Статья опубликована в № 4213 от 29.11.2016 под заголовком: Законные деньги

На каких законах зарабатывают юристы

«Ведомости» опросили участников рынка

В кризис все юрфирмы похожи в своем несчастье, а вот счастливы по-своему, во всяком случае с большими отличиями. Рынок стагнирует вместе с экономикой и спрос гораздо меньше предложения, констатирует управляющий партнер «Линии права» Андрей Новаковский. В кризис одним из основных драйверов спроса стало государство, замечает председатель комитета партнеров «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Афанасьев. Оно генерирует спрос постоянным изменением законодательства и ужесточением практики его применения.

Чтобы оценить, как государство делает юристов более счастливыми или несчастными, «Ведомости» опросили ведущие юрфирмы: какие законы или тренды в практике больше всего сказались на их бизнесе.

Заработать в кризис

С 2009 г. юрфирмы живут в ситуации жесточайшей конкуренции – между собой, с возникающими на рынке стартапами и даже со своими клиентами: корпоративные юристы все больше работы делают сами и согласовывать бюджеты все сложнее. Демпинг – ключевое слово на рынке. Некоторые клиенты стали ориентироваться только на дешевизну услуг, замечает руководитель практики по разрешению споров в России и СНГ Norton Rose Fulbright Ярослав Климов. Демпингуют и стартапы, и крупные игроки, указывает партнер «Юста» Евгений Жилин.

Климов считает, что основная борьба разворачивается между международными (ILF) и крупными российскими юрфирмами. Российские получили некоторую девальвационную фору и часть клиентов, от которых из-за санкций ILF были вынуждены отказаться. Ответные санкции создали отличную почву для развития юридического бизнеса, отмечает партнер «Линии права» Дмитрий Чепуренко, настрой топ-менеджмента на российский продукт не мог не отразиться на выборе консультантов.

Но юристы по обе стороны баррикад в основном оценивают будущее консервативно или умеренно пессимистично. Негативно повлияет любое ухудшение экономической или геополитической ситуации (и даже сохранение статус-кво), осторожен управляющий партнер московского офиса Herbert Smith Freehills Алексей Рудяк. Хорошую прибыль получают либо фирмы, ведущие проекты повышенной сложности в премиальном ценовом сегменте, либо те, кто смог добиться лидерства по издержкам, эффективно выполняя на потоке стандартную работу, отмечает Афанасьев. «Сидим в окопе: <...> то, что делали за 2 руб., теперь делаем за рубль, но с не меньшим качеством и фанатизмом», – описывает ситуацию Андрей Корельский, управляющий партнер КИАП.

Стагнация влияет на все сферы бизнеса и юрфирмы ищут новые источники роста, развивают те практики, которые могли бы нивелировать отсутствие роста в других, отмечает управляющий партнер «Пепеляев групп» Сергей Пепеляев. Например, «Яковлев и партнеры» развивает нетипичное для крупных фирм направление – работу с малым бизнесом и населением. «Хочешь быть богатым – работай для бедных, – цитирует Генри Форда ее управляющий партнер Андрей Яковлев. – Успешность и стабильность фирмы определяется не столько ее выручкой, сколько клиентской базой».

Многие фирмы вкладывают в отраслевые практики. В развитии технологий видит возможности для Hogan Lovells ее управляющий партнер в России Оксана Балаян: фирма все больше консультирует по проектам, связанным с новыми технологиями.

Юристы стараются заработать на политике. Санкции и проблемы с финансированием создают спрос на соответствующие практики. Например, банковскую и финансовую, по реструктуризации задолженности, секьюритизации, финансированию под приобретение активов, отмечает управляющий партнер Goltsblat BLP Андрей Гольцблат. Еще одна ниша – проекты импортозамещения и локализации. Многие юрфирмы отмечают «кризисный» спрос на корпоративную практику: активы подешевели, и на их покупке клиенты рассчитывают заработать (см. статью на стр. В6).

Конфликт с Западом способствовал моде на Азию. Международные гиганты, такие как, например, Dentons и Hogan Lovells, рассчитывают на свои азиатские подразделения, российские – на работу с азиатскими клиентами в России. Однако такие сделки зачастую мотивированы политической конъюнктурой, чаще всего ограничены инвестициями в сырьевой сектор и в целом не могут свидетельствовать о формировании устойчивого интереса со стороны азиатских инвесторов, осторожен Рудяк.

Но фундаментом остаются традиционные практики: налоговая, корпоративная, антимонопольная и, конечно, судебная. Спрос на консалтинг сокращается, а на услуги, связанные с разрешением споров, – растет, уверен Яковлев. А чем активнее государство, тем больше работы у юристов. Учитывая нескончаемый поток изменений в Налоговом кодексе, у налоговых юристов много работы, много заказов у практики трудового права, отмечает Пепеляев. Растущий спрос на антимонопольную практику Гольцблат связывает с увеличением активности ФАС, вызванным в первую очередь кризисными явлениями в экономике и накопленным ФАС опытом.

