см. врез).

Тема фактического повышения НДФЛ старая, говорит федеральный чиновник, но в последнее время ее обсуждение возобновилось – надо наполнять бюджет. Пока больше вопросов, признает чиновник финансово-экономического блока правительства. Возвращение к прогрессивной шкале – сложное решение для администрирования, предупреждает он. При прогрессивной шкале людям самим придется декларировать доходы, предупреждал председатель думского комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров (цитаты по «РИА Новости»): пока ни люди, ни ФНС не готовы к этому.

Самый простой вариант – обязать людей самим декларировать доходы, а в случае превышения порога в конце года выплачивать доначисленный доход, говорит федеральный чиновник. Но нагрузку можно переложить и на работодателей, продолжает он: сейчас компании ежегодно сдают отчетность по зарплатам всех сотрудников в электронной форме. Система может сама оценивать справки о зарплатах и в случае превышения порога направлять платежку с доначисленным налогом.

Дело не в ставке

Мнение, что плоская шкала позволила увеличить поступления доходов, – заблуждение, указывал руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. После снижения ставки в 2001 г. поступления действительно выросли – к 2006 г. почти в 35 раз, а к 2015 г. – более чем в 100 раз, но в начале 2000-х гг. был период быстрого восстановления после кризиса. До введения единой ставки в 15 раз ниже была средняя начисленная зарплата, по данным Росстата.

Сотрудникам все равно придется контролировать процесс, считает управляющий партнер юридической компании «Щекин и партнеры» Денис Щекин: например, если работодатель отчетность не сдавал, декларировать придется самому.

Проблемы могут возникнуть при сборе налогов с самозанятых людей, предупреждает бывший замминистра по налогам и сборам Дмитрий Черник, кроме того, у многих людей расходы гораздо выше официальных зарплат.

Еще один риск введения прогрессивной шкалы НДФЛ – уход в тень и искажение ситуации на рынке труда, указывал Минфин в материалах к совещанию у Шувалова. Компании могут вернуться к конвертам или, например, оформлять зарплаты на номинальных сотрудников, согласен Щекин.

Прогрессивная ставка не принесет и серьезных доходов в бюджет, предупреждает Александра Суслина из Экономической экспертной группы. Для существенного роста доходов регионов повышать НДФЛ надо на средний класс, продолжает она, но это основа роста экономики. А со временем средний класс может скатиться к бедным слоям, согласен федеральный чиновник: база доходов даже среднего класса не такая большая. Прогрессивная шкала НДФЛ приведет и к тому, что богатые регионы станут еще богаче, говорит Суслина. По данным Минфина, в 2015 г. на НДФЛ приходится почти 37% доходов регионов.

При увеличении ставки на 1 п. п. дополнительные доходы вырастут на 0,2–0,3% ВВП, сказал федеральный чиновник, расчетов по прогрессивной шкале никаких нет.

НДФЛ – один из самых вредных налогов для экономического роста, предупреждала ОЭСР в докладах по налоговой политике. Прогрессивная шкала – скорее социальное, а не экономическое решение, согласна Суслина. Альтернативное предложение – поднять единую ставку НДФЛ до 15–16% и ввести необлагаемый минимум, следует из предложений Минфина. По его оценкам, повышение ставки на 1 п. п. дает дополнительные 210 млрд руб.

До 2019 г. изменение НДФЛ маловероятно, уверен чиновник финансово-экономического блока: надо учесть не только бюджет, но и социально-политическую ситуацию.