Статья опубликована в № 4186 от 20.10.2016 под заголовком: Контролеры подешевеют

Медведев в очередной раз поручил реже проверять бизнес

Прежние ограничения контролеры уже научились обходить

Контрольно-надзорная деятельность недостаточно эффективна, коррумпирована и громоздка, заявил Медведев. Из-за неэффективности контроля потери бизнеса достигают 5% ВВП, добавил он. К 2018 г. они должны сократиться на 20%, а к 2024 г. – на 50%, поручил премьер.

Доля расходов на госуправление в бюджете неуклонно растет: по сравнению с 2012-м в 2015–2016 гг. – на 0,8–0,9%, оценивал ректор Высшей школы экономики (ВШЭ) Ярослав Кузьминов. И, несмотря на сокращение числа контролеров, расходы продолжают расти. Только на федеральном уровне работают 40 надзорных органов, заявил Медведев. На содержание каждого инспектора бюджет тратит около 70 000 руб., подсчитали эксперты ВШЭ. С 2011-го к 2014 г. расходы на них выросли примерно на 40%, указывают они, больше всего в регионах (траты на одного сотрудника достигают 120 000 руб.).

Но эффективность контролеров остается низкой – ежегодно они проверяют 3% подконтрольных компаний, лучшие – около 17%, указывают эксперты ВШЭ. Причина не в либеральном отношении к бизнесу – инспектор выбирает того, кого проще проверить, объясняют они, выявляет нарушения, которые проще найти. А риски реального вреда часто остаются незамеченными, заключают эксперты.

Для улучшения контроля к 2019 г. 95% контрольных органов должны перейти на риск-ориентированный подход, следует из проекта реформы системы госконтроля («Ведомости» ознакомились с основными тезисами). Пока такой подход ведомства вводят неохотно: в 2015 г. система управления рисками была только у 10 контролирующих органов, подсчитала ВШЭ, и использовалась в 15% проверок. Например, нет ее у Росприроднадзора, Ространснадзора, МВД и МЧС.

Вторая задача – сократить избыточные, устаревшие и противоречивые требования, заявил Медведев. 90% издержек бизнеса связаны с дублированием требований (около 2 млн), указывает представитель открытого правительства. Все обязательные требования нужно актуализировать и опубликовать, отмечает министр открытого правительства Михаил Абызов.

Сейчас система построена так, что каждый должен хоть что-то нарушить, говорит вице-президент «Опоры России» Владислав Корочкин, чтобы инспектор был заинтересован в ликвидации нарушений, нужно сократить поводы для штрафов. Например, до 2015 г. по закону о драгоценных металлах перевозить ювелирные изделия можно было только в сопровождении вооруженной охраны. Но производители до сих пор должны использовать охрану, если у посторонних есть доступ к украшениям. Это мешает интернет-торговле ювелирными изделиями. Некоторые требования так устарели, что выполнять их просто невозможно, указывает ВШЭ. Например, молочные заводы по инструкции санитарной обработки оборудования должны разбирать весь инвентарь и мыть его вручную. Но на современном импортном оборудовании мойка полностью автоматизирована. Сталкиваемся с претензиями, что разные продукты хранятся в одном помещении, рассказывает сотрудник международного производителя продуктов массового питания, но современное производство позволяет их хранить в вакуумной упаковке и нет никакой необходимости разделять. Таких устаревших требований, принятых еще до 1990 г., эксперты ВШЭ насчитали более 3000.

Также открытое правительство предлагает внедрять новые принципы проверок – профилактику нарушений, отказ от «палочной» системы контроля в пользу реального сокращения угрозы ущерба.

Все меры бизнес поддерживает, но большинство из них уже зафиксированы в дорожной карте по контрольно-надзорной деятельности, говорит вице-президент по корпоративным отношениям РСПП Александр Варварин, нужно вывести проект на более высокий уровень, чтобы ускорить принятие решений. За 2016 г. проект реформы госконтроля уже второй раз проходит согласование. В правительство он будет внесен ориентировочно в ноябре, говорит представитель Минэкономразвития.

Бизнес сейчас волнует большой перекос в сторону внеплановых проверок, рассказывает Варварин. По данным Минэкономразвития, за первое полугодие 2016 г. федеральные органы контроля провели 609 918 проверок, 332 045 из которых были внеплановыми, перекос в региональном контроле еще больше – внеплановых было в 3 раза больше (см. график). Научились инспектора избегать и согласования проверок с прокуратурой. Они заменяют проверки административными расследованиями, рассказывает Варварин.