Юридический рынок должен меняться, считает Балаян: стагнировать будут фирмы, которые продолжают работать так, как работали прежде: запрос от клиента, консультация, счет. Будущее за теми, кто развивает ноу-хау, быстро улавливает тенденции и с готовностью перепрофилируется, уверена партнер Debevoise & Plimpton LLP Алена Кучер, ее фирма делает ставку на специализацию: помимо обычных сделок все больше консультирует по узким вопросам.

Балаян призывает использовать возможности, предоставленные технологиями: например, искусственный юридический интеллект, автоматизированную систему предварительного расчета расходов на судебное дело, управление проектом совместно с клиентом в режиме онлайн. У ее фирмы есть отдельное подразделение, аналог центра R&D, которое занимается такими разработками. Clifford Chance уже несколько лет занимается разработкой инновационных продуктов, рассказывает управляющий партнер московского офиса Виктория Борткевича, есть ряд лицензионных программ, например для проведения due diligence, их разработка ведется в том числе в Innovation Lab, открытой на базе Clifford Chance в Амстердаме. А Dentons уже сама превратилась в венчурного инвестора.

Опасные правила

«Ведомости» попросили юристов привести примеры наиболее вредных для бизнеса законов, законопроектов и трендов в правоприменении.
Алена Кучер
партнер Debevoise & Plimpton LLP
Законопроект, разрешающий доступ к сведениям из ЕГРП только государственным или судебным органам, фактически уничтожает сам институт ЕГРП. Его смысл – в публичности и доступности для всех участников рынка, для этого он и создавался.
Артем Мойсеенко
директор PwC Legal

Законопроект, распространяющий требования о репатриации валюты на договоры займа. Это существенно ограничит возможности внутригруппового финансирования и структурирования денежных потоков в целом.
Алексей Никифоров
директор юридического департамента «Сибура»

Новые обязанности для компаний, касающиеся охраны окружающей среды, например об уплате экологического сбора, ужесточение требований по водоотведению, которые накладывают на бизнес существенные расходы при низком уровне и неопределенности нормативных регламентов.
Андрей Корельский
управляющий партнер КИАП

Ужесточение закона о торговле, обязанность операторов связи хранить до полугода все переговоры пользователя, включая интернет-трафик, возврат полномочий следователям возбуждать без серьезных препятствий налоговые дела.
Дмитрий Чепуренко
партнер «Линии права»

Поправки в закон о КС, позволяющие не исполнять решения межгосударственных органов по защите прав и свобод человека.
Оксана Балаян
управляющий партнер Hogan Lovells в России

Обязанность частных клиентов отчитываться по движению средств на иностранных счетах. И компаний – устанавливать своих бенефициарных владельцев и хранить данные о них.
Артем Кукин
партнер «Инфралекса»

Право банков инициировать дела о банкротстве должников без судебного решения о взыскании долга.
Требование ко всем юрлицам знать своих бенефициарных владельцев и раскрывать о них информацию.

СвернутьПрочитать полный текст

Закон в помощь

Чем больше изменений, тем больше работы у юристов, соглашается в опросе с таким утверждением управляющий партнер «Щекин и партнеры» Денис Щекин. Есть изменения, которые прямо создают работу для консультантов, признает Балаян: например, ограничение иностранной доли в российских медийных активах вынудило иностранцев реструктурировать бизнес, а это непосредственная работа M&A, сейчас обсуждаются ограничения для онлайн-кинотеатров и интернет-ресурсов. Новое направление создал закон о персональных данных, указывает старший партнер CMS Леонид Зубарев.

Но законодательные изменения – деофшоризация, санкции и контрсанкции, снятие санкций с Ирана и даже изменения Гражданского кодекса и законодательства о ГЧП – чаще всего ненадолго влияют на объем работы, отмечает Рудяк, скорее влияют фундаментальные экономические факторы. Большая доля дополнительной работы, вызванной изменениями в законодательство, ложится на плечи юридических отделов, а революционные изменения встречаются не так часто, говорит Балаян.

В целом опрошенные юристы называют несколько «революционных изменений» законов и практики их применения, которые оказали серьезное влияние на их рынок: пробюджетная позиция судов, деофшоризация, изменение процедур банкротства, расчет налога на имущество по кадастровой стоимости, ликвидация Высшего арбитражного суда (ВАС), изменения в Гражданский кодекс – на эти тренды указало большинство опрошенных.

Заработать юристы спешат на законе о банкротстве населения – практически все опрошенные указали на эти проекты. На рынке еще не определились лидеры в этой практике, поэтому граждане руководствуются общими рейтингами консультантов, отмечает Чепуренко.

Настоящим подарком для юрфирм стала деофшоризация. Некоторые консультанты отмечали взрывной рост этих заказов: завершалась амнистия, весной были подписаны последние документы по внедрению автоматического обмена налоговой информацией, что резко повысило эффективность закона о контролируемых иностранных компаниях (см. статью на стр. В5). Но эта работа временная. Постепенно все начинает входить в прежнее русло, поскольку большинство клиентов уже переварили эти нововведения и определили стратегию, считает руководитель налоговой практики «Линии права» Лидия Чарикова.

