Статья опубликована в № 4209 от 23.11.2016 под заголовком: Опасная девальвация

Минфин обсудит в 2018 году повышение НДС взамен на снижение страховых взносов

Мера ударит по потребителям и вряд ли стимулирует инвестиции
  • Елизавета Базанова,
  • Александра Прокопенко
  • / Ведомости

Снижение взносов в обмен на повышение НДС – к обсуждению этой меры Минфин может снова вернуться после 2018 г. Минфин предложит сокращать прямое налогообложение и увеличивать косвенное, заявил министр финансов Антон Силуанов. Речь идет о так называемой фискальной девальвации, объяснил замминистра финансов Илья Трунин (цитата по «Интерфаксу»). Идея была изложена в исследованиях Еврокомиссии, МВФ и ЕЦБ, это способ стимулировать чистый экспорт: снижение издержек на труд повышает конкурентоспособность экспортеров, которые не платят НДС, – нагрузка переносится на импортеров. «Мы будем предлагать это сделать в каждом новом бюджетном цикле», – обещал Трунин.

Идеи Минфина повысить НДС в обмен на снижение взносов обсуждались на совещаниях у первого зампреда правительства Игоря Шувалова еще в сентябре: Минфин предлагал снижать ставку взноса с нынешних 30 до 29% в 2017 г. и до 26% к 2019 г., ставку НДС повысить с 18 до 20%, а льготную ставку НДС – с 10 до 12%, а после 2019 г. увеличивать ее на 2 п. п. в год, пока она не достигнет нельготных 20%. Мера оценивалась в 1,2 трлн руб., в правительстве сочли ее плохо просчитанной и отвергли.

Ставки – вопрос отдельного обсуждения, уверяет чиновник Минфина, но весь мир движется к налогообложению потребления. В странах с высокой долей неформального сектора лучше использовать НДС вместо налогов на фонд оплаты труда, считает он. Из-за снижения ставки взноса такая мера может также снизить остроту проблемы бедности, объяснял другой федеральный чиновник.

Нагрузка на потребителей все равно вырастет, предупреждает Александра Суслина из Экономической экспертной группы: работодатели будут платить меньше страховых взносов, но нет гарантии, что сэкономленные деньги пойдут на повышение зарплат; а повышение НДС напрямую ударит по потребителям. ОЭСР рекомендует при повышении ставки НДС направлять часть дополнительных доходов на компенсации людям с низкими доходами – через пособия или налоговые кредиты. По данным Росстата, число бедных растет: с 15,5 млн в 2013 г. до 19,1 млн в 2015 г.

Сейчас взнос работодателей в Пенсионный фонд – 22% с зарплат до порога 796 000 руб. в год, сверх этого – 10%. В Фонд социального страхования – 2,9% до порога 670 000 руб. в год, в Фонд медицинского страхования – 5,1% со всей зарплаты, с 2019 г. ставка может вырасти до 5,9%. Если понижение ставки взноса будет сопровождаться отменой порога, как предлагал Минфин, нагрузка на работодателя даже вырастет, предупреждает чиновник финансово-экономического блока. Особенно она увеличится на секторы с наиболее квалифицированным трудом, говорит федеральный чиновник: даже при снижении ставки почти вдвое вырастут сборы с зарплат выше порога.

Бюджетная ситуация сложная, вряд ли правительство удержится от искушения либо повысить НДС больше, чем снизятся ставки прямых налогов, либо снизить взносы с выпрямлением шкалы ставок, опасается другой федеральный чиновник: для серьезного эффекта нужны и серьезные изменения ставок, а на это вряд ли пойдут. Повышение НДС крайне инфляционно: его рост на 1 п. п. разгонит инфляцию на 0,4–0,6 п. п., говорил эксперт, знакомый с ходом обсуждения предложений Минфина, а дополнительный 1 п. п. инфляции – это 120 млрд руб. дополнительных расходов бюджета. Снижение ставки без отмены порога, например до 29%, приведет к выпадению доходов внебюджетных фондов в размере 0,3% ВВП, оценивала Суслина. Мера ударит и по региональным бюджетам, предупреждает чиновник, – сократится налог на прибыль, а повышение НДС может ухудшить его собираемость.

Сейчас НДС – один из главных и стабильных источников дохода бюджета, за январь – октябрь 2016 г. поступления от него выросли на 8,6% к тому же периоду 2015 г.

Ставку взносов, чтобы пошли инвестиции, нужно понизить серьезно, согласен предправления крупной компании: повышение НДС придется закладывать в стоимость продукта, а это не всегда возможно. Пострадают отрасли, работающие на внутренний рынок, – ритейл, ЖКХ, предупреждает сопредседатель «Деловой России» Антон Данилов-Данильян.

Внутренний рынок не может стать драйвером роста, уверен директор НИФИ Владимир Назаров, нужны востребованные на мировом рынке отрасли, а маневр поддержит экспортеров. Но даже если налоговая нагрузка сократится, предприниматели не будут увеличивать инвестиции без предсказуемой налоговой политики и перспектив роста, опасается чиновник. Фискальная девальвация – серьезный экономический эксперимент, не факт, что его нужно проводить в кризис, заключает Суслина.