Топ-5 изменений

Ответы юрфирм о повлиявших на их работу изменениях в законодательстве или практике его применения во многом зависели от их специфики – у одних, например, крен в судебную практику, у других – в работу с корпоративными сделками. Но на некоторые изменения указали большинство юрфирм. Лидерами стали деофшоризация, а также поправки в ГК по M&A (влияние последних зависит от ситуации в секторе M&A). Остальные изменения набрали примерно равное число голосов.

Деофшоризация
Поправки в ГК по M&A
Изменение законодательства о конкуренции и активность ФАС
Изменение законодательства о банкротстве и введение банкротства граждан
Пробюджетная политика судов и активность силовиков

Юристы ждут много работы с налогом на имущество. Много будет споров о кадастровой стоимости, замечает партнер «Юста» Александр Боломатов. Государство пошло по пути увеличения налогового бремени на недвижимость, рассуждает Яковлев.

Юристы единодушны в оценке судебной системы. Отстоять позицию, идущую вразрез с политикой государственного органа или организации, становится иногда труднодостижимой задачей, отмечает Чепуренко. Но работы в связи с этим в краткосрочной перспективе прибавится. Позиции Верховного суда менее предсказуемы, чем Высшего арбитражного, объясняет Чепуренко, все больше клиентов не могут справиться с проблемами сами и обращаются к консультантам и все больше хотят сломать старую практику ВАС. «Безусловно, к ликвидации ВАС можно относиться по-разному, однако то, что это событие увеличило количество клиентов, нельзя не отметить», – резюмирует он.

Резкие оценки дают юристы ситуации с налоговыми делами. Ликвидация ВАС привела к разрушению правосудия по налоговым делам, категоричен Щекин. «Доверие к правосудию, которое было наработано в арбитражных судах более чем за десятилетие, уменьшается», – комментирует партнер налоговой практики Goltsblat BLP Евгений Тимофеев: как правило, речь идет уже не о снятии незаконных претензий, а об их снижении на досудебной стадии и о защите менеджеров от уголовного преследования. Практика влияет и на прошлые отношения, отмечает старший юрист практики разрешения споров PwC Legal Мария Михайлова: решения судов приводят к огромным доначислениям за прошлые периоды. Перед налоговыми органами поставлена задача пополнить бюджет любыми средствами и суды с пониманием относятся к этой задаче, очень часто любое сомнение толкуется в пользу налогового органа, описывает ситуацию партнер Clifford Chance Александр Аничкин. Созданная в КИАП практика за два года стала лидером в фирме по объему работы.

Суду удается достигать определенного баланса интересов государства и бизнеса, считает замруководителя ФНС Сергей Аракелов, и говорить, что сегодня судами вырабатываются новые подходы, неправильно. Положительная динамика в пользу бюджета – тенденция не одного года, продолжает он, а с внедрением досудебного урегулирования споров ФНС стала сама отменять необоснованные решения налоговых органов – до судов доходят споры с достаточной доказательственной базой. В результате число споров только за последний год сократилось в три раза, а эффективность судебно-правовой работы выросла, резюмирует Аракелов.

Борьба с офшорами и однодневками фактически привела к презумпции вины предпринимателя за действия контрагентов, замечает партнер уголовно-правовой практики «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Виктория Бурковская, прежде всего это возбуждение уголовных дел на основании актов налоговых органов. Рост уголовной практики обеспечивают силовики всех мастей, отмечает Корельский. В кризисные периоды государство старается усилить контроль за действиями бизнеса, это проявляется и в использовании ресурса правоохранительных органов, говорится в ответах Гольцблата: «Количество доследственных проверок и возбужденных уголовных дел существенно выросло. Участились случаи использования уголовного законодательства в качестве инструмента для разрешения гражданско-правовых споров».

Стабильность дороже проблем

Большинство анекдотов про юристов – это шутки про то, как они зарабатывают на бедах клиентов и стараются затянуть дорогой процесс, чтобы как можно больше поколений юридических династий на нем заработало. Сами юристы с такими обвинениями не согласны и утверждают, что предпочитают зарабатывать на счастье, а не на несчастье клиентов. Стабилизация законодательства позволит нам лучше структурировать проекты, находить интересные решения для клиентов, полагаясь на то, что правила игры не сразу изменятся, настаивает Балаян.

Сейчас многие услуги – «похоронного типа», например банкротство, ликвидация компаний, уголовные дела, замечает Корельский, внешний юрист, как правило, оказывает их последний раз и новую работу клиент уже вряд ли даст. Непонимание бизнесом текущих правовых реалий из-за частых изменений законодательства чревато уходом бизнеса в тень, а международных компаний – с российского рынка, указывает Пепеляев. Клиенты теряют терпение и деньги, а консультанты – клиентов и деньги, согласен Зубарев: «Так что, как писал Жванецкий и говорил Райкин, пусть будет всё, но пусть чего-то не хватает!»